(navigation image)
Home American Libraries | Canadian Libraries | Universal Library | Community Texts | Project Gutenberg | Biodiversity Heritage Library | Children's Library | Additional Collections
Search: Advanced Search
Anonymous User (login or join us)
Upload
See other formats

Full text of "Rodimyi krai [serial]"


ймый Кш 




'И 04 



ОГЛАВЛЕНИЕ 

И. Сагацкий — «У лимана ». 

А. Падалкин — « К 100-летию рождения Донского Атамана ген. 

А. П. Богаевского » (окончание). 
А.П. Богаевский — «С забайкальцами в 1917 году» (прод.). 
М. Бугураев — « Поход к восставшим ». 

Полк. Ф.И. Елисеев — « Трагедия Кубанской армии » (оконч.). 
В. А. Клименко — « Скаутизм на Дону ». 
П. А. Фадеев — «О происхождении яицких казаков ». 
В. С. Мыльников — « Из прошлого ». 
П. Хоменко — « Слава Богу, что мы казаки ». 
А. Долгополое — « Алтайское Казачье Войско ». 
А. Падалкин и Т.К. Шпынев — « Донские пушкари-самородки ». 
А. И. Потопов — « Уральские казаки не реке Суре ». 
А. Беренс. — «Ноябрь 1921 года». 
Е. Якименко — « Былое ». 
Из казачьей жизни за рубежом. 
Н. Разведенков — « Николаю Туроверову ». 
Ушедшие. 
От редакции « Род. Края ». 



РОДИМЫЙ ИРАН 



Орган общеказачьей мысли. 
Издатель: Донское Войсковое Объединение. 

.\88ос|а11оп <1е;^ Со^^а^иег- г|1| 1)оп 
Агг аи .М1п1Я1е <!<■ Г1п1. ^.() ТО 1455 

20-ЫЙ год издания 

РАУ5 МАТА1 № 104 аАКУ1ЕК— ГЕУКШН 1973 

№104 Январь — Февраль 1973 г. — 6 фр 

РагаИ; 1;ои5 1е8 2 то15. В1гес1;еиг: Водаеьвку. 



Редакционная Коллегия : С. Ш. Балданов, Б. 

А. Богаевский, В. М. Кузнецов, К. С. Мащен- 

ко, А. П. Падалкин, Н. И. Зимин, П. А. 

Фадеев. 

Адрес редакции: 

В. ВОСАЕУЗКУ 

230, Ау. йе 1а В1у151оп-Ьес1егс 
95160 — Моп1;тогепсу 
Ггапсе 



У ЛИМАНА. 



Плачет чибис где-то у лимана 
В приазовской родственной глуши, 
В легкой дымке летнего тумана 
Чутко спят густые камыши. 

В ковыле туи1канчик не резвится. 
Над норой застыли байбаки : 
Словно степь не может примириться, 
Что ушли куда-то казаки... 



— Так ушли, что больше не вернутся, 
Но не верит степь и ждет года, 

— Ведь, когда то вести донесутся, 
Что изжита русская беда ! ... 

Значить, надо нам и нашим внукам 
Верить в степь и в Божью Благодать, 
И. внимая сердца тихим звукам, 
Неотступно — твердо чуда ждать. 



Франция- 



Иван Сагацкий 



К 100-ЛЕТИЮ РОЖДЕНИЯ ДОНСКОГО АТАМАНА ГЕНЕРАЛА А. П. БОГАЕВСКОГО 

(Продолжение №103) 



В Константинополе Африкан Петрович 
заботится о расселении казаков заграницей; 
для защиты их интересов им были назна- 
чены представители в Болгарию, Югосла- 
вию, Румынию, Грецию, где сосредоточились 
значительные группы донцов. В Константи- 
нополе же, по его инииативе, был создан 
Объединенный Совет Дона, Кубани и Тере- 
ка, в который несколько позже был при- 
влечен и Астраханский Войсковой Атаман. 
Этим Советом, на котором А. П. почти все- 
гда председательствовал, для защиты каз. 
интересов был заключен своего рода дого- 
вор с Главнокомандующим Русской Арми- 
ей ген. Врангелем. Неоднократно А. П. по- 
сещал места расселения донцов в Турции, 
также как и остров Лемнос. Когда француз- 



ское командование сократило пайки в каз. 
лагерях, распоряжением А. П., из войско- 
вых средств командиру Дон. Корпуса вы- 
давались значительные суммы для улуч- 
шения питания казаков. По его же ходатай- 
ству, Центральный Объединенный Комитет 
Русских Гуманитарных Организаций орга- 
низовал на Лемносе свои питательные пун- 
кты для той же цели. Американский Крас- 
ный Крест оказыва.п всестороннюю помощь, 
бы.пи открыты ряд курсов разных ремесл, 
школа для детей, курсы французского язы- 
ка. На Лемносе А. П. посетил не только дон. 
части, но побывал и у кубанцев и казаков 
других Войск, и надо было видеть с какой 
радостью там его встречали, для всех он 
находил ласковое слово. Распоряжением А. 



— 1 — 



п. еще в Константинополе была издана 
брошюра « Отчет о деятельности Дон. пра- 
вительства за границей» — все было откры- 
то, не было ничего утаено. На местах рас- 
селения беженцев донцов создавались раз- 
ного рода кооперативные артели, которые 
снабжались материальными средствами из 
Дсн. Войсковой Казны. Из Константинопо- 
ля А. П. посетил г. Месемврию в Болгарии, 
где находились члены Дон. В. Круга, среди 
которых начинался раскол; приезд А. П. не- 
сколько их примирил. В Болгарии же, на 
Шипке, был создан первый Донской казачий 
инвалидный дом, и первые средства для это- 
го были отпущены А. П. из Войсковй Каз- 
ны. В других странах, где находились ка- 
заки : Болгарии, Греции, Югославии, Румы- 
нии были организованы Донские Кассы 
взаимопомощи, первые средства для этого 
были отпущены А. П. из Дон. Войск. Каз- 
ны, его же распорягкением были организо- 
ваны местные хутора и станицы, при них 
разного рода курсы — все этс' при матери- 
альной помощи Донской Казны. Для учени- 
ков были созданы общежития с бесплатным 
питанием, библиотеки. Организовывая все 
это, А. П. преследовал цель, не только об- 
легчить существование казаков за границей, 
путем изучения какого нибудь ремесла, но 
и для того, чтобы эти знания могли бы при- 
годиться и по возвращении на Дон. Особой 
его заботой была учащаяся молодежь. Его 
распоряжением в Югославии был восстанов- 
лен Донской Женский Институт и создан 
2-ой Донской Кадетский Корпус. Казачата 
школьного возраста его хлопотами, при по- 
мощи Всероссийского Земского Союза и Со- 
юза Городов были приняты в Константино- 
польскую, Софийскую, Варненскую, Шумен- 
скую и др. школы и гимназии. Тем, кто 
имел уже среднее образование или незакон- 
ченное высшее, оказывалось содействие и 
материальная помощь, для поступления в 
высшие учебные заведения в Болгарии, Юго- 
славии, Чехии, Франции. Эти его за- 
боты продолжались до самой его смерти : 
последним получившим по ходатайству А. П. 
стипендию от Комитета Помощи Русским 
студентам, был донец Алеша Понамарев, по- 
лучивший ее за три дня до кончины А. П. 
По его распоряжению, в Болгарии, на вой- 
сковые средства, стала издаваться газета 
« Казачье слово », замененная позже жур- 
налом « Казачьи думы », для того, чтобы ка- 
заки получали бы информацию из первых 
рук. Пока беженская масса еще не « утряс- 
лась » все время находясь в двия^ении с ме- 



ста на место, для руководства ею и для ее 
учета А. П., по соглашению с членами Дон. 
п-ва, назначил заведующего беженским от- 
делом и распорядился организовать « Коми- 
тет Казачьей помощи » с центром в Софии. 
Во время пребывания в Турции и поезд- 
ки в Болгарию, А. П. посетил в этих двух 
странах поселения казаков-некрасовцев, ко- 
торые приняли его- соответственно его по- 
ложению Донского Атамана. В беседах с не- 
красовцами, А. П. напомнил им их историю, 
рассказал о дальнейшей истории Дона. Че- 
рез меня, позже, некрасовцам, в Болгарии 
были посланы книги, изданные Донской Ис- 
торической Комиссией; в ответ некрасов- 
цы обещали передать в Донской Музей, на- 
ходившийся в Праге, их исторические релик- 
вии, но выполнить им этого не удалось. 

С переездом в Болгарию, для ознакомле- 
ния с гкизнью казаков на местах, их нуж;- 
дами, их настроениями, он дважды объехал 
все места каз. расселения, как беженцев, так 
и находившиеся в Болгарии донские воин- 
ские части. Для разрешения разных поли- 
тических вопросов, касающихся Донского 
Войска, посетил он еще раз и членов В. Кру- 
га в Месемврии. И всюду своими отечески- 
ми беседами поддерживал у казаков мораль, 
призывал не подвергаться влиянию как 
справа, так и слева. Тогда же он созвал в г. 
Пловдиве, в Болгарии, Донской Казачий 
Съезд для разрешения вопросов о каз. нуж- 
дах, определения влияния пропаганды раз- 
ных политических группировок, особенно 
создавшихся к этому времени, « Лиги воз- 
рождения казачества », проповедовавшую 
независимость Дона и « Сельско-Хозяйствен- 
ного Каз. Союза», который постепенно «тя- 
нул » к примирению с большевиками. Съезд 
почти единогласно одобрил деятельность А. 
П., как Донского Атамана. 

Когда в Болгарии организовался « Союз 
Возвращения на Родину », который лживы- 
ми обещаниями заманивал казаков в СССР, 
А. П. немед.пенно поставил вопрос в Объе- 
диненном Совете Дона, Кубани и Терпка о 
необходимости борьбы с ним, и А. П., была 
возложена на заведующего Беженским От- 
делом эта работа. Однако, все время он сле- 
дил за результатами, требовал отчетов с мест, 
рекомендовал для этой цели подходящих по 
его мнению лиц. 

С переездом в Югославию, его- распоряже- 
нием была создана Донская Историческая 
Комиссия, для издательства печатных ма- 
териалов по истории Дона, особенно по исто- 
рии борьбы с большевиками. Ею были из- 



— 2 



даны три тома «Донской летописи», «Ка- 
заки в Чаталже и на Лемнссе », и труд по 
общей истории Дона « Россия и Дон ». И в 
Югославии А. П. лично посетил для озна- 
комления с жизнью казаков все донские ор- 
ганизации, учебные заведения, воинские 
части. Своими беседами с казаками он вно- 
сил в них бодрость, всюду его встречали 



ты. По инициативе А. П., Атаманы Донского, 
Кубанского и Терского Войск в день рожде- 
ния наследника СХС преподнесли ему ста- 
[гинную казачью шашку. 

Где бы и когда бы ни бывал А. П., он ни- 
когда не проповедовал о « весенних похо- 
дах », а всегда рекомендовал казакам не « си- 
деть на чемоданах», а устраиваться крепко 




1923 год. Белград. Подношение старинной 
казачьей шашки наследнику Сербского пре- 
стола Петру казачьими Атаманами : слева 
направо — Кубанский Атаман ген. Науменко, 
Донской Атаман ген. Богаевскш!, Терский 
Атаман ген. Вдовенко. 



как отца родного. В Белграде он, посетил 
короля Александра, как Донской Атаман и 
как бывший его преподаватель, в бытность 
его престолонаследником. Король принял его 
очень милостиво, обещал позаботиться о 
казаках и свое слово сдержал. Тогда гке об- 
суждался с ним вопрос о возможности посе- 
ления всех казаков единой группой на Кос- 
совом поле в Югославии. Не без влияния А. 
П. Гвардейская каз. бригада была устроена 
в Югославии на пограничную службу, — 
Донский технический полк на военные рабо- 



и надолго « когда будет нужно — вас позо- 
вут » — говорил он. Никогда не внушал ка- 
закам каких нибудь политических идей, а 
всгда говорил, что у казаков есть свои Ос- 
новные Законы, которые имеют силу вплоть 
до падения советской власти. А после ее свер- 
жения, если все население бывшей Россий- 
ской импер7'1и восстановит монархию, « ве- 
роятно присоединятся к этому и казаки, а бу- 
дет республика — они не будут против нее ». 
Он не раз говорил : < Я свитский генерал, не 
раз был обласкан Государем, но Государь от- 



— 3 



казался от престола, также, как и назна- 
ченный им Вел. Князь Михаим, отказавший- 
ся в пользу народа. Поэтому то и нуя'но 
ждать « воли народа ». Полное отделение 
казаков от России считал вредным, считая 
что самостоятельное их существование им 
не по силам, да и ни одна российская власть, 
какая бы она ни бы.ла не потерпит такого от- 
деления. 

По переезде во Франции А. П., по соглаше- 
нию с Атаманами других Войск, во всех офи- 
циальных учреждениях, действует от их име- 
ни для зашиты каз. интересов, содействию 
казакам в переезде во Франицию и т. д. По 
его распоряжению, бы.л создан Казачий Со- 
юз,, объединивший не только каз. орга- 
низации во Франции, но и разбросанные по 
всему миру. В него вошло более 200 каз. ор- 
ганизации и не только донских, но и других 
Войск, и не мало казаков « одиночек », не 
входивших в срган'оацию. Техническое ру- 
ководство Союза было возложено на его 
правление, но во главе его стоял Донской Ата- 
ман А. П. Богаевский. Когда же позже в 
1933-34 гг. была попытка создать новый Со- 
юз, без возглавления его А. П., то из этого ни- 
чего не вышло. 

Позднее А. П. организовал в интересах ка- 
заков приживавших во Франции и для бо.пь- 
и1его веса своих выступлений и хлопот от 
их имени перед франпузскими в.дастями — 
— « Союз Казаков - Комбатантов », им воз- 
главлямый. С этой же целью защиты каз. 
интересов, он воше.п в состав « Русского Эми- 
грантского Комитета * во' Франции, в кото- 
ром пользовался большим уважением и где 
к его голосу прислушивались и с ним счита- 
лись, как с главой Донского Войска. Кроме 
того А. П. входил в целый ряд. русских орга- 
низаций : « Комитетом помощи студентам », 
благодаря ему было оказано не мало помощи 
казакам-студентам, « Совете при русском 
православном соборе на рю Дарю », « Попе- 
чительных Советах » русского кадетского 
корпуса в Версале, и русской гимназии в Па- 
риже и интерната для мальчиков в париж;- 
ском предместий. Тогда же он помог быв- 
шему преподавателю Закона Божьего в Дон. 
Кадет. Корпусе отцу Димитрию Троицкому 
в устойстве в 15 арандисмане Пари?ка цер- 
кви Преподобного Серафима Саровского, где 
был члерюм церковного совета. 

Африкан Петрович был почетным предсе- 
дателем « Кружка Казаков - Литераторов » и 
« Объединения бывших воспитанников Дон. 
Кадетского Корпуса », почетным членом 
« Союза Георгиевских кавалеров », Объеди- 



нения офицеров Генера.яьного Штаба », 
« Объединения бывших воспитанников Ни- 
колаевского Кав. Училища л. « Союза Дон- 
ских дворян >, почетным казакам ряда за- 
рубежных каз. станиц и хуторов и входил в 
ряд других обще-русских и каз. организа- 
ций. 

Когда в среде русской эмиграции встал во- 
прос о созыве « Зарубежного Съезда » для 
провозглашения главы Российского импера- 
торского Дома, А. П., по соглашению с Ата- 
манами других Вс'йск, заявил, что это преро- 
гатива всего русского народа, а что Съезд 
может себе лишь ставить задачу объедине- 
ния эмиграции для борьбы с советской вла- 
стью, и от участия в Съезде отказался. 

Позже по этому поводу он писал от имени 
Объединенного Совета Д. К. и Т. по пору- 
чению всех его членов, что« казачество, не- 
смотря ни на что, должно существовать » и 
что напрасно некоторые казаки « разбре- 
,лись », по разным общероссийским партиям 
и что « у казака в настоящее время должна 
быть одна партия — казачья », мы должны 
объединиться и крепко сплотиться », « ка- 
зачество еще не сказало своего последнего 
слова... » Эти его слова актуальны и в на- 
стоящее время. 

Находясь во Франции, А. П. был предста- 
вителем О. С. Д. К. и Т. и выступал от его 
имени. 

В 1932г., по соглашению с Войсковыми 
Атаманами других Войск, А. П. создал в Па- 
риже при себе совещательный орган под име- 
нем « Казачьего Совета », в который вошли 
представители не только Юго-Восточного 
казачества, но и представители Уральского, 
Оренбургского !1 некоторых других сибирских 
и дальне-восточных Войск. Еще до этого он 
установил связь с Дально-Восточным Каза- 
чьим Союзом и с отдельными Войсковыми 
Атаманами Азиатских Войск, многие из кото- 
рых передали ему их представительство на 
западе Европы. Таким образом А. П. Являл- 
ся как бы главой всех каз. Войск в защите 
их интересов в Европе. 

И в Обще-Воинском Союзе, и многих дру- 
гих общерусских организациях, с ним счита- 
лись и к его голосу прислушивались — ка- 
зачье знамя он держал высоко. 

Когда во Франции создалась организация 
« Борьба за Россию », которая пыталась ак- 
тивно работать против большевиков на месте 
в России, А. П. принял в ней участие и на- 
стоял на том, чтобы посылалась бы также 
в Россию .питература специально для каза- 
ков, написанная казаками же. 



Дабы напомнить Франции о казаках, еже- 
годно им организовывалась торжественная 
церемония; возложение венков на могилу не- 
известного солдата в Париже. Казаки, у ко- 
торых сохранилась форма являлись в ней, 
сам А. П. бывал в форме генерала Л. Гв. 
Атаманского полка. 

В 30-ых годах по инциативе А. П. и его 
покровительством в центре Парижа была 
организована Обще-Казачья выставка рабо- 
ты казаков-кустарей, художников, разных 
ремесленников (керамика, выясигание по 
дереву, мебель, вышивки и т. д.), каз. лите- 
ратуры и старины, для того, чтобы ознако- 
мить как французов так и многих русских 
с казаками. Выставку посетили тысячи рус- 
ских парижан, много французов и иностран- 
цев. Французская печать отозвалась о ней с 
большой теплотой, на нее особенно большое 
впечатление произвело то, что казаки, не- 
смотря на долгое пребывание в эмиграции, 
продолжали признавать в лице А. П. своего 
« президента ». 

Ему же принадлежала идея создания в 
Париже Обще-Казачьего Дома и была со- 
здана для этого специальная комиссия, но его 
кончина помешала осуществлению этого 
проекта. 

Ех:егодно для благотворительной цели, 
дабы иметь возможность оказывать помощь 
нуждаюшимся казакам и калекам, по его 
распоряжению устраивались блестящие Дон- 
ские и Обще-Казачьи балы, на которых бы- 
вало свыше тысячи казаков и которые по- 
сещались предствителями французских ар- 
мии, флота и властей. Ежегодно также 
организовывались празднования Войсковых 
Праздников и дни памяти казачьих вождей, 
на которые собирались также свыше тысячи 
казаков и присутствовали также представи- 
тели французских властей, также как и 
представитель главы католической церкви, 
парижского архиепископа. 

По его распоряжению и под его наб.люде- 
нием в Париже некоторое время издавался 
« Бюллетень О. С. Д. К. и Т. », потом « Ин- 
формация Каз. Союза », журнал « Родимый 
Край » и наконец журнал « Казак », как ор- 
ган Объединени.ч казаков-комбатантов. Во 
всех этих печатных органах первое место 
принадлежало А. П. В своих статьях он ос- 
вещал положение казаков за рубегком или 
вел с казаками беседы на интересуюшие их 
темы. Первое же место принадлежало ему, 
как Донскому Атаману, и в издаваемом в 
Париже Обще-Казачьей студенческой ста- 
ницей, почетным членом которой он состоял 



— журнале « Станица ». 

В 1928 г., по его распоряжению, « Каза- 
чьим Союзом » была вьшущена толстая кни- 
га « Казачество » — мысли современников 
о прошлом, настоящем и будущем казачест- 
ва. 

В 1929 г., по случаю 10-летия пребывания 
А. П. на посту Донского Атамана, им было 
получено много сотен поздравительных пи- 
сем, в которых старшее поколение писало : 
« Избрав вас мы не ошиблись в наших на- 
деждах... », « Вы остались верны данному 
слову — своей присяге... », « Для нас вы — 
символ единства казачества... » и т. д. А но- 
вое поколение, студенческая и учащаяся 
мо.подежь писала : « Всегда готовы идти за 
Вами по пути, за вековую правду казачью... », 
Мы, молодежь, только Вам и верим, ждем 
только вашего призыва, как народного из- 
бранного нашими отцами и дедами.-. ^-. 

За время пребывания в Париже А. П. не- 
сколько раз объехал казачьи организации во 
Франции и дважды посетил Чехословакию, 
Югославию и Болгарию, созывая собрания 
казаков, не разделяя их по партийному при- 
знаку, на которых вел с ними задушевные 
беседы, а казаки, независимо от их по.пити- 
ческих убеждений по случаю его приезда 
устраивали молебны, организовывали обеды, 
на которые съезжались из самых захолуст- 
ных мест, чтобы повидать своего Атамана и 
услышать его ласковое правдивое слово. 

За рубежом, как и на Дону, казаки шли к 
нему со всеми своими горестями и радостя- 
ми : похлопотать о документах, об устой- 
стве на работу, о пособии, и т. д. Другие 
просили быть крестным отцом их детей или 
присутствовать на освящении их новых до- 
мов или хсзяйств. Был случай, когда од- 
на казачка просила >< унять » ее мужа, кото- 
рый сильно пьет и бьет ее, а если это не по- 
может — то развести его с ним. 

Вспоминается и такой случай : казак И. С. 
М. открыл ресторан « Садко » и на его « от- 
крытие » пригласил Атамана. Когда А. П. 
вошел в ресторан, хозяин его встретил Ата- 
манским маршем на грамофоне и « скоман- 
довал » всем клиентам « Встать !... Смирно!.. » 
Не все клиенты были казаки, были и не ка- 
заки, были и фрацузы. Но хозяин жестоко 
;< расцукал » тех, кто не хотели послушать- 
ся его « приказа ». Не это ли показывает, как 
казаки любили и уважали своего Атамана. 

Н. М. Мельников в одной из своих статей 
посвященных памяти А. П. пишет, что он, Н. 
М. — упрекал Атамана в оказании слишком 
широкой помоши, когда Войсковая казна бы- 



5 — 



ла уже почти совсем пуста, на что А. П. 
ответил : « Ну как я могу отказать ! Ведь 
они действительно нуждаются... ». 

Мне тке вспоминается такой случай, кото- 
рому я был свидетелем. К Атаману пришел 
казак, попавший в беду и просить материа- 
льной помощи. А. П. начал объяснять, что 
средств у»се нет, но, заметив печальный 
взгляд казака, спросил у своей супруги На- 
дежды Васильевны есть ли у нее немного де- 
нег. Н. В. ответила, что есть несколько де- 
сятков франков на базар. А. П. как бы об- 
радовался : « Ну, вот и хорошо ! Дай полови- 
ну этому человеку, а на покупки на базаре 
израсходуй поменьше ». И половина налич- 
ных денег были отданы попавшему в беду. 
И такие случаи были не единичными. 

Небольшая квартирка А. П. в Париже бы- 
ла не только местожительством Атамана, но 
казаки шли туда как в бюро труда, бюро 
справок, за помошью, за советом по самым 
разнообразным вопросам и всегда получали 
там советы и помощь. Никаких определен- 
ных часов приема не было, дверь его квар- 
тиры всегда открывалась, когда приходили 
люди без всякого предупреждения, в любое 
время. Когда казакам грозила высылка из 
Франции за какой нибудь незначительный 
проступок, а чаще всего за просрочку доку- 
ментов, или лишали права работы, то они 
шли к своему Атаману, который в их защи- 
ту не только писал в префектуру полиции 
или министерство труда, но не редко и сам 
ходил туда, чтобы лично похлопотать за вы- 
сылаемого или лишаемого права работы. 

А. П. всегда принимал самое широкое уча- 
стие во всех благотворительных делах и, в 
частности, был членом Комитета по сбору 
средств в пользу русских военных инвали- 
дов. Котда среди русской эмиграции встал 
вопрос о необходимости ремонта русского 
храма-памятника в Лейпциге, построеннного 
в память « Битвы народов » в 1813 г., где 
донские казаки понесли большие потери и 
так отличились Лейб-Казаки, А. П., войдя 
в состав Комитета по сбору средств для этой 
цели, принимал в этом деле самое деятель- 
ное участие. 

Когда к 1933 г. резко означилось деление 
на различные политические группировки : 
казаков — самостийников, младоросов и т. д. 
н образовался не доброй памяти « Ка- 
зачий Союз », руководимый проф. Марко- 
вым*) — А. П., по соглашению в Войсковы- 
ми Атаманами, Кубанским, Терским и Аст- 
раханским и старшими предствителями дру- 
гих каз. Войск, организовал Комиссию по 



созыву « Обще-казачьего съезда » из пред- 
ставителей 9-ти каз. Войск. 

На этот Съезд каждая каз. организация в 
эмиграции, в какой бы стране она не нахо- 
дилась и вне зависимости от ее политиче- 
ской платформы (кроме, конечно, большеви- 
стской), имела право прислать своего делега- 
та, с правом решающего голоса. 

Задачей Съезда было обсуждение поло- 
жения казаков как за рубежом, так и на ро- 
дине; как избежать деление казаков на раз- 
личные политические группировки, создание 
центрального обще-казачьего органа, в ко- 
торый долясны были бы войти предствители 
всех каз. политических и партийных оттен- 
ков, кроме большевиков. Как бывший секре- 
тарь этой Комиссии, свидетельствую, что А. 
П. созыву ЭТОГО' Съезда придавал большое 
значение, ибо глубоко верил, что « Казак — 
казаку брат». Уже будучи больным (он скон- 
чался в следующим 1934 г.), он интересовал- 
ся каждой ме.тючью касающейся Съезда, от- 
ношением к нему казаков, количеством орга- 
низаций отк.пикнувшимся на его призыв 
принять участие в Съезде, сколько и какие 
организации прислали своих депутатов и от- 
куда и т. д. А желающих принять участие 
оказалось до 300 организаций. 

Однако, кто то был против этого Съезда, 
кто то боялся возможного сговора между 
казаками, и против А. П., как против Атама- 
на и как человека, поднялась травля в печа- 
ти и разного рода собраниях. Особенно от- 
личался пресповутый « Каз. Союз » проф. 
Маркова. А. П. нервничал, здоровье ухудша- 
лось. По свидетельству доктора Чекунова, 
донского казака, лечившего Атамана, это си- 
льно приблизило роковой исход болезни. 

За всеми делами и заботами о казаках в 
эмиграции А. П. не забывал и смысла их 
пребывания за рубежом — борьбы за осво- 
бождения Дона от сов. власти. Он содейст- 
вовал отправке на Дон специальных агентов, 
в частности поездке на Дон полк. Ф.Д. На- 
зарова, который позже, при его же содейст- 
вии, уехав на Дальний Восток вел борьбу с 
большевиками из Маньчжурии. 

Как Донской Атаман, А. П. имел полити- 
ческих противников ,но личных врагов у 
него не было. Доказательством этого явля- 
ется тот факт, что, когда тело почившего 
Атамана находилось в соборе на рю Дарю, 
туда приходи.ян поклониться его праху лю- 



*) Ген. П.Н. Краснов, уже после кончины А. П. 
отозвался о проф. Маркове, как о политическом 
комиссаре, а об его Каз. Союзе, как об отделении 
Полпредетва. 



— 6 — 



ди самых различных политических уоежде- 
ний и даже те, кто еще вчера были настрое- 
ны против него, как Атамана, требуя от него 
« изменения курса его политики », как ка- 
заки-самостийники. И не только рядовые 
члены, но и возглавители таких организаций, 
как « Лига возрождения казачества », Г. И. 
Карев, и А. И. Бояринов и др. « Вольного Ка- 
зачества », как Ш. Балинов, ее. Трофимов и 
др. Все они говорили что пришли поклонить- 
ся праху не только чоловека, но и Донско- 
го Атамана, с которым, несмотря на их поли- 
тические несогласия, и со смертью которого 
уходит «связь » каз. эмиграции с Доном, за- 
канчивается героическая эпоха борьбы Дона 
с большевиками, эпоха Атаманов Каледина, 
Назарова, Краснова, Богаевского. 

Не пришли только поклониться праху 
Атамана члены правления « марковского Каз. 
Союза »... 

21 окт. 1934 г., когда донцы, кубанцы, тер- 
цы собрались у собора на рю Дарю, чтобы 
молитвой отметить Войсковые праздники — 
А. П. отошел ко Господу в селение правед- 
ных. Казачий праздничный обед был отме- 
нен, а в соборе была отслуясена первая ка- 
зачья панихида по войне Африкане, Атама- 
не Войска Донского. 

До 23 окт. тело усопшего находилось на 
квартире. Казаки, студенты Богословского 
Института в Париже, выполняли обязанно- 
сти чтецов и днем и ночью, донские офице- 
ры и казаки несли почетный караул. За это 
время, чтобы поклониться праху покойного, 
на квартире перебывало более тысячи чело- 
век. 

21 окт. вечером представители каз. органи- 
заций всех толков постановили взять на се- 
бя все расходы на покупку земли на русском 
кладбище в С Женевьев де Буа и все рас- 
ходы по погребению — средств у семьи по- 
койного никаких не было. Для этой цели бы- 
ла выбрана специальная комиссия. 

23 окт. тело Атамана, положенное в двой- 
ной, цинковый и дубовый гроб было переве- 
зено в нижнию церковь собора на рю Дарю, 
где простояло до 28 окт. За это время при- 
шедших поклониться праху перебывало свы- 
ше 5.000 человек. Доступ в церковь был от- 
крыт и день и ночь, посменно у гроба несли 
почетный караул чины Атаманского Воен- 
ного Училища, Донской каз. Гвардейской 
бригады. Донского Офицерского резерва, Со- 
юза партизан-степняков. Союза партизан- 
чернецовцев. Объединения Донских кадет. 
Объединения Донских артиллеристов. Сою- 
за казаков — младсроссов, Лиги Возрожде- 



ния казачества. Казачьей Студенческой 
станицы, Бианкурской каз. станицы. Кал- 
мыцкого Союза, представителей кубанских, 
терских, уральских каз. Объединений и др. 
организаций. Гроб был покрыт в головах 
русским и донским флагами, а в ногах кубан- 
ским и терским. На них были положены ки- 
вер Л. Гв. Атаманского полка, где покойный 
начал свою службу офицером, старинная 
шашка с георгиевским темляком, герб Дон- 
ского Войска, значек Гвардейской Каз. бри- 
гады. 

Вокруг были поставлены стяги и значки 
донских организаций. На большом столе, на 
бархатных подушках были разложены рус- 
ские и иностранные ордена покойного. Каж- 
дый день в 6 ч. вечера совершалась панихида. 

Ко дню похорон съехались представители 
многих каз. организаций, как из француз- 
ской провинции, так и из Бельгии, Германии, 
Люксембурга. 

В день погребения гроб был перенесен в 
верхнюю церковь. От входа в церковь до ал- 
таря в два ряда был выстроен караул из 
представителей каз. организаций прибывших 
на похороны и представителей частей, кото- 
рыми А. П. командовал во время 1-ой Миро- 
вой войны, от участников 1-го Кубанского 
Похода и т. д., а от ворот ограды до входа в 
церковь были выстроены отряды молодежи 
скаутов и разведчиков. В храм впускались 
только делегации от казачьих и обще-рус- 
ских организаций, которых сказалось около 
двухсот; 55 из них было казачьих. Особые 
места в церкви были предоставлены пред- 
ставителям французского Союза Комбатан- 
тов, совета франц. ордена Почетного Легио- 
на, предствателям французского Военного 
Министерства, префектуры г. Парижа, пред- 
став11телям Югославского, Болгарского, Чеш- 
ского, Английского посольств, представите- 
лю католического парижского Монсеньера 
аббату Кинэ, великим князьям Борису Вла- 
димировичу и Гавриилу Константиновичу. 

На гроб Атамана были возложены только 
венки от семьи и от Донского Войска. Осталь- 
ные огромные венки, букеты (около 350-и), 
за неимением места в церкви, были разложе- 
ны рядами по улице Петра Великого до ули- 
цы Курсель. Почетный караул во время 
отпевания несли кадеты Русского Кадет- 
ского Корпуса в форме, а во второй паре 
представители разных каз. организаций, 
старейшие казачьи генералы и генералы 
российской армии и флота. Объединения 
офицеров Генерального Штаба, Зарубежно- 
го Союза инвалидов, Обще-Воинского Сою- 



7 — 



за и т. д. Почетные караулы сменялись каж- 
дые десять минут; в одной из смен были быв- 
ший последний Наказной Атаман Войска 
Донского ген. граф Граббе и бывший вы- 
борный Войсковой Атаман ген. Краснов, в 
другой — бывший командующий В. С. Ю. Р. 
ген. Деникин и глава Обще-Войскового Сою- 
за ген. Миллер. Скопление народа было на- 
столько велико, было более пяти тысяч че- 
ловек, что наряд франц. полиции прекратил 
автомобильное движение около Собора и по 
прилегающим улицам. При вьшосе гроба кз 
церкви, к катафалку его несли известные ге- 
нералы : А. И. Деникин. П. Н. Краснов, М. Н. 
Граббе, Е. К. Миллер, Б. И. Хорошкин, И. П. 
Акулинин, Г. П. Татонов, Н. И. Малышенко, 
П. К. Писарев, ген. Баранов, адмирал Кедров. 
Таких грандиозных русских похорон Париж 
никогда не видал. 

На место упокоения на русское кладбише 
в С. Женевьев катафалк с телом покойного 
сопровогкдало более тысячи человек на не- 
скольких автокарах и свыше ста автомоби- 
лях. 

После смерти Атамана, супругой покойно- 
го было получено неско.пько сот писем с со- 
болезнованиями из 22 стран русского и каза- 
чьего рассеяния, в которых отмечалось, что 
кончина Африкана Петровича не только го- 
ре для семьи, но и большая потеря для всей 
русской и казачьей эмиграции. Особенно яр- 
ко высказал эту мысль бывший командую- 
щий Донской Армией при Атамане Краснове 
генерал С. В. Денисов. 

Вся казачья печать и почти вся печать рус- 
ского зарубеж:ья посвятила памяти А. П. 
большие статьи, отмечая его полезную де- 
ятельность, как во время Великой и Граж- 
данской войн, так и в эмиграции. Откликну- 
лась и французская печать даже и совет- 
ская. 

Б. Н. Уланов в журнале « Казачья мысль » 
от 2.2.1935 писал : « Африкан Петрович стра 
стно и искренно любил свой Тихий Дон, его 
вольные учреждения. Он гордился Донским 
Войсковым Кругом... Он останется навсегда 
в памяти знавших его, как подлинный тип 
Донского Атамана, отвечающим демократи- 



ческим традициям донского казачества... Он 
был не только кристальной души человеком, 
всесторонне образованным, боевым гене- 
ралом. Неизменно скромный, враг крикли- 
вого, фальши, актерской позы и гкестов... Ге- 
роические и прекрасные страницы новой ис- 
тории Донского казачества навеки будут свя- 
заны с жизнью и деятельностью братьев, 
казаков Каменской станицы Митрофана и 
Африкана Богаевских... ». 

После похорон А. П. была создана Комис- 
сия по увековечению памяти покойного Ата- 
мана, которая постановила воздвигнуть на 
его могиле, на средства донских казаков и 
его доброяселателей, величественный памят- 
ник и издать небольшой печатный труд по- 
священный его памяти. Благодаря щедро- 
му казачьему отклику, все это было вы- 
полнено. Была издана брошюра « Атаман 
Богаевский » со статьями его бывших сослу- 
ж;ивцев, высшего духовенства, как право- 
славного, так и калмыцкого, с выдержками 
из писем собо.яезнования, с болшим количе- 
ством фотографий из его жизни. А донским 
казаком — архитектором Ноздриным был 
представлен проект памятника, который был 
одобрен особой комиссией художников м 
архитекторов. Этот памятник является укра- 
шением русского кладбища в С. Женевьев- 
По своему величию и массивности он симво- 
лизирует богатырский дух последнего насто- 
ящего Атамана Всеве.ликого Войска Дон- 
ского, казака Каменской станицы Африкана 
Петровича Богаевского. На памятнике изо- 
бражены бронзовые донской герб — олень 
пронзенный стрелой и атаманский пернач 
— символ атаманской власти. 

На его могиле, как в былые времена на Мо- 
настырском Урочище у ст. Старочеркасской, 
каждый год, парижские казаки всех каз. 
Войск накануне дня Покрова Пресвятой Бо- 
городицы и Войсковых Праздником Дона, 
Кубани и Терека .служат панихиду по по- 
койном Атамане войне Африкане и всем ка- 
закам в смуте убиеннным и в изгнании скон- 
чавшимся. 

Мир его праху. 

А. Падалкин 



_ 8 — 



с ЗАБАЙКАЛЬЦАМИ В 1917 ГОДУ 



(Продолжение № 103) 



11 июня 1917 г. Збораж. — Снова на не- 
определенное время остались в Збораже. 
Вчера, когда полки уже строились к походу, 
пришла телеграмма из штаба армии с при- 
казанием оставаться на своих местах. Сре- 
ди казаков недоумение. Нехотя расседлы- 
вали они своих лошадей, возвратившись на 
старые квартиры. Эта задержка наводит ме- 
ня на грустные размышления : видно, что- 
то неладно с наступлением ! 

А сегодня, кроме того, « обрадовали » ме- 
ня мои стрелки. Принимая дивизию, я был 
ими очень доволен : их порядком, выправкой, 
знанием своего дела. 

Вчера они ушли рано утром. Я с грустью 
смотрел на их выступление : куда девалась 
стройность движен1'1я, подтянутость и поря- 
док на походе ? Идут толпой, в беспорядке, 
с громкими разговорами. Начальники не ре- 
шаются проявлять требовательность в этом 
отношении, зная по опыту, что позже, в бою, 
можно получить и пулю в затылок. Правда, 
вначале, проходя мимо меня, они подтяги- 
вались. На новом месте, устроившись, они 
собрали митинг, на котором их делегат не- 
давно командорованный в Петроград на кре- 
стьянский съезд, начал делать им доклад о 
своей поездке. Сначала все шло благопо- 
лучно. Однако, по мере того, как докладчик 
стал развивать мысль о необходимости на- 
ступления, начались возражения. Постепен- 
но страст11 разгорелись, а когда в пылу го- 
рячего спора, он задел украинское движе- 
ние (в стрелковом дивизионе — до ЭС/о укра- 
инцев), то толпа пришла в бешенство, схва- 
тила оратора и потащила его топить в речку. 
Его едва успела спасти более благоразумная 
часть стрелков. Впрочем, речка была — во- 
робью по колено, но, конечно нашли бы дру- 
гой способ убить несчастного делегата. 

После этого, стрелки, несмотря на мое при- 
казание оставаться на месте, постановили 
возвратиться в Збораж, решив, что их хотят 
без дивизии, отправить на « убой »... 

Получив о всем этом спеплное донесение 
команд1'[ра дивизиона полк. Мациевского, я 
сначала хотел сейчас же ехать туда, но, вспо- 
мнив, что в настоящее грустное время в 
таких случаяух начальник, да еще генерал, 
значит гораздо меньше, чем любой писарь, 
приказал немедленно выехать в дивизион 
членам дивизионного комитета для приведе- 
ния стрелков в порядок. Если, это им не уда- 



стся, то поеду сам, может быть, с частью 
дивизии : возможно, что тогда придется при- 
нять самые решительные меры. Завтра ут- 
ром узнаю, чем кончилась вся эта история. 
Однако, судя по ней, нужно думать, что для 
боя стрелки едва ли годны... 

Предательская пропаганда Ленина одну 
за другой губят части нашей армии. Немцы 
знали, что делали, посылая в запломбирован- 
ном вагоне в Россию Ленина и Троцко- 
го. Когда-то в Восточной Пруссии во вре- 
мя похода 2-й гвар. кав. дивизии, я допраши- 
вал пленного немецкого унтер-офицера. В 
конце допроса, он воодушевленно сказал мне: 
« О, вы, русские, не знаете нашего Импера- 
тора ! У него есть двенадцать секретов, как 
победить врагов. Вы испытали только часть 
их : подводные лодки, аэропланы, удушливые 
газы, колоссальные мортиры, стрелявшие в 
Бельгии при осаде крепостей {« толстая Бер- 
та »)... Скоро вы испытаете и другие секре- 
ты ! » 

Вероятно, одним из этих новых секретов 
и была разлагающая дух армии, проповедь 
Ленина. 

Несмотря на внешний порядок, который 
все же удалось наладить за два месяца от- 
дыха, — ив казачьих полках моей дивизии 
— тоже не совсем спокойно : 

1. В 1-ом Аргунском полку, после удале- 
ния пер. Захарьина, едва не было бунта. Но 
потом казаки успокоились и постановили 
просить о возвращении его в полк. Но я 
сделаю все, чтобы не допустить этого. 

2. В 1-ом Читинском полку, который я счи- 
тал лучшим в смысле порядка до сих пор, 
начал' мутить казаков хор. Эпов (произве- 
денный из урядников). Офицеры постанови- 
ли — удалить его из полка. Однако, преж- 
де чем его выставить, мне придется вести 
о нем переписку с армейским ксмитетом. 
Но все же я его отчислю. Командир полка. 
Комаровский, отличный боевой офицер пять 
раз раненый, уже просил о своем переводе 
в другую часть. 

3. Что-то неладное творится и во 2-ом 
Верхне-Удинском полку. Пока я не имел 
еше официального доклада, но слышал, что 
командир его полк. Лапшаков собирается 
проситься в отставку, на что имеет право, 
как раненый. Видно, что служить ему при 
новых порядках — нелегко. 

4. В ]-ом Верхне-Удинском полку как буд- 



— 9 — 



то спокойнее. Но все же были недоразуме- 
ния с офицерами на почве неприязни к офи- 
церам неказакам. 

Во всех полках чувствуется какое-то бро- 
жение... Надежда на выступлетче на фронт 
как будто временно всех примирила, но те- 
перь, я думаю, опять пойдут нелады... 

13 июня, Збораж. — Только что получена 
телеграмма о немедленном переходе дивизии 
ночью на новое месте. Почему такая спеш- 
ка? Послал Командующему армией просьбу 
о разрешении перейти завтра, согласно сде- 
ланным уже распоряжениям. Разрешено. 

Только, что вернулся кап. Левчук, стар- 
ший адъютант штаба дивизии, которого я 
посылал осмотреть деревни, назначенные 
нам; он привез грустные известия о настро- 
ении стрелков : окопы быть может и займут, 
а наступать не желают. Вот и воюй с такой 
с — ю ! Завтра лично поговорю с ними и, 
если они мне заявят, что' не хотят исполнять 
то, что им прикажут, то буду просить ген. 
Эрдели убрать их от меня к чорту. Вся ди- 
визия возмущена их поведением, а дивизи- 
онный комитет вынес постановление, в ко- 
тором просит меня снять со стрелков пото- 
ны с шифром дивизии, который они позорят. 

Что только творится на Руси ! Близка об- 
щая анархия... Правительство бессильно — 
его' никто не желает слушать. Проклятые 
большевики делают, что хотят; анархисты 
захватывают дома и редакции газет, их упра- 
шивают не делать этого и чуть не извиня- 
ются перед ними, когда они уходят. Респуб- 
лики Кронштадская, Царицинская и т. д. 
Какой позор ! До чего же дойдем, наконец?... 

15 июня, деревня Драгунавка — По узкой 
зеленой долине, среди необозримых роскош- 
ных полей ржи и пшеницы, вдоль малень- 
кой прихотливо извивающейся речки — на 
несколько верст тянется деревня Драгунав- 
ка, назначенная нам д.пя постоя. Население 

— поляки, немного малороссов. Хатки Ч11С- 
тенькие, ярко белые, розовые, голубые. Моя 
темно-розовая. Тихая скромная хозяйка, муж 
которой служил в 14-ом австрийском пе- 
хотном полку, пропал без вести; брат ее — 
симпатичный юноша, крошечная дочка Юля, 
уже подругкившаяся с моим песиком Бобкой. 

Вчера перешли сюда. До Тарнополя я шел 
вместе с дивизией, а затем оттуда уж:е позд- 
но вечером на автомобиле приехал в Драгу- 
навку. По пути, в 6 часов вечера, собрал 
стрелковый дивизион с пулеметной коман- 
дой и обратился к ним с речью, поставив во- 
прос ребром : могу ли я расчитывать на 
них, -как на боевую силу, которая беспре- 



кословно будет мне подчиняться и выполнять 
мои приказания ? 

После речей трех ораторов, говоривших 
мне, что сведения о беспорядках у них не 
точны, что стрелки обижены постановлени- 
ем див. комитета о снятии с них шифра ди- 
визии, так как они все готовы идти с диви- 
зией бой, — весь дивизион снова подтвер- 
дил, что он готов сраясаться с немцами, и я 
могу на него полояситься. Успокоенный этим, 
как будто единодушным заявлением, я 
предложил див. комитету изменить свое по- 
становление и обещал стрелкам поставить 
крест на всей этой истории. 

Однако , спустя два часа, начальник шта- 
ба дивизии полк. Эверт доложил мне, что 
стрелки успокоились, но чтО' их пулеметчи- 
ки — 11 5-ая команда Кольта решила все- 
таки в наступлении участия не принимать. 
Начальник штаба предложил им еще раз пе- 
ресмотреть этот вопрос и свое решение 
долоясить мне. Вечером ко мне явились два 
их делегата и просиил разрешение послать 
своих депутатов в ближайшие пехотные ча- 
сти, чтобы узнать их настроение, в зависи- 
мости от которого они и выскажут свое ре- 
шение. Я им это разрешил и на окончатель- 
ный ответ дал три дня сроку. 

Вот маленькая картинка тех отношений и 
условий, в которых теперь, почти накануне 
боя, приходится командовать так называе- 
мыми « революционными » войсками... По- 
чти целый час бился я с ними, убеждая их 
в необходимости наступления. Все кончи- 
лось как будто хорошо, и вот теперь опять 
те же песни ! Разве мыслимо было, что ли- 
бо подобное, это унизительное уговаривание 
— год тому назад ? Но во имя великой идеи 
спасения армии и родины, когда победа нам 
нужна как воздух — пойдешь и не на такие 
униж;ения !... Но будет ли от этого какая ли- 
бо польза ? Сомневаюсь... 

17 июня, деревня Петрикув — Вчера я по- 
лучил приказание со всей дивизией спешно 
поступить в распоряжение начальника 4-ой 
пехотной дивизии ген. Май-Маевского. Бы- 
стро собрав полки, я приказал им идти пере- 
менным аллюром к назначенному пункту, 
а сам на автомобиле выехал вперед, чтобы 
явиться к новому начальнику и получить его 
распоряжения. Через час мы доехали до ар- 
тиллерийских позиций, находившихся при- 
близительно в версте от окопов пехоты. Да- 
льше на автомобиле ехать было нельзя, так 
как все пространство до' окопов было под 
сильным артиллерийским обстрелом. Мне 
сказали, что ген. Май-Маевский находится 



— 10 — 



где-то впереди в окопах, куда я и пошел. 
Нельзя соказать, что это путешествие было 
бы приятным, не раз приходилось прятать- 
ся в воронки от снарядов или ползком про- 
бираться по меже, когда усиливалась стре- 
льба противника. Долетали сюда и ружейные 
пули. На Бобку их свист производил впе- 
чатление пения птиц : он поднимал уши и 
переднюю лапку, прислушивался и стреми- 
тельно бросался в ту сторону куда полетела 
пуля. 

Я долго путался среди окопов и ходов со- 
общения. Все это было превращено огнем 
наших батарей в какую то невообразимую 
кашу : ямы, насыпи, разбитые доски, изор- 
ванная проволока, полузасьшанные землей 
окровавленные трупы австрийцев — все это 
производило ужасное впечатление. Австрий- 
ская укрепленная линия была только нака- 
нуне взята нашей пехотой, при могуществен- 
ной помощи артиллерии, которая смела здесь 
все живое. 

В передовых окопах, кое-как приспособ- 
ленных к обороне, я увидел победителей — 
наших пехотных солдат : некоторые мирно 
спали рядом с убитыми австрийцами, кото- 
рых еще не успели убрать, другие что-то- 
варили в котелках. Двое из них спокойно 
сидели около огня на трупах, один тут же 
спал положив голову на грудь убитого. Пу- 
ли довольно часто свистели над нашими го- 
ловами. Снаряды противника рвались где-то 
далеко за нами; видимо нащупывали наши 
батареи. 

Наконец, я нашел и начальника дивизии. 
Он сидел в каком-то' полуразрушенном ка- 
земате и спокойно диктовал приказание. 
Встретил меня любезно, попросил немного 
подождать, пока кончит приказание. Я сел 
на какие то нары и с любопытством рассма- 
тривал своего временного начальника. В нем 
не было ничего воинственного : круглая, лы- 
сая голова, в очках, толстый и нескладный, 
генерал Май-Маевский похож был на упи- 
танного католического монаха, любящего- 
выпить рюмочку, если бы на нем вместо 
сутаны не был мешковатый, плохо сшитый 
китель, на котором сверкал Георгиевский 
крест. Но, несмотря на такую наружность 
далеко не Марса, я с уважением смотрел на 
толстого генерала. Я раньше слышал о нем, 
как о талантливом военачальнике и чело- 
веке удивительной личной храбрости и спо- 
койствия. И, действительно, сидеть в передо- 
вой линии, в ожидании каждую минуту 
контр-атаки противника, под хорошим ру- 
жейным и артиллерийским огнем и в то же 



»се время с невозмутимым спокойствием 
отдавать приказание — все это говорило, 
что молва о его храбрости — не выдумка. Но 
в нем было нечто выше личной храбрости : 
он сумел сохранить в порядке свою дивизию 
и добиться с ней блестящего успеха. По ны- 
нешним временам, когда все готово разва- 
литься и солдаты отказываются идти в ата- 
ку — это незаурядное явление. 

Кончив диктовать приказание, он сказал 
мне, что в настоящее время надобность в мо- 
ей дивизии уже миновала, и я могу с ней 
созвратиться назад. Он поговорил еще немно- 
го со мной, и я уже в полутьме, добравшись 
гем же путем до автомобиля, быстро двинул- 
ся навстречу дивизии и остановил ее на ноч- 
лег. 

18 июня, дер. Петрикув, близь Тарнополя. 
— Только что получено радостное известие, 
что сегодняшнее наше наступление увенча- 
лось полным успехом : пехота на фронте 
6-го корпуса взяла две линии укреплений и 
дер. Кснюхи. Слава Богу ! Быть может этот 
успех подымет на подвиг всю нашу Армию... 
Мне приказано немедленно с дивизией перей- 
ти вперед ближе к позициям пехоты. Искрен- 
но радуюсь этому — может быть и мне при- 
дется принять участие в великом подвиге 
спасения России ! 

Был вчера в дер. Езерна у Командующего 
армией ген. Эрдели. Принял меня ласково. 
Вспоминали недавнее прошлое, лейб-драгун, 
Петергоф... К сожалению, поговорить как 
следует не удалось, так как приехали фран- 
цузы : ген. Жанен, еще какой-то полковник 
в сопровождении ротмистра графа Замойско- 
го. 

Штаб армии расположен в старом помещи- 
чьем доме и подвергается почти ежедневно- 
му обстрелу с немецких аэропланов. Это бы 
еще ничего, но при протяжении фронта ар- 
мии больше чем на сто верст, штаб находит- 
ся слишком далеко (почти на 80 верст) от ле- 
вого фланга. При наступлении или отходе 
будут большие затруднения для связи. Про- 
ще было бы остаться в Кременце, откуда 
давно уже налажена связь во все стороны. 

19 июня. — По пути из д. Петрикув к по- 
зиции, встретил толпу в несколько тысяч 
пленных австрийцев, только что взятых на- 
ми. У многих был веселый вид, как людей 
окончивших тяжелую работу, которая уже 
не повторится. Среди них сновали местные 
женщины, отыскивая родных. Многие плен- 
ные из этих мест. 

21 июня, дер. Будылув — Мою дивизию 
все вр"мя гоняют из одной деревни в другую 



11 



и постепенно растаскивают. Сегодня потре- 
бовали 1-ый Аргунский полк в Тарнополь, 
затем еше две сотни для ловли дезертиров. 
В общем, со всеми другими нарядами, из 
22-ух сотен у меня сейчас осталось только 
восем. Есть еще стрелковый дивизион и три 
батареи, но что могу я с ними сделать почти 
без конных сотен ? Мои надежды на бой, 
прорыв — меркнут... Даже хуже ! Вчера 
крайне спешно меня вызвал ген. Эрдели. По 
отвратительно!! размокшей дорсте (15 верст) 
я с трудом добрался на автомобиле до коман- 
дарма и там узнал « приятную » новость : 
вместо немцев и австр-ийпев мне предстоит 
воевать с русскими изменниками. Весь Л. Гв. 
Гренадерский полк и батальон Л. Гв. Павлов- 
скогс полка отказались принять участие в 
наступлении и твердо решили оставаться 
в тылу. Всем руководит там шт. кап. Дзе- 
валтовский, офицер Л. Гв. Гренадерского 
полка. Про него говорят, что это был отлич- 
ный боевсй офипер, но уже замеченный в 
политической неблагонадежности студентом 
в 1905 г. Очень строгий и требовательный к 
солдатам он совершенно изменился после по- 
ездки в Петроград, где виделся с Лениным. 
Теперь он сбил с толку темную солдатскую 
массу и ведет ее на преступление. Мне го- 
ворили, что, будучи начальником пулемет- 
ной команды, он даже начал издавать газе- 
ту « Окопная правда », которую командир 
полка почему то не запретил. 

И вот топерь мне предстоит удовольствие 
усмирять бунтовщиков. Каждую минуту 
ж;ду телеграмму с приказанием выступать. 
Вероятно это будет этой ночью. Мне обеша- 
ли дать еше бригаду конницы и три броне- 
вых автомобиля. — Был бы бесконечно сча- 
стлив, если бы меня миновали чаша сия... 

Вчера же неожиданно снова встретил Ке- 
ренского. Во главе оставшихся в моем рас- 
поряжении частей дивизии я переходил в с. 
Н., где был расположен штаб 6-го арм. кор- 
пуса ген, Нотбека. Пока квартирьеры рас- 
пределяли квартиры, я со штабом и трубача- 
ми спешился на улице и ж:дал, когда мне 
найдут помешение. В это время Керенский 
проходил из штаба корпуса с большой свитой 
в госпиталь. Увидав меня, он остановил- 
ся, поздоровался со мной и всеми трубачами 
за руку, молча выслушал мой доклад о ди- 
визии и быстро пошел дальше. Вид у него 
был очень утомленный. Я пошел вслед за 
ним. В госпитале он раздавал георгиевские 
кресты раненым; последние, истомленные 
жарой, безучастно смотрели на него^; редко 
кто догадался даже поблагодарить. Все вы- 



шло как то « демократично » : . невзрачная 
фигура военного министра, его измятый 
скромный френч, усталый вид, без малей- 
шего намека на величие, красоту и воинст- 
венность, — все это скоро охладило прису- 
тствовавшую здесь же толпу любопытных 
солдат, которые молча разошлись с скучаю- 
щим видом. Даже две мо.лоденькие сестры 
милосердия с горящими щеками от волне- 
ния, нервно поправлявшие простьши на ху- 
дых желтых телах раненых и не сводившие 
любопытных глаз с Керенского — и те, бы- 
ли видимо, разочарованы... Ждали они на- 
верно, полубога, красавца, жаждали вдох- 
новенной страстной речи, а пришел какой- 
то маленький « бурж:уй » с бритой физионо- 
мией актера, быстро, не говоря ни слова, 
раздал кресты, кому прицепил на грудь, а 
кому просто полоясил на подушку, и молча 
исчез в пыли куда то на автомобиле... 

Бедные сестрички ! Ни шляпы с пером, 
ни шпаги, ни гордой улыбки на прекрасных 
устах, ни энергичной воинственной речи... 
Все так просто и... скучно... 

22 июня. Полночь. — Ветер, прохладно, яр- 
ко горят звезды. Полная луна уже скрылась. 
Сегодня было лунное затмение, но я нигде 
не видел в газетах что это должно было слу- 
читься сегодня. Видимо, там больше заняты 
затмением умов... С севера ясно доносится 
канонада немецких тяжелых орудий и, как 
зарницы, вспыхивают молнии выстрелов. 

Тяжело на душе у меня : завтра в полдень 
мне, вероятно, придется вести кровавый бой 
со своими же братьями русскими... Я солдат 
и исполню свой долг до конца : всеми сред- 
ствами, до беспощадного орудийного огня, я 
заставлю непокорных повиноваться закону. 
В этом спасение Родины ! 

Но да минует меня чаш;а сия ! Господи, по- 
шли им разум, избавь от братской крови... 

23 июня. — Слава Богу ! Моей дивизии, 
вернее ее остаткам, приказано перейти на 
фронт. Усмирять изменников будут другие 
части. 

25 июня — развалены казарм у д. Кудлин- 
це. — Уже третий день я командую сводным 
отрядом на позиции у недавно взятой у авст- 
рийцев высоты « Могила ». В состав моего от- 
ряда входят : 10-ый пех. Ингерманланд- 
ский полк, 4-я Финляндская стрелк. артилл. 
бригада, под командой брата моей жены ген. 
Перрет и части моей дивизии (стрелковый 
дивизион и восемь сотен). 

Мой пгтаб находится в сыром подвале в 
разрушенных австройских казармах у д. 
Кудлинце. Лучшего помещения нет : это все. 



— 12 



что сохранилось после боев 1915 года. Не- 
давно австрийский снарпд упал около окна 
нашего подвала, выбил его и наполнил на- 
шу « спальню » запахом пороха и дыма. К 
счастью никто не пострадал. 

Наблюдательный пункт ген. Перрет нахо- 
дится на самой высоте « Могила ». Третьего 
дня, после бессенной ночи, я пошел на него 
с ген. Перрет, который с своей бригадой за 
несколько дней перед этим помогал нашей 
пехоте взять эту высоту. Пришлось идти око- 
ло трех верст под редким арт. обстрелом. 
Около самой высоты мы попали в целый ла- 
биринт разбитых нашими снарядами окопов, 
проволочных заграждений и воронок от раз- 
рывов снарядов. Кое-где лежали еше убитые 
австрийцы. 'Пробираясь далее по ходам со- 
общения, очень чисто выделанных, во мно- 
гих местах наполненных брошенным ору- 
жием, обмундированием и всевозможным 
хламом, я наткнулся в одном месте на 
взвод ингерманландцев. Поздоровался с ни- 
ми, нагвав имя полка. Ответили солдаты 
вяло, а .один из них довольно громко сказал : 
« не ингерманландцы, и полк 18-го июня, 
так приказал нам называться Керенский ». 
Я вспомнил, что, действительно, он так пе- 
ре11меновал все полки, принимавшие уча- 
стие в недавнем общем наступлении. От это- 
го происходила невероятная путаница, но 
это было, вероятие, тоже одно из новых « за- 
воеваний революции «... 

С наблюдательного пункта открывался ве- 
ликолепный вид во все стороны, но показы- 
ваться из него не рекомендовалось. Видимо 
противник очень внимательно за ним сле- 
дил и, едва наша маленькая группа появи- 
лась на нем, как со стороны австрийцев не- 
медленно прилетало к нам несколько гранат, 
к счастью, без вреда для нас. В траншее 
за наблюдательным пунктом была устроена 
еше австрийцами так называемая « лисья 
нора » : узкая дыра с ступенями вела в под- 
земное, довольно обширное помещение, ку- 
да укрывались со.лдаты во время усиленно- 
го арт. обстрела. Я видел потом в другом ме- 
сте офицерские квартиры в таких норах. 
Они обставлены были не плохо — обои, сто- 
лы и стулья из белой березы. В одной из 
таких квартир был устроен « лисий ход » 
еше глубже. Наш снаряд завалил вход в 
него Б то время, когда там обедали 14 ав- 
стрийских офицеров. Все они там задох- 
нулись. Мои казачки, сообразив, что обед у 
« австрияков » не обходится без выпивки, 
решили произвести разведку в этомнаправ- 
.пении. Разрыли вход и один смельчик спу- 



стился вниз, однако очень скоро оттуда вы- 
скочил, едва не задохнувшись от ужасного 
трупного запаха, но вместе с тем заявил, что, 
кажется, бутылки, действительно на столе 
были. Тогда нашелся другой любитель, ко- 
торый спустился вниз, в эту страшную брат- 
скую могилу, надев противогазовую маску. 
На всякий случай его спустили на веревке. 
Однако, скоро и его пришлось вытащить по- 
чти без чувств; противогаз не помог. Делать 
было нечего ; пришлось отказаться от воз- 
можной выпивки, снова завалили вход и 
уже — навсегда... 

• На наблюдательный пункт я пришел око- 
ло 4-х часов утра. Внимательно осмотрев по- 
зиции, свою и противника, в подзорную тру- 
бу, я приказал начать артиллерийскую под- 
готовку и свыше 50-ти орудий начали энер- 
гичное обстреливание австрийских окопов 
и батарей. Я с интересом наблюдал за уди- 
вительным порядком и точностью управле- 
ния огнем невидимых батарей по телефону, 
ка котором « висел » офицер артиллерист, 
передавая короткие отрывистые приказания 
ген. Перрет, не отрывавшего глаз от подзор- 
н^лй трубы. Как виртуоз-музыкант он уве- 
ренно нажимал какие-то клавиши колосса- 
льного инструмента, и каждый отвечал ему 
громом выстрела и свистяшим снарядом. 

Это была захватывающая, мощная музыка! 
Сколько в ней дикой могучей мелодии !... 
Все реже и реже отвечали батареи против- 
ника, некоторые совсем замолчали, видимо, 
перебираясь на более отдаленные позиции. 
Ружейный огонь австрийцев совсем стих. Ви- 
дно было в биноколь, как их резервы тоже 
отходили назад... Пора в атаку ! 

Усилив арт. огонь до полного напряжения, 
я приказал своим частям перейти в наступ- 
ление. Около 9-и часов ингерманландцы, мок 
стрелки и две сотни спешенных читинцев 
смело двинулись в атаку и заняли уже две 
линии неприятельских окопов, но затем, по- 
пав под очень сильный арт. огонь, вынуж- 
дены было отойти в исходное положение, по- 
неся значительные потери... А жалко ! Все 
так хорошо для нас началось, и я радовался, 
что мне выпало счастье видеть « мои » вой- 
ска победоносно наступающими. Но вышло 
иначе : против нас снова оказались герман- 
цы, а не австрийцы, а с ними сражаться по- 
труднее. 

Вчера и сегодня боя не было, только арт. 

перестрелка. 

Ген. А. П. Бсгаевский 

(Продолжение следует) 



— 13 



поход к ВОССТАВШИМ., 



в 1918 Г- Донская армия имела самостоя- 
тельный фронт огромного протягкения в 
800 верст, с уходом же немцев в середине но- 
ября фронт увеличился до 1.200 верст. Ста- 
ницы и хутора северной части Дон. Области 
часто переходили из рук в руки к казакам 
и красными обратно. « Товарищи » беспре- 
рывно занимались грабеясами и насилием. 

Зима этого года была очень суровой, часто 
выпадал снег и лежал на земле толстым сло- 
ем. Казаки гке были плохо одеты, без полу- 
шубков, большинство в шинелях, со рваной 
обувью, без валенок. Истекали кровью каза- 
ки, но дрались, ожидая обещанной помощи. 
Но... она не приходила. 

Ген. Деникин писал : « Весь ноябрь и де- 
кабрь на огромном фронте от Луганска до 
Царицына, от Цярицьша до Маныча, в мо- 
роз и стужу, поставив в строй поголовно всех 
казаков, способных носить оружие, изне- 
могая от потерь и лишений, Дон доблестно 
отстаивал свое существование против вдвое 
сильнейшего врага. Донская армия неизбеж- 
но одерживала верх, брала тысячи пленных 
и богатую военную добычу. По существу — 
стратегическая победа была уже на стороне 
донцов... Но в настроении донцов опять на- 
ступил перелом, который искуссно ис- 
пользовала советская пропаганда... Советская 
власть обещала казакам сохранить казачий 
уклад ж:изни и уверяла казаков в тщетности 
надежд на иностранную помощь... » 

Все внимание красного командования в де- 
кабре 1918 и январе 1919 гг. было обращено 
исключительно на уничтожение казачьих 
войск. Приведем соотношение сил : у кра- 
сных против донцов во второй половине де- 
кабря 1918 г., было четыре армии — 124 ты- 
сячи штыков и сабель при 485 орудиях и 
2.230 пулеметах (« Гражданская война 1918- 
1921 гг'. ». Том 3., стр. 138). У донцов к 1. 12. 
1918 было 49 тысяч бойцов, 153 орудия и 581 
пулеметов. После зимнего отступления к 
15 2 1919 донны имели 15 тыс бойцов, 108 
орудий, 441 пулеметов, все остальное было 
потеряно. Была еще в запасе « Постоянная 
армия ». созданная Атаманом Красновым — 
около 30 тыс., пеших и конных, с артил.ле- 
рией. 

У добровольцев дела шли неплохо : на сев. 
Кавказ" ген. Врангель заканчивал освобож- 
дение Кавказа. 6 дек. ген. Деникин перебро- 
сил в Донецкий бассейн одну див1'1зию до- 
бровольцев ген. Май-Маевского. 

Теперь можно сказать правду — ведь про- 



шло 54 года... 

Помощь донцам не давалась, потому, что 
шла политическая борьба, и ген. Деникину 
надо было « убрать » неугодного и непослуш- 
ного Атамана Краснова. 

Что же происходило на Донском фронте ? 
— Есаул Кудинов, начальник восставших 
позже казаков Верхне-Донского округа, поз- 
же писал в своих воспоминамиях : *) « Бо- 
евые части на фронте оставались голодными, 
и раздетыми, ибо все захватываемое в боях 
у красных имущество, необходимое для ар- 
мии расхищалось тыловыми учреждения- 
ми... » Как пример, он описывает следуюший 
случай : « ...боевые марши раздетых и ра- 
зутых казаков довели бойцов до отчаяния. 
Одна из сотен Вешенского полка потребова- 
ла, чтобы ее командир отвел бы ее в Вешен- 
скую, где она, получив обмундирования, вер- 
нулась бы на фронт. Командир отказался. 
Казаки избрали нового командира (что бы- 
ло неправильно : командиры назначались — 
М. Б.). Сотня, самовольно оставив фронт, от- 
правилась в Вешенскую, где вся была аре- 
стована. Все зачинщики были выданы и пре- 
даны военно-полевому суду при штабе Се- 
верного фронта. А сотню отправили в 28-й 
донский полк на исправление. Двенадцать 
человек зачинщиков были приговорены Во- 
енн. Полев. Судом к расстрелу. Казнь была 
совершена около 2-ух часов ночи, но на ме- 
сте расстрела осталось лишь три трупа. Ос- 
тальные успели скрыться. Весть о проис- 
шедшем быстро распространилась в тылу и 
на фронте. Все это сильно взбудоражило 
казаков. А сов. пропоганда воспользовалась 
этим случаем ». 

Коснемся кратко политической обстанов- 
ка. Под давлением англичан, ген. Краснов 
должен был подчинить Донскую Армию ген. 
Деникину, чего последний добивался все вре- 
мя. 26 дек. 1918 г. состоялось соглашение о 
подчинении Дон. Армии в оперативном от- 
ношении ген. Деникину. 

На В. Круге, возглавляемом его председа- 
телем В. А. Харламовым, была очень силь- 
ная оппозиция, которая расчитывала, при 
предстоящих выборах Атамана, избрать дру- 
гое лицо на место ген. Краснова. Против не- 
го были : ген. П. X. Попов, ген. Сидорин и 
другие военные лица. 

Атаман Краснов послал к англичанам спе- 



*) Воспоминания П.Н. Куликова были напечатаны 
в №№ 58, 59, 60 и 61 « Род. Края ». 



14 — 



циальную комиссию с просьбой помочь До- 
ну их оружием и снарягкением, начавшим 
прибывать в Новороссийск. Получил ответ : 
вся военная помощь будет даваться только 
ген. Деникину, который у?ке будет распре- 
делять по воинским частям. Отсутствие по- 
мощи казакам, начавшееся отступление |на 
фронте и это заявление послужили большим 
козырем для оппозиции. 2 февр., на место 
отказавшегося от атаманского поста ген. Кра- 
снова, был выбран Донским Атаманам ген. А. 
П. Еогаевский. В этот же день ген. Деникин 
появился на Круге и обещал помочь войска- 
ми. При ген. Краснове ген. Деникин на Круг 
не приезжал. Круг же еще раньше послал 
ген. Попова на Кубань за помощью, так как 
ожидалась смена ген. Краснова, 3-го февра- 
ля эшелоны кубанцев были уже на станции 
Кущевка на границе с Дон. Областью. Пусть 
не подумают читатели, что это моя фантазия. 
Нет — это не фантазия. Эти войска пош.ли 
на Царьщинский фронт, где красные пыта- 
лись отрезать добр, части ген. Май-Маевско- 
го. 

Но на северном Дон. Фронте никакой по- 
могли оказано не было. Сильная пропаганда 
красных делала свое дело : 28 февр. 1919 г. 
на фронте начались митинги, а затем и « бра- 
тание » с красными казачьих полков 28-го, 
Вешенского, Казанского и Мигулинского. Оно 
перешло в переговоры целого участка, кра- 
сные парламентеры безбоязненно и свобод- 
но появлялись в каз. частях. Командный 
офицерский состав начал уходить. Казаки 
снимали с офицеров погоны, но их уходу не 
препятствовали. Эти полки подписали с кра- 
сными мирный договор, и в первых числах 
марта вешенцы « открыли фронт » на про- 
тяжении 40 верст. Соседние полки тоже 
должны были отходить, бросая все тягке- 
лое снаряжение. Вскоре красное командо- 
вание аннулировало подписанный договор, и 
по следам ушедших казаков, красные вторг- 
лись с фронта в нейтральную зону Верхне- 
Донского округа. В Вешенскую вошли части 
15-й Инзинской пех. дивизии красных, кото- 
рые вели себя очень нагло : хозяевам, неза- 
висимо от их числа, оставляли одну комна- 
ту-стряпуху, приказывали « не пищать » и 
« не беспокоить красных защитников проле- 
тариата ». Хорошо наевшись белого хлеба, 
товарищи из винтовок начинали стрелять по 
иконам и лампадам. 

Вскоре 15-ю двизию отправили на фронт. 
Пришли другие части и стали вести себя еще 
хуже. Население обезоружи.ли вплоть до но- 
жей. Начали закрывать церкви, училища, 



« социализировать » имущество граждан и 
церковную утварь. Выполняя инструкции 
Высшего Революц. Совета, комиссары теши- 
лись грабежами и убийствами. Постепенно 
все это переполняло чашу терпения казаков, 
которые начали тайно собираться, обсуж- 
дать создавшееся положение и... говорить о 
необходимости восстания против красных. 
По ночам, тайно, пробираясь с хутора на ху- 
тор, инициаторы будущего восстания стали 
собирать сведения о желании и готовности 
казаков к немедленному выступлению. Ка- 
заки были согласны и готовы. 

Восстание вспыхнуло 26 февр. 1919 г. В 
три дня оно охватило район станиц Казанс- 
кой, Мигулинской, Вешенской, Еланской. В 
Мигулинской повстанцы захватили 8 орудий, 
50 пулеметов, миллион винтовочных патро- 
нов (« Трагедия казачества » том 2, стр. 239). 

Красное командование реи1ило сразу по- 
кончить с восстанием и послало свои лучшие 
войска : 2-й Революционный Московский 
полк (4.000 штыков), 4-й Кронштадтский 
полк (1800 матросов), бригаду курсантов 
(3.000 штыков), 5-й Заамурский кон. полк 
(800 сабель) и целый ряд карательных от- 
рядов. Все части с многочисленной артилле- 
рией и многими пулеметами. В марте против 
восставших было уже 14.000 штыков и са- 
бель. Но они всюду громили красных. 

В апреле из 8-й и 9-й сов. армии было по- 
слано еще по одной дивизии. К этому вре- 
мени восстание охватило уясе пространство 
в 10 тысяч кв. км. от ст. Усть-Медведицкой 
до г. Бсгучара. Обвод этого района был 400 
верст. К 28 апр. у красных было 39.800 бой- 
цов при 82-х орудиях и 341-м пулемете. По 
сов. данных у восставших было до 30-и ты- 
сяч при 6 орудиях и 24 пулеметах. Сов. 
командующий Южным фронтом писал : 
« восстание имело громадное значение для 
войск южного фронта не только в качестве 
фактора отвлечения войск с нашего фронта, 
но и как событие, подымавшее у противни- 
ка новые силы для борьбы с сов, властью. 
Повстанцы выходили на сообщения армий, 
грабя обозы, нарушая ж. д. сообщение, управ- 
ление войсками » (стр. 243-244). 

По данным ее. Кудинова повстанческие 
войска вначале вели войну лишь обороните- 
льную, избегая больших боев, но, используя 
знание местности и преимушества конницы, 
ночными набегами наносили большие пора- 
жения красным. После начали переходить к 
активным действиям большого мастаба. К 
восставшим примкнули и крестьяне слободы 
Березняки Воронегкской губ. — 800 штыков 



к 



15 — 



с 8-ю пулеметами и полностью перешел к 
казакам Сердобский пслк из мобилизован- 
ных хлеборобов. 

Борьба была очень жестокой, пленных не 
брали ни одна ни другая сторона. У казаков 
в строю были все способные носить оружие. 
Были женщины, девушки, подростки, а ма- 
льчишки собирали свинец от пуль и лили 
из них новые. 

Донское командование о восстании в Вер- 
хе-Донском округе знало по наслышке уже 
в половине марта, посылка первого аэро- 
плана для установления связи закончилась 
неудачей, лишь второ!! само.лет смог свя- 
заться с восставшими казаками. 

Получив донесение от Кудинова, Дон. ко- 
мандование обратилось к ген. Деникину за 
разрешением послать восставшим помощь в 
виде специального отряда; (Дон. командова- 
ние ему было подчинено), но он тогда не раз- 
решил, и повстанцы остались без помощи. 

4 мая, по донесениям Кудинова через вер- 
нувшегося летчика, у восставших бы.ло 6 
дивизий 4-ех полкового состава — полк при- 
близительно 1.000 бойцов, 14 легких орудий, 
одна тяжелая пушка, 93 пулемета, 15 т. вин- 
товок. Телефонная связь по всему фронту 
была налажена очень хорошо : со всех фрон- 
тов сведения поступали за 30 минут. 

К этому времени Донская Армия отошла 
за р. Донец, а северо-восточная часть ее — 
за р. Дон. На Царьщинском направлении, 
при помощи подошедших кубанцев, фронт 
задержался на рр. Сал и Маныч. 

Хотя у донцов, после катастрофического 
отступления осталось мало боевой силы, но 
« дух сопротивления » потерян не был. И вся 
Донская армия 21 апр. перешла в наступ- 
ление на всем своем северном фронте. 

22 апр. 8-я дон. каз. кон. дивизия после 
упорного боя зияла г. Луганск. По приказу 
Дон командования она 23 апр. передала этот 
район пешим частям дивизии ген. Гусель- 
шикова, а сама же получила особое задание 
войти в состав « Особого отряда » с задачей 
идти на сединение с восставшими казака- 
ми Верхне - Донского окрга. В отряд вхо- 
дили • 8-я. 9-я дон. к?з. кон. дивизии 3-х 
полкового состава каждая при 2-х батареях 
по 4 орудия, бригада ген. Постовского в 2 пол- 
ка с одной батареей в 4 орудия, отдель- 
ная батарея >'« 5 войск, стар. А. А. Упорни- 
кова, одного из лучших артил.перистов « По- 
стоянной армии ». Командовал Отрядом Ген. 
Штаба ген. Ф. Ф. Абрамов, 8-ой дивизией 
— ген. Н. М. Кучеров, 9-ой — А. С. Секре- 
тев. Оба — отличные боевые кавалерийские 



начальники. Казаки им верили, любили их 
и по их приказу шли в « огень и воду ». За- 
дачей Отряду было, переправившись через 
Донец, идти в С. 3. направлении к станицам 
Вешенской и Казанской к восставшим каза- 
кам, которые ничего не знали об этом. 

Место переправы выбрали восточнее Лу- 
ганска против хут. Перебойный Гунровской 
станицы. Правый берег реки здесь был 
очень крутой и обрывистый. Для спуска к 
реке — с давних времен выемка через реку 
к хутору. Летом неглубокая река пересыха- 
ла, зимой замерзала. Левьп! берег пологий 
песчаный, покрытый сплошным тальником, 
подходившим вплотную к роще деревьев, 
бывшей примерно в полуверсте от реки и 
служившей отличной маскировкой нашей пе- 
реправы. У красных — постоянного на- 
блюдения за рекой — не было. Были отде- 
льные пешие посты на очень большем рас- 
стоянии друг от друга. Донец на месте пе- 
реправы — неширок, глубина доходила до 
пуза лошади. 

С наступлением темноты, заранее заготов- 
ленные, узкие и небольшие пролеты для 
моста с перилами с одной стороны были 
прочно установлены в песчаном дне реки, 
отдельные звенья были прочно закреплены 
меж:ду собой и временный мост для пешехо- 
дов был готов, казаки, ведя на поводе, пере- 
водили по нему своих коней. Оружие, заряд- 
ные ящики, пулеметные повозки переправ- 
лялись на двух небольших паромах. К рас- 
свету успели переправиться : авангард — 
78-ой дон. каз. полк и моя 7-ая батарея. Ос- 
тальные батареи, под общим командованием 
А. А. Упорникова, заняли закрытые позиции 
на другом берегу. Там же скрытно сосре- 
доточилась вся остальная масса конницы; 
все они должны были переправиться лишь 
в с.пучае успешного' продвижения нашего 
авангарда. В случае неуспеха — А. А. Упор- 
ников огнем своих 20-ти орудий должен был 
прикрыть его отход. Авангардом командовал 
лихой и очень опытный полк. П. В. Савель- 
ев, командир 78-го полка. 

Сотня, переправившаяся первой, повела 
глубокую разведку. Остальные, переправив- 
шись, спешились и заняли удобную позицию, 
примерно в версте от реки был подмытый 
весенним разливом бугор. Переправы полка 
и батареи прошли быстро и без задержек. В 
верстах двух от берега реки полк, почти без 
боя занял небольшой хутор Перебойный и по- 
вел наступление вместе с батареей на восток, 
в направлении станицы Каменской. Наше 
наступление вначале развивалось успешно. 



16 — 



Но часа через два из станицы, навстречу нам 
вышло два большого состава полка красных, 
с многими пулеметами и двумя батареями. 
Завязался бой. Я находился, как всегда при 
наступлении, в группе командира полка. При 
ее обстреле красной батареей был ранен в 
челюсть, но остался в строю, полк. Савель- 
ев, сказавший мне : '< С зтой группой крас- 
ных нам не справиться. Вам нужно скорее 
переправляться обратно. Я с полком прик- 
рою ваш отход. А полк может переправить- 
ся и вп.лавь ». Хотя батарея красных и об- 
стреливала нас, но, к нашему счастью, гра- 
наты Г.ЛОХЛИ в сыром песку и не рвались. 

Видя наш ОТХОД в ст. Упорников пригото- 
вился открыть огонь всеми 20-тью орудиями, 
но стрелять не начинал, решив в первую 
очередь уничтожить красную батарею. Вот 
она остановилась, номера слезли, стали сни- 
мать орудия с передков. И тут Упорников 
скомандовал « Огонь », сорок гранат, одна за 
другой разорвались на батарее красных, лю- 
ди, лошади были побиты, разбиты пушки, за- 
рядные ящики, начали рваться находив- 
шиеся там снаряды. До самого вечера своим 
огнем Упорников не подпускал никого к этой 
батарее. А вторая батарея красных не риск- 
нула войти в сферу нашего огня, зная, что 
и она будет уничтожена. Моя же батарея 
быстро переправилась обратно, а конный 
полк, занимавший до темноты сво11 пози- 
ции, потом переправился вплавь. 

На другой день, на рассвете стало извест- 
но, что заболел командир нашего отряда ген. 
Ф. Ф. Абрамов. В командование вступил по 
старшинству ген. Секретев. Ген. Кучеров ска- 
зал мне (да и у казаков шел об этом слух), что 



ген. Абрамов — говорил ему, что эта задача 
не по его .петам, что ее должен вьшолнять 
молодой кавалерийский начальник, и спросил 
меня, что думают по этому поводу пушка- 
ри ? Я ответил, что пушкари узнав об этом, 
весело говори.ли : « Теперь с нашим Сашей 
Секретом мы дойдем наверника... » 

Ген. Секретев в бою был храбр и спокоен. 
Всем бы.д доступен, в обращении был прост, 
а не « самодур », как некоторые другие на- 
чальники. Он всегда выслушивал мнение 
и младших командиров, его никто не боя.лся 
и, когда надо было, к нему все шли свобод- 
но... и офицеры и казаки. Он любил и берег 
казаков, на « убой » никого не посылал, и те 
платили ему тем же. 

Рано утром он собрал всех начальников, 
до командиров батарей включительно и ска- 
зал примерно следующее : « Вам известна 
наша главная цель соединиться с восстав- 
шими казаками, розорвать кольцо красных. 
Задача не из легких. Но я твердо верю, я 
знаю, что при вашем содействии наши ли- 
хие казаки эту задачу выполнят. Первое, что 
мы должны сделать : выбрать удобное место 
переправы через Донец и затем прорвать 
ближайший фронт красных. Я знаю, подхо- 
дящее место не только по карте, я там сам 
бывал. Это против станиции Репной — (на 
линии Лихая-Царицын). Мы туда и подем ». 

Мы туда и двинулись, все были очень до- 
вольны, что ген. Секретев объяснил наш 
маневр, обычно этого не делалось. 



(Окончание следует) 



М. Бугураев 



ТРАГЕДИЯ КУБАНСКОЙ АРМИИ, 

(Продолжение № 103) 



После захода солнца, с темнотою, нам при- 
казано грузиться в баржу, для следования в 
Туапсе. Баржа открытая и малая... Ее при- 
цепил!-! к паровому катеру. В полночь оста- 
вили берега Сочи.. Было очень холодно. Дул 
сильный ветер. Все закутались в бурки. Бар- 
ку немилосердно качало. 

У страха глаза велики... « Вывезут в мо- 
ре и затопить нас » — сказал кто-то и нам 
стало страшно. 

« А может-быть на нас наскочат из Кры- 



ма и отобьют у красных?... видите, мы идем 
с потушенными огнями » — отвечает кто-то 
и у многих, мелькнула радостная мысль — 
« хоть бы наскочили из Крыма и отбил11-5ы 
нас ». 

Изнуренные от качки, не евшие весь день 
и голодавидие до этого — только к утру мы 
прибыли в Туапсе. При нас не было конвоя. 
На пристани в Туапсе, приказано было идти 
в комендантское управление. Мы там. 

« Товарищи... Вы должны сдать свои шаш- 



17 



ки и кинжалы. Мы все перепишем « с при- 
метами » ка?кдого оружия, а в Екатеринода- 
ре, вам их вернут » — сказал нам какой- 
то начальник. Мы переглянулись. Слегка 
запротестовали, как нарушение условий 
« перемирия », но нам твердо ответили : — 
« Надо сдать., и немедленно ». Какой-то чин, 
через окно, писал наши чины и фамилии. 
Получив через окно-же каждого шашку и 
кинжал — он описывал серебряную отделку 
на ножках и особые приметы каждого 
оружия, допустим так : — « Шашка в сере- 
бряной оправе... клинок « Клыч », кривой... 
кинжал длинный, дагестанской работы » и 
так далее. Здесь нам дали вторично анкеты 
для заполнения, всего 38 пунктов, в трех эк- 
земплярах. Один из них будет следовать за 
нами до конца наших скитаний по Красной 
Руси, по всем лагерям и тюрьмам. Отобра- 
ние кинжалов и шашек подействовало на 
нас отвратительно. Приказано' идти на при- 
вокзальную площадь к своим казакам, для 
погрузки в вагоны. Когда отправка и куда — 
неизвестно. Погрузились в вагоны очень 
длинного состава поезда. Вдруг приказ : — 
« Всем выгрузиться из вагонов в вещами, для 
осмотра их ». Выгрузились. Казаки разло- 
жили свои вещи, находившиеся в сумах. 
Они стоят молчаливо, оскорбленные, возму- 
щенные. Увидев Георгиевские кресты у ка- 
заков в сумах, глава комиссии произносит : 

« Золото и серебро нужно Государству. Го- 
сударством управляет сам народ. У нас все 
народное, поэтому, Георгиевские кресты надо 
сдать ». Казаки молчат. 

« Да, ведь, это безобразие, товарищи » — 
вдруг резко протестует войсковой старшина 
Семенихин Гавриил, стоявший со мною ря- 
дом. Глава комиссии повернулся к нему. 
« Аа... это ты Гаврюша ? Здравствуй ! Што, 
не узнаешь ? В Лабинской гимназии учились 
вместе ! » — вдруг восклицает этот « некто » 
в военной форме. 



А... да-да 



отвечает Семенихин и 



тянет ему руку и тут-же добавляет : « Послу- 
шай !.., да оставь казакам Георгиевские крес- 
ты !.. ведь за них была пролита кровь со 
внешним врагом ! ». 

« Хорошо, Гаврюша, мы подумаем » — ве- 
село, самодовольно ответил он « другу детст- 
ва», прекратил осмотр вещей и пошел куда- 
то совещаться с кем-то. 

« Кто он ? — спрашиваю Семенихина, дру- 
га и одноклассника по Оренбургскому воен- 
ному Училищу. « А черт его знает... я его, 
право, не узнаю. Но он говорит правду. Я, 
что-то вспоминаю какого-то мужиченка, но 



хоть убей — точно вспомнить не могу. А ес- 
ли он признал меня за « друга детства », то 
это только хорошо. Ты слышал, какой я взял 
с ним тон?... Даже назвал его « на ты». Это 
полезно для нас ». Комиссия вернулась, и 
« друг детства » Семенихина, с улыбкой 
« правящего класса », заявил, что они « остав- 
ляют казакам Георгиевские кресты и ремни ». 

Такой неожиданный случай, спас казаков 
от жгучего оскорбления и внес в их души 
некоторое моральное удовлетворение, в их 
бесправном положении. 

« Ремни »... Когда у казаков отбирали ло- 
шадей с седлами, то многие из них, с седел 
сняли пахвы, нагрудники, часть подпруг. 
Ремни, ведь, в хозяйстве пригодятся... Это 
сделали почти все казаки, чему и мы, офи- 
церы, сами удивились, увидев это из выну- 
тых в сумах и на что, невольно, обратил вни- 
мание глава комиссии, решив и это отобрать. 

Первый этап « Агонии Кубанской Армии », 
тянувшийся несколько дней — прошел. Что 
дальше нас ждало — никто не знал. 



Длиннейший состав вагонов поезда направ- 
лен на Армавир, переполнен казаками. В го- 
ловном вагоне офицеры. На станции Бело- 
реченская выгрузка, с приказом ночевать в 
станице Белореченская. На утро выступление 
пешим порядком в станицу Рязанскую. При- 
казано двигаться полками под командой сво- 
их офицеров. Шли толпами. Нас несколько 
тысяч. Сопровождает всех единственный 
матрос верхом на кабардинце с казачьим сед- 
лом. Он чудак. Все время горячится, скачет, 
кричит, но его мало, кто слушает. Он оказал- 
ся не злым человеком. Из Рзяанской идем в 
станицу Старо-Корсунскую. Через Кубань 
долго переправляемся на пароме. Заночевали 
в Старо-Корсунской. На утро идем в Ека- 
теринодар. Из станицы высыпало много ма- 
ясар, переполненных казаками. Станичников 
сопровождают жены. Казаки повеселели, 
словно приходим домой. У окраины города 
мажары оставлены. Идем густою толпою по 
Бурсаковской улице, конечно, без строя, за- 
няв ее во всю ширину. На углу Екатеринин- 
ской улицы остановили голову колоны. Здесь 
управление ЧЕКА. Из широких ворот, ско- 
рым широким легким кавалерийским шагом, 
в ногу, вышло человек 50 солдат и заняли 
все углы улицы. Они при карабинах, при 
шашках, с хлыстами и стеками в руках. То 
был кавалерийский эскадрон ЧЕКА. С тем- 
нотою двинулись дальше. Прошли предме- 



18 — 



стье города Дубинку, вошли в какой-то пу- 
стырь с длинными высокими досчатыми са- 
раями, где и разместились как попало. То 
были кирпичные заводы Стахова. Нача.пся 
новый этап нашего плена. 

Через несколько дней к нам прибыл под 
конвоем ген. Морозов со своим штабом. Их 
перевезли морем Сочи - Новороссийск. Про- 
ш.лс и еще несколько дней. Приказано : — 
« Всем генералам и штаб-офицерам, с ве- 
щами, выстроиться на улице ». Очень силь- 
ный конвой окружил нашу группу около 
80-ти старших офицеров Кубанской армии и, 
по главной Красной улице, доставил в ЧЕКА. 
Вновь заполнение анкеты в 38 пунктов. Из 
помещения ЧЕКА вышел кто-то и, переда- 
вая ген. Морозову большой пакет с нашим 
поименным списком и анкетами, сказал : 

— « Польша заняла Киев. Все вы отправля- 
етесь в Ростов, в штаб Северо-Кавказ- 
ского Округа, где получите назначения на 
фронт для искупления своей вины перед со- 
ветскою властью ». Эта перспектива никого 
не радовала. Мы на станции Екатеринодар. 
Грл'ппе отвели два пассажирских вагона 3-его 
класса и, на удивление, при нас никако- 
го' конвоя. В Ростов прибыли к вечеру. 
Ген. Морозов, со своим адъютантом, штабс- 
капитаном, отправился по указанному адре- 
су. Скоро вернулся и сообшил нам, что адрес 
указан не штаб Округа, а управление ЧЕКА 
и там приказали двигаться в концентрацион- 
ный лагерь, находящийся за городом. С Мо- 
розовым пришел и провож;атый. Долго шли 
по городу и в полной темноте вошли в воро- 
та какого-то пустыря, стороженного прово- 
лочным заграждением. В нем 2-3 казармы. 
Все переполнено, сплошь Донскими казака- 
ми, брошенными под Новороссийском. Рас- 
положились на земле. Ночью пошел донсдь. 

На утро псвели всех в ЧЕКА, под конвоем. 
Томительный личный допрос каждого. На 
столе толстая в переплете « Черная Книга ». 
В нее внесены « все преступники против со- 
ветской власти »... Наших фамилий в ней не 
оказалось. Морозов протестует, что мы « не 
пленные, а добровольно сдавшиеся », что нас 
оскорбляет. « Мы не сдавались, а нас сдали » 

— упрекаем его. Морозов молчит и за нас 
решает все дела сам, ни с кем не советуясь. 
Вдруг выделяют нашу группу, отводят два 
товарных вагона, дают Морозову новый бо- 
льшой пакет, с которым он должен явиться 
в Москве « куда-то »... 

« У вас у всех большие чины... все вы за- 
нимали большие должности в Белой Армии 
и мы не можем сделать соответствующее на- 



значение в красную армию. Это сделает глав- 
ный Округ в Москве » — так сказала власть 
Морозову. 

Выдали нам хлеб и рыбу на несколько дней 
пути, назначили конвой в 4 красноармей- 
ца, при винтовках на веревочке, и босиком... 
и группа выехала в Москву. Конвой — хоро- 
шие ребята. Они, на станциях, приносили 
нам кипяток и исполяли все то, что кто про- 
сил. Мы были совершенно свободны. Мы в 
Москве. Морозов пошел по указанному ад- 
ресу. Вернулся, смеется и показывает нам 
свой пакет. На нем, с угла на угол, синим ка- 
рандашом, крупно, было написано : — «В 
Костромскую Губ — Чека, для фильтрации 
Деникинских офицеров ». Нам это больше 
чем не понравилось... 

С нами делают какую-то странную « шут- 
ку ». Группу отправляют без всякого конвоя. 
Проезжаем в тех-же двух вагонах Вологду, 
Ярославль и впираемся в станцию « Костро- 
ма ». Здесь тупик. Дальше жел. дороги нет. 
На широком пароме, с паровым катером, пе- 
реплываем широкую Волгу и входим в го- 
род Кострому, раскинутый на возвышен- 
ности. Мы в управлении губернского ЧЕКА. 
Было часов 5 вечера. Там только дежурный 
писарь. По егс' телефону вызван председа- 
тель. Морозов вручает ему пакет. Чекист ни- 
чего не знает о подобной командировке нас 
к нему. Удивленный, он рассматривает Моро- 
зова с головы и до ног. Морозову это не нра- 
вится. Он поворачивается кругом, отходит к 
дереву и садится около него. Чекист молчит. 
Дает провожатого. Нас ведут внизу по бере- 
гу Волги, потом по речке Костромка. На про- 
тивоположном берегу Костромки видим ис- 
торический Ипатьевский монастырь, роди- 
ну первого царя из дома Романовых, Миха- 
ила Федоровича. Вправо высокая каменная 
стена. Массивные дубовые ворота с калит- 
кой. Через последнюю входим во двор и уз- 
наем, что это и есть губернская тюрьма еще 
при Императорах. В ней несколько сот плен- 
ных солдат поляков. Морозов опять проте- 
стует. Нас отправляют в Москву на военно- 
пслитические курсы, после коих — назна- 
чение на фронт в Красную Армию против 
Польши, уже занявшей многие города на за- 
паде России. Едем без конвоя. Мы в Москве, 
на Рыбинской товарной станции. На ней стоят 
в два ряда длиннейшие составы трех то- 
варных поездов. Возле них сплошные чер- 
ные папахи людей в гимастерках, в бешме- 
тах, в черкасках нараспашку. Бросились к 
ним и узнаем — все это офицеры Кубанско- 
го Войска, числом около шести тысяч. Видим 



19 — 



сослуживцев, станичников и от них узнаем 
следующее : — Когда был десант Армии ге- 
нерала Врангеля на Кубань — было прика- 
зано явиться для регистрации всем офицерам 
и военным чиновникам, до отставных глу- 
боких стариков включительно. Из лагере;"! 
на Кубани распустили всех казаков, а офи- 
церов и чиновников, с зарегистрированны- 
ми при комиссариатах Отделов, собрали вме- 
сте, погрузили в поезда и, вот, отправляют 
куда-то на север. Регистрация коснулась 
и офицеров не казаков, проживавших на 
Кубани, дагке в отставке. 

Мы расстались с ними, что -бы уже нико- 
гда не встретиться... В Москве группу по- 
местили в отвратительные Астраханские 
казармы, с одиночными нарами в два этажа. 
Теснота, грязь. Мешки со старой измятой со- 
ломой — наши матрацы. В казармах много 
сотен пленных сфип. Армии адмирала Кол- 
чака и сотни дезертиров красней армии. 
Строгий караул. Польская армия победно 
идет вперед. Власть немедленно-ясе выдели- 
ла на курсы офицеров Генерального Штаба, 
артиллеристов и сапер. В эту группу зачи- 
слен и Морозов. Курс на 500 человек. Это 
угке не первый выпуск, главное — Колча- 
ковских офицеров. Наши кубанцы попали 
впервые. Мы, конница и пластуны, в казар- 
мах на скудном пайке. Замечательно... Про- 
изводство в Армиях адмирала Колчака и у 
генерала Деникина не было признано. Нас 
всех расгкаловали... Генералы этих двух Бе- 
лых Армий зачислились, распоряжением 
красной власти, на курсы подполковниками, 
войсковыми старшинами и полковниками. 
Войсковые старшины и полковники нашей 
Кубанской группы зачислены подъесаулами 
и сотниками. В общем — офицерские чины 
за всеми были признаны только те, кото- 
рые они имели перед февральской револю- 
цией 1917 года. Всех разбили на две группы 
— обер-офицерские и штаб-офицерские, для 
внедрения военных наук по рангам. В душах 
наших это не огорчило. Мы, кубанские офи- 
церы, считали это « фарсом », и в Красной 
Армии служить не собирались. Поляки на- 
ступали. С 2-х месячных курсов — их пере- 
вели ня 3-х недельный. В красную армию 
требовались офицеры, В одну из ночей октя- 
бря 1920 г., в двух общежитиях курсов, в 
бывшей гостинице Прага на Арбате, были вы- 
ставлены сильные караулы кавалерийских 
курсантов. Выход на улицы запрещен. Мы 
все были арестованы. Новый допрос — кто 
и где служил в Белой Армии ? Чин и доляс- 
ность ? А потом, в полночь, в снежную пур- 



гу, под сильным конвоем кавалерийских 
курсантов, пригнали на товарную станцию 
Рыбинского вокзала. Метель, глубокий снег 
и мы все до утра ждем чего-то... Утром ука- 
зали вагоны. Двери раскрыты, все занесено 
снегом в средине вагонов; — приказано гру- 
зиться в них. Москва разгружалась от плен- 
ных офицеров Белых Армий. В ней было де- 
вять тысяч, главным образом армии адмира- 
ла Колчака. Всех, в ту-же ночь погрузили 
и отправили в Архангельск. К нам присо- 
единили до 500 человек. Вагоны под замками. 
Сильный и строгий конвой. Комиссар кур- 
сов подпоручик-сапер, явно « пристроивший- 
ся », сочувствующий нам, потом рассказал в 
Екатеринбурге, что — « надо было мириться 
с Польшей; одна часть Центрального коми- 
тета партии соглашалась на мир, а другая 
часть — против; победила первая партия, но 
боясь, что вторая партия, для переворота, во- 
спользуется пленными офицерами Белой Ар- 
мии и может взять власть — решено рас- 
грузить Москву от опасного элемента ». 

Пленники в Екатеринбурге. Длинное кир- 
пичное 2-х этажное здание, бывшее Епар- 
хиальное училище, при власти адмирала 
Колчака Академия Генерального Штаба — 
стало нашею тюрьмою со строгим режимом. 
В будуарах епархиалок сплошные нары по 
стенам и в середине также, оставив между 
ними узкие проходы. Лютая зима. Стекла 
окон заморожены. Мало света. Духота. Жут- 
кое питание. Строжайшие караулы, и вне 
и во всех корридорах. Вша атаковала немед- 
ленно-?ке всех в их скученности. Морозова 
с нами нет. Он зачислен преподавате.пем 
в Москве при Военной Академии, полу- 
чив там-же и комнатку для себя. Семья его 
в Тифлисе. Защитника и ходатая у нас нет. 
Он умен, образован, и с большим граждан- 
ским мужеством. От скуки и горя — образо- 
вали Кубанский хор человек в 30. Регент 
Замула, не казак, из Анапы, но служил в 
4-м Кубанском пластунском баталионе. Он 
окончил консерваторию. Знаток музыки. В 
хоре отличные голоса. После ежедневной 
вечерней проверки — Черноморские песни 
лились по всем длинным широким корридо- 
рам. С разрешения коменданта здания — в 
здани-же, дали концерт. В длинных дохах 
волчьей шерстью наружу, в шлемах-шиша- 
ках с красными звездами на них, при рево- 
льверах в желтых кобурах на животах — в 
переднем ряду сидели три главных чекиста 
города, надвинув свои шлемы на глаза. Как 
демоны сидели они, сосредоточенно слушая 
наши песни Черноморских казаков, сплошь 



20 — 



боевые- Концерт окончен. Они подошли к 
нам, восторгаясь нашим пением и оригиналь- 
ными песнями, которых они никогда не 
слышали. Я всматриваюсь в их лица, глаза. 
Интеллигентная публика. Лица их, даже, 
красивые. Говорят, расспрашивают вежливо. 
Что это ? — думал я тогда. Как интеллигент- 
ные и, видимо образованные люди, могут 
быть чекистами?., и не находил в себе отве- 
та. Результат нашего концерта : — нас вызы- 
вают на многие заводы, коих так много на 
Урале, возле Екатеринбурга; пением нашим 
восхищаются; нас кормят после концерта 
хорошим борщем, мясом, кашею и, еще, на 
дом дают по одному фунту хорошей вьшеч- 
чи на каждого белого хлеба. 

После концерта бал. Приличные дамы, 
дагке в мехах. Дирекция в черных костюмах. 
Они все очень любезны с нами. Что это ? — 
думалось. И потом только мы узнали, что на 
заводах, после ухода войск адмирала Кол- 
чака, почти вся администрация, инженеры с 
семьями, остались на заводах, где они служи- 
ли десятки лет. Служат они и теперь, какая- 
бы власть ни была. В Костроме-же, где не 
было « белых войск » — жизнь города, в осо- 
бзнности крестьян, оставалась такою, как 
были и раньше, при царской власти. И в 
Костромском районе и в Екатеринбургском, 
при многих встречах с крестьянами — ох, 
как они ненавидели красную власть. У нас 
же на Кавказе, в особенности в казачьих об- 
ластях — была борьба иная — казаков с при- 
шлым элементом. И борьба была жестокая, 
почти вплоть до уничтожения один другого. 
Пленные офицеры армии адмирала Колчака, 
по окончании курсов, ездили даже, в от- 
пуск в свои города и села, Мог-ли- кто из нас 
поехать в отпуск на Кубань в свою станицу ?! 
Конечно, нет. Он был - бы там сразу - же 
арестован пришлой властью. Много видеть, 
значит, много знать. Не знаю — концерты-ли 
дали нам доброе имя, или что другое, но нас 
перевели в Харитоновский дом-дворец на 
Воздвиженском проспекте, на самом верху 
горы. Он находился как раз против дома ин- 
женера Ипатьева, в котором была расстре- 
ляна вся Царская Семья. В нем, при нас, по- 
мещалось комендантское управление. При 
нас никакого караула, только комиссар быв- 
ших курсов, вежливый саперный подпору- 
чик. Мы было совершенно свободны. Война 
с Польшей закончена. Мы, как офицеры, кра- 
сной власти были ненужны. Дали анкеты, те- 
перь, короткие и специальные с запросом 
— какую службу, штатскую, каждый из нас 
моясет принять? Написали и сдали. К нам 



прибыли предствите-ли от заводов. Им требо- 
вались грамотные в письмоводстве. Инспек- 
тировали, расспрашивали и немедленно-же 
брали их к себе в сани. Я и полковник 
Донского Войска Владимир Богаевский 
написали — можем преподавать гимнастику 
и фехтование на эспадронах. Прибыл 
начальник курсов молодежи, бывший сту- 
дент сам спротсмен. Его школа готовит 
инструкторов для преподавания гимнасти- 
ки для учащейся молодежи в городах и се- 
лах Уральской области. Школа недавно от- 
крылась. В ней несколько десятков сельских 
учителей и учительниц. Их так-же надо 
учить. Школа, в большом селе Колчедан 
Шадринсксто уезда, сто верст восточнее Ека- 
теринбурга. Согласились. Выехали и поме- 
стились у крестьянина. Спали на полу един- 
ственной у него комнаты, на ряднине поверх 
соломы. Пр1та.лись в школе. 

Обращусь немного назад. Дом-дворец зо- 
лотопромышленника Харитонова, куда нас 
пгревели, был обращен в казармы, оба его 
этажа. К нам вошло 4-5 человек в гимна- 
стерках, в шинелях, явно военные. Случай- 
но, я был недалеко у двери. Увидев нас в па- 
пахах, передний сносил меня : — « Вы все 
здесь Кубанцы ? » Получив утвердительный 
ответ, он продолжал с некоторым удив.лени- 
ем : — « Вас еще не расстреляли ? » Спраши- 
ваю — кто они ? и откуда прибыли ? И они 
рассказали : — « Мы прибыли из Архангель- 
ска. Были в числе шести тысяч кубанских 
офицеров, вывезеных с Кубани. Сами мы не 
казаки, саперные офицеры. И вот, по при- 
бытии в Архангельск, всех кубанцев грузи- 
ли на баржи, везли вверх по Северной Дви- 
не, выгружали и расстреливали. В баржах 
мы находили жуткие записки их, в щелях. 
Расстреляны были все шесть тысяч. И никто 
об этом не узнает. Расстреливали мадьяры ». 
На мой вопрос, как они остались живы ? — 
ответили : — « Мы саперные офицеры и нас 
они помиловали ». Я предположил, что они, 
как саперные офицеры, видимо, плановали 
рытье « братских могил » и заслужили про- 
щение. А на Кубани до сих пер не знают о 
судьбе этих 6-ти тысячах, спешно вывезен- 
ных с Кубани при десанте отрядов ген. 
Врангеля. Красная власть извлекла тогда с 
Кубани весь элемент, до урядников вклю- 
чительно, могуший будировать казаков. Два 
поездных состава с урядниками, при нас про- 
шли в Сибирь, на соляные копи. 

Пройдя тюрьмы и лагеря, молодежь моего 
возраста нашей группы, в интимных беседах, 
плановали побег в Крым, но пока мы все вме- 



21 — 



сте, и что - бы не подвести остальных, да- 
ли слово « не бежать », пока мы вместе. Те- 
перь нас распылили. Мы свободны были ре- 
шать всяк свою судьбу. Крым пал, но бе- 
жать надо и, ТОЛЬКО', за границу, где и ири- 
се единиться к Армии, < для НОВОГО похода » 
— так наивно думал я. Бежать можно толь- 
ко после зимы. Ближайшая от Екатеринбур- 
га страна — это Финляндия. С мая и до 8 де- 
кабря 1917 Г., в месяцы революции, там сто- 
яла наша 5-я Кавказская казачья дивизия, 
состоявшая из 4-х полков и 2-х батарей Ку- 
банского Войска. Там остались знакомые 
семьи русских - старожилов. Единственный 
путь бегства — в Финляндию. Я понял нут- 
ром, кожею, что, если не убегу из красной 
Руси, когда то все равно погибну, как погиб- 
ли тысячи убанских офицеров. Мы сов. вла- 
сти не нужны. И нас она, все равно, ун1'1что- 
жит. Надо бенсать. 

Вот уже и снег сошел по долинам на Ура- 
ле. Во многих учреждениях наши кубанцы и 
донцы нашей группы, служили писарями и 
секретарями. Один друг — кубанец, обещал 
мне достать в своем учреждении официаль- 
ный бланк с печатью и мы сами напишем 
текст командировки и скопируем подписи 
директоров. Риск был сильный — жизнь или 
смерть и мне и другу, если попадемся. На- 
писали в тексте командировку в Олонецкую 
губернию, « с научной целью », поставив имя, 
отчество и фамилию, действительно, суше- 
ствуюшего в этом учреждении студента на 
тот случай, если я « попадусь » и буду аре- 
стован, то запросят в Екатеринбург — « Есть- 
ли действительно такой-то студент у них, 
получивший командировку ? », а в ож;идании 
ответа, судьба помож;ет мне. Тогда не ходили 
пассажирские поезда, а вместо них товар- 
ные для крастьянства, с нарами. И вот, лежа 
на нижней паре, полмесяца, плелся я до Пет- 
розаводска, что на Онежском озере. А отту- 
да, по лесным дебрям, в Финляндию. Были 
ясуткие встречи, когда мог быть опознан. В 
Петрозаводске, опознали меня кубанские мо- 
лодые офицеры, мои подчиненные, сослан- 
ные туда. Обрадовались встрече. Они были 
на свободе и от радости, могли « проболтать- 
ся » другим офицерам. Чекисты — сыщики, 
могли услышать. У меня подложный доку- 
мент На чужое имя. Внушил им, что они 
ошиблись и постарался уйти от них. Это бы- 
ло 30 мая 1921 года, а из Екатеринбурга я 
выехал 17-го. Поезд шел 13 дней. 31-го мая 
вышел пешком на Олонецк. 

Шел пять дней. Заблудился. На пятое ию- 
ня, в полночь, по лесной заросшей тропин- 



ке, наткнулся на одиночную хиоарку у озе- 
ра. Старик и его' ?кена с дочкой, уже спали. 
На стук в окно, они тревож;но выш;ли ко мне. 
По-русски они не говорят, а твердят только 
два слова — ^< чухна, чухна ! » Я понимал, 
что я достиг цели и нахоясусь в Финляндии. 
Видя мой странный и изможденный вид, 
дочка выносит кувшин холодного молока и 
жестом предлагает пить. Я пью-глотаю, а 
они удивленно смотрят на меня... На лодке 
старик повез меня по озеру и передал на по- 
граничный пост сержанта. Дальше пошли 
этапы — на фельдфебельский, потом на офи- 
церский посты. На последнем подробный 
спрос : — и « кто это пришелец и почему 
бежал из красной России? » За ними 2-х не- 
дельный карантин, как прибывшего «из чум- 
ной страны ». Выборгская тюрьма для про- 
верки .личности. Перевели в лагерь Кронш- 
тадтских повстанцев на острове Туркин - са- 
ари, под Выборгом. 28 августа отпустили на 
крестьянские работы у города Фридрих- 
сгамн. Здесь, из русской газеты в Гельсинг- 
форсе, узнал, ЧТО' « остатки » Белой Армии 
генерала Врангеля находятся на полуостро- 
ве Галлиполи. Кубанским Атаманом избран 
ген. Науменко. Рапортом донес о своем бег- 
стве, желая присоединиться к соратникам. 
Генерал Врангель, с августа по ноябрь 1918 
года, в Закубанье и в Ставрополе, командо- 
вал нашей 1-й Конной дивизией, состоявшей 
из шести полков Кубанского Войска. Корни- 
ловским конным полком тогда командовал 
полковник Бабиев. В чине подъесаула я был 
старшим офицером полка. Он меня знал. 
Пишу ему полу-официальное письмо, с про- 
сьбой перевезти меня в Армию. Получаю от- 
вет : 

ПОЧТО-ГРАММА 
ФИНЛЯНДИЯ. Полковнику Елисееву. 

« Я получил Ваше письмо с просьбой по- 
мочь Вам выехать из Финляндии и, вполне 
разделяя Ваши чувства, одновременно с сим, 
прошу письмом профессора Гримма, оказать 
Вам в этом направлении возможное содер":- 
ствие. 

Буду рад, если Вам удастся снова соеди- 
ниться с Вашими соратниками. 

(Дальше следует его личная подпись). 

20 октября 1921 года № 254 С. 
г. Константинополь. Русское Посольство. 
(Подлинник этого письма у меня. Ф. Е.). 

Заключение. В Белграде, Югославия, Об- 
ществом « Вольная Кубань », выпущена об- 
стоятельная историческая книга, при содей- 
ствии Кубанского Походного Штаба, под 
заглавием « Кубанский Календарь », на 



22 



1921-ый год. Надо полагать, что в нем да- 
ны совершенно правильные данные. В нем 
написано, что : — «В Новороссийске были 
погружены остатки 2-го Уманского полка 
полковника Гамалия и 2-й Запорожский пол- 
ковника Рудько. На Черноморском Побере- 
жье 19 апреля 1920 г. у местечка « Малый 
Городс'К », южнее Адлера, при содействии ге- 
нерала Шкуро, на английский гидро-крей- 
сер « Арк-Ройяль ->, были погружены — Пар- 
тизанская бригада полковника Соламахина и 
Волчий дивизион, всего около 1.500 казаков ». 
Это все, что перевезено в Крым изо всей 
Кубансксл Армии, надо считать чуть свы- 
ше 2.000 человек. Дессант на Кубань в ав- 
густе того-же года « утроился в численно- 
сти Кубанскими казаками », как сказал от- 
чет. Генерал Фостиков, после своего восста- 
ния, перевез через Грузию около 5.000 ка- 
заков в Крым. Оказавшись отличным ди- 
пломатом, на ряду с этим, он признан на 
Кубани умным и храбрым офицером. В ре- 



зультате, после эвакуации Крыма, на о. Лем- 
носе, кубанцев было 16.000 и они сведены 
были в Кубанский корпус. 

Генера.пьного Штаба генерал-майор Шиф- 
нер-Маркевич, который на военном совете 
в Адлере был главным докладчиком о не- 
обходимости « капитуляции Кубанской Ар- 
мии » — во время дессанта на Кубань из 
Крыма, был назначен начальником 2-й Ку- 
банской казачьей дивизии (пешей), вместо 
того, что-бы быть осужден военным судом 
и .пично Главнокомандующим Армией, гене- 
ралом Врангель. Значит, генерал Врангель 
и его личный друг, начальник штаба Армии, 
генерал Шатилов, знали, что Крым не усто- 
ит и эвакуация войск из него — будет 
неизоежна. Так зачем-же перевозить туда 
60.000 Казачьих войск с беженцами ? !... ко- 
гда может нехватать для всех Черномор- 
сксто морского флота ? "... 

Полковник Ф. И. Елисеев 
Нью-Йорк. 



ИЗ ПРОШЛОГО 



(В Новочеркасске) 



На 1-ю Великую войну я пошел с благо- 
славения отца добровольцем — вольноопре- 
деляющимся в наш Донской каз. полк. Мно- 
го времени все проходило благополучно, но 
однажды случайная пуля попала таки мне 
в ногу и оказался я в Киевском госпитале. 
Прои1ло поло^кенное время, и доктор мне со- 
общил, что через две недели он меня выпи- 
шет : «а через месяц казачка будете танце- 
вать ». 

Как то стало известно, что госпиталя об- 
ходит специальная комиссия и все вольно- 
определяющиеся 1-го разряда посылает в 
военные учил11ща. Я как то о военном учи- 
лище не думал. Действительно, через два- 
три дня около моей ксйки появляется комис- 
сия : « Вольноопределяющийся 1-го разряда 
— казак — в Новочеркасское Военное Учи- 
лище ! » 

« Господин полковник — разрешите спро- 
сить ! » 

« Ну ? » 

« Разреи1ите поступить в Артиллерийское 
Училище ? » 



« Средний бал по математике ? » 

« Четыре с небольшим... » 

« Подавайте проигение... » 

Вьтт-гсываюсь из госпиталя, дивно прово- 
жу какое то время дома в Новочеркасске и 
однажды получаю извещение : « Принят в 
Николаевское Киевское Артиллерийское 
Училище. Явиться такого то числа ». И вот 
я опять уже За партой, но недели через три 
выясняю, что курс, хотя и сократили, но на- 
грузка очень велика. Пуб.пика из « зубрил », 
после 10-и часов вечера, когда всюду тушат 
свет, удаляется в уборную и зубрит до часа, 
а то и до 2-ух ночи. Результаты сказались 
на втором месяце : когда мы как то постро- 
ились, чтобы идти на ужин, один из зубрил 
качнулся вперед, потом назад и грохнулся 
в обморок. Это не для меня — первым быть 
особенно не стремлюсь, но и последним не 
буду и без зубрежки. 

Февральская революция застала меня в 
Училише. Интересно отметить, что юнкера 
были сплошь из бывших студентов, но ни у 
одного из них я не увидел радостного лица, 



— 23 — 



а слышал только короткие замечания : « Не 
время ». 

Как то шли мы строем по улице. Зима в 
этом году была снежная; снег сгребли с тро- 
туаров и мостовой, и из него получилось что 
то вроде валика, потом проходяш;ие его ут- 
рамбовали, так что на нем можно было 
свободно стоять. Я, при моем росте в 1 м.82, 
был 14-ым с правого фланга, а правофлан- 
говым был некто Антен из обрусевших шве- 
дов, около 2-ух метров и подобающей компле- 
кции. Так вот, когда мы довольно хмуро 
« отбивали ножку », к нему на шею с такого 
валика кинулся какой то тип с криком : «-Те- 
перь свобода, товарищ — давайте поцелуем- 
ся ! » Что сразу произошло потом — я сна- 
чала не совсем понял : Антен пои1атну.пся 
что то мелкнуло вверху, а мне пришлось 
через это что-то перешагнуть. Только тогда 
я сообразил, что когда этот тип форменно 
повис несколько сзади у Антена на шее, то 
тот, закинув правую руку назад, схватил 
типа за воротник, а левой за « задний фа- 
сад я и перекинул через свою голову, про- 
должая отбивать « ножку ». Потом при мне 
сменный офицер сделал Антену замечание ; 

« Послушайте Антен, ведь это могло иметь 
очень неприятные последствия...» 

« Но, господин капитан — ответил тот — 
во первых он нарушил священное место — 
строй, во вторых — я ни с кем в строю це- 
ловаться не желаю, в третьих, я для него не 
товарищ... » 

Слава Богу, этот инцидент обошелся без 
последствий. 

Время шло своим чередом, вот Училище 
окончено; при разборе вакансий, я заявил, 
что выхожу в Донскую артиллерию и зна- 
чит никому по дороге становиться не буду. 
Ехал я в Новочеркасск, будучи твердо убеж- 
ден, что мне дадут пару недель погулять, а 
потом пошлют на фронт, чего я ожидал да- 
же с интересом. По прибытии в Новочер- 
касск, я явился в Управление Донской Ар- 
тиллерии, где был встречен его адъютантом 
есау.чом Сулацким, который на мой вопрос, 
когда меня пошлют на фронт, сказал что бу- 
дет не так скоро : « Потери донских артил- 
леристов не так велики, и имеются три офи- 
цера на очереди впереди вас, а вы зачисля- 
етесь в запасной артилл. дивизион, который 
размещен в бараках около Краснокутской 
роши, где явитесь полковнику Попову ». 
Явился я к полковнику и началась моя служ- 
ба в дивизионе. Частная моя жизнь сложи- 
лась так, что и лучшего нечего было желать : 
жил я с отцом в той комнате, где еще стояла 



моя чертежная доска, а в шкафу висела моя 
студенческая ту»сурка. Мое поколение не- 
сколько подросло и из мальчишек и девчонок 
превратилось в молодых людей, и барышень, 
многие из кото рых были по высшим учебным 
заведениям в других городах, но теперь, вви- 
ду создавшегося пологкения, все были здесь. 
Знакомых среди молодежи у меня масса, так 
как я кончил Реальное Училище и был в По- 
литехническом Институте, а значит среди 
бывших гимназистов, реалистов, семинари- 
стов, гимазисток двух женских гимназий и 
да?ке ехархиалок у меня было много дру- 
зей детства. Встречались мы часто : гулянья 
в Новочеркасске происходили на Московской 
улице и только по одной ее стороне. Гулущие 
доходили по Московский до Платовского 
проспекта и поворачивались обратно; таким 
образом получалось два потока. Так вот, сто- 
ило только выйти часов в 7-8 на Московскую, 
как из встречного потока мне говорили — 
« Верочка справляет свое 18-летие, заходите 
во вторник », через пол квартала из под ко- 
тиковой шапочки выглядывали голубенькие 
глазки и слышалось ; « Мама собирает моло- 
дегкь в четверг, вам там декламировать « Бе- 
лое покрывало » или еще что-то », а еще че- 
рез пол квартала : « Мишке дед прислал из 
Мелеховской боченок вина, приходив в суб- 
боту пробовать ». 

Служебная жизнь сложилась много хуже : 
господа офицеры мне сразу дали понять, что 
я офицер военного времени, а значит « ни 
рыба, ни мясо ». Ни с одним из них дружбы 
кроме чисто служебных официальных отно- 
шений, у меня не завязалось, да я и не осо- 
бенно стремился к этому. Отношения с каза- 
ками получились у меня неожиданно совсем 
другие. Нужно сказать, что, когда я ухо- 
дил на войну, то зашел попрощаться к ста- 
рому полковнику, участнику турецкой вой- 
ны, хорошему знакомому моего отца, кото- 
рый мне сказал : — « Вольнопером идешь ? 
Хорошо, только смотри, не будь прихвост- 
нем у офицеров ». Я запомнил этот совет и 
у меня с казаками в полку были наилучшие 
отношения. Теперь я, конечно, написал в 
полк о моей новой службе. Однажды подо- 
шел ко мне казак : « Дозвольте спросить Ва- 
ше Благородье ? Вот вы в таком то полку 
служили и значит Чикомасова, Воскобойни- 
кова и Мрыгина знаете ? » 

« Да как же — ответил я — Чикомасова 
при мне в руку царапнуло, я его первый и 
перевязывал, а с другими сколько раз в 
разведке был, с одного котелка борщ ели... » 

« Так вот сюда об вас ребята дюже хорошо 



— 24 



описали, скажи, говорят, там всем, что он 
наш, и по случаю чего, так наша 3-я сотня 
за него как один, да и во всем полку его хо- 
рошо знают... » 

« Ну, что же спасибо ребятам за память, да 
и я им напишу... » 



* * 
* 



Когда с Московского Совещания вернул- 
ся первый выборный Донской Атаман ген. 
Каледин — суть его доклада первому Дон- 
скому Кругу можно изложить коротко так : 
« В России порядка нет и не предвидится, а 
что же делать нам, казакам? » 

Так как выборы представителей на Круг 
происходили тогда, когда на войну пошли 
уже и полки 3-ей очереди, то в члены Кру- 
га попало много седобородых казаков, из ко- 
торых один и дал ответ. Его речь появилась 
в наших « Донских ведомостях » и в ростов- 
ском « Приазовском крае ». Постараюсь ее 
передать вкратце, как она мне запомнилась : 
« Мы, казаки, свою служ;бу исполняли чест- 
но, и когда в 1904-1905 гг., происходили в Рос- 
сии беспорядки, то мы присягу помня, поря- 
док наводили, а за это нас вся Россия « нага- 
ечниками », « опричниками » и всякими непо- 
требными другими словами называла-.. Те- 
перь Россия царя скинула, а сама пришла в 
ничтоясество. Порядка в ней мы произвести 
не можем, а раз Царя — Батюшку они ски- 
нули, то от присяги мы свободны. Касатель- 
но того, что начальство нужно выбирать, то 
это нам еще деды рассказывали, что у нас, 
казаков, в давнее время это было, и это нам 
не в новость... Вот и сейчас, значит, мы себе 
Атамана Войскового выбрали, окружных, 
станичных, хуторских атаманов повыбирали 
и будем сами управляться, а они пускай в 
России сами управляются. Пускай они нас 
не тронут, а мы их трогать не будем. Теперь, 
значит, «прибрегая к своему берегу... » (каза- 
чье выражение означающее — заботиться о 
себе). 

* 

До сих пор не могу понять как и почему 
было разрешено нашему первому офицеру, 
перешедшему в стан большевиков есаулу 
Голубову устроить митинг в нашем за- 
пасном Артиллерийском дивизионе ? Но это 
произошло — в бараке были поставлены 
скамьи, устроено нечто вроде возвышения 
для оратора. Передние скамьи спереди спра- 
ва заняли офицеры, а дальше расположи- 
лись казаки, молодые и еще не совсем рас- 



пропагандированные. Приехал Голубеев, за- 
нял свое место на тирбуне. Я оказа.лся очень 
близко от него и мне почему то запомнились 
его глаза. Голубые глаза бывают самых раз- 
нообразных оттенков, а вот у него были очень 
светлые, водянистые, как бы с « сумасшед- 
шинкой ». 

« Теперь, когда над нами засияло' солнце 
свободы... » — не буду приводить митинго- 
вые слова, они всем давно уж надоели, но 
вот г.павное, на что он сделал главный упор : 
« Я сам офицер, но я призываю вас : созда- 
вайте свои комитеты и выбирайте себе на- 
чальников, а тех офицеров, которые пили 
вашу кровь — судите и поступайте с ними 
по революционной законности... Не слушай- 
те тех офицеров, которые вас муштруют и 
наказывают — выгоняйте их вон !... » и т. д. 

Казаки переглядывались, ухмылялись и 
смотрели на офицеров, а те бледнели, крас- 
нели и... молчали. Я положительно бесился, 
но хорошо понимал, что не мне же прини- 
мать какие то меры. Голубеев, накричав- 
шись до хрипоты, уехал и все разошлись, но 
когда мы все офицеры собрались в дежур- 
ной, я не выдержал : « Ведь он же призы- 
вал к открытому бунту, неужели же нель- 
зя было принять какие то меры ? » — Вся 
злость и досада полк. Попова обрушилась 
на меня : « Да что вы ? Офицеру выступать 
на митингах ? Сразу видно, что вы офицер 
военного времени! ...» 



Новочеркасск был всегда тихим патриар- 
хальным городком, городом учащихся и чи- 
новников, в котором годами не происходило 
никаких происшествий, а тут вдруг нача- 
,пись грабежи. У кого отняли деньги, с ксто 
сняли шубу, кого то отпустили, раздев до 
нага. Новочеркасск стоит на горе, так вот, 
если спуститься по Троицкому довольно кру- 
тому спуску, перейти через деревянный мо- 
стик речку, то попадаешь в его пригород — 
Хутунок. Там был расквартирован пехот- 
ный не казачий полк. С революцией боль- 
шая часть его разбежалась, а человек 500 — 
осталось. Квартира есть, поят, кормят, по- 
чему же не пожить беззаботно, но беда в 
том, что на выпивку не хватает. И вот все 
нити грабежей вели к Хутунку. Бы.п отдан 
приказ местной команди и запасной сотне 
отправиться в Хутунок и разоружить солдат. 
Казаки собрались на митинг и постановили : 
«Опять хочет начальство нас с содатами 
стравить, с которыми мы вместе в окопах ле- 



25 — 



жали ? — Не желаем п не пойдем ! ». 

Через несколько дней, на окраине близкой 
к Хутунку случился уже вооруженный гра- 
беж, когда ворвались в дом и, угрожая вин- 
товками, ограбили и избили. Тут уже нуж- 
но было принимать экстренные меры, и бы- 
ло решено выслать на разоружение полка 
юнкеров, а на всякий случай выслать и 
взвод артиллерии. Взвод повел командир ба- 
тареи войск, старш. Шульгин, а младшим 
офицером был назначен я. Рано утром мы 
заняли позицию на бугре над Хутунком, но 
главное неудобство было в том, что правее 
нас, в 200-ах саженях находились старые ар- 
тиллерийские казярмы, занятые в то время 
выздоравливаюгцими, запасными и просто 
ловчилами фронтовиками, сильно распро- 
пагандированными. Как мы только при- 
были, сейчас лее из казарм явились казаки 
и, узнав, что взвод будет участвовать в разо- 
ружении солдат Хутунка, собрали митинг и 
потребовали, что бы на него явился полк. 
Попов и дал бы объяснения. Очень скоро в 
коляске он приехал и, поговорив с Шульги- 
ным, кивнул мне : « Пойдемте со мной ! ». 
Через несколько минут мы уже стояли во 
дворе казармы, окруженные толпой возбуж- 
денных казаков. На заявление Попова, что 
он получил приказ выслать взвод и его вы- 
полняет — послышался рев : « Не дадлм 
стрелять по нашим братьям ! Сметем взвод, 
а не допустим. Это ты мало нас на фронте 
муштровал, так и тут с братьями стравля- 
ешь... Знаем мы тебя и еще доберемся ! ». 

Взбешенный Попов крикнул : « Здесь есть 
казаки, которые слу»^или со мной на фронте. 
Скагките, в чем вы можете меня обвинить, и 
я вам на эти обвинения отвечу... » На мину- 
ту настало молчание, как будто никто не 
мог предъявить какое-нибудь обвинение, но 
вдруг вплотную к нам протиснулся здоро- 
венный рыжий казак и, поднося покрытый 
веснушками кулак прямо к лицу Попова, за- 
орал : « А помнишь, как мы в 1915 году по 
четьфе дня горячей пиши не видали, а пом- 
нишь, как ты нам сало не додавал — в кар- 
ман прятал ? ». Толпа услышав, что какое-то 
обвинение предъявлено, вероятно, даже не 
расслышав какое, снова подняла рев. Пол- 
ковник, схатившись за голову и бросив в 
мою сторону « Поговорите с ними ! » вышел 
из круга казаков и пошел в дежурную. Об- 
винения, конечно, были явно вздорные, и я 
попробовал « поговорить » : — « Братцы ! Я 
сам много времени 6ы.п на фронте и знаю, 
что при наших передвижениях кухни за на- 
ми не поспевали, но в этом не вина команди- 



ра части... » — Тот же рыжий казак грубым 
толчком локтя отбросил меня в сторону со 
словами : « Ты еше яеелторотый, чтобы с то- 
бой разговаривать ! ». Меня оттерли от оче- 
редного оратора, и я пошел к полковнику. Он 
сидел в дежурной за столом, все так ж;е 
обхватив голсзу руками : « Идите на взвод, 
доложите Шульгину, о всем здесь происхо- 
дяш;ем и скажите, что приказание во всяком 
случае должно быть исполнено... » Видя ме- 
ня выходящим из ворот казармы и идущим 
к взводу, вслед мне от толпы несется крик : 
« Иди, иди и скажи там, что только попро- 
буй выстрелить по Хутунку — мы от вас 
мокрого места не оставим... » — Докладываю 
Шульгину о всем происшедшем : — «Я ос- 
танусь около левого орудия, а вы рвдите к 
правому и обратите все внимание только на 
тех... », и он кивает головой в сторону ка- 
зармы — « Идите ! » — последнее слово бы- 
ло произнесено тоном не допускаюшим ни- 
каких вопросов или возражений. Станов- 
люсь около правого орудия. « Обратите вни- 
мание только на тех », а что это значит при 
данном положении ? При первом выстреле 
вся эта орава кинется на нас с целью отор- 
вать нам головы, как слышались крики, а 
как я должен « обратить внимание » ? Кар- 
течь, на близком расстоянии — вещь очень 
убедительная и пожалуй об этом можно 
спросить, не спрашивая прямо. « Поднести 
к орудию лоток со шрапнелью ! » — коман- 
дую я и наблюдаю за Шумилиным. Он смо- 
трит в биноксль на Хутунок, лица его я не 
виясу, но он молчит, а не слышать моей 
команды он не мог. 

Уже десятый час, а юнкеров все нет. С 
нашего бугра, между крышами домов мож- 
но видеть некоторые отрезки Троицкого 
спуска, и я туда вглядываюсь. Боже, да кто 
же так распорядился ? Чтобы понять мое 
волнение, нужно хорошо знать эту местно- 
сть. По Троицкому крутому спуску да еще 
с выемкой в середине когда то шла грунто- 
вая дорога на « погибельный Кавказ »• К 
приезду Государя донцы решили этот спуск 
« облагородить ». Сделана была насыпь, на- 
чинающаяся около церкви и кончающаяся 
почти около реки, и вымошена булыжником. 
Справа и слева от насыпи были оставлены 
очень узкие грунтовые дороги, так как пря- 
мо на их краях стояли маленькие домики 
жителей. По середине спуска, где насьшь 
достигала наибольшей высоты, поставлена 
триумфальная арка. Носки сапог человека, 
стоящего около арки приходятся вровень с 
крышами домиков. Вот юнкера в конном 



26 



строю по три вступили на насыпь. Спуск ви- 
ден из Хутунка, как на ладони и, если най- 
дутся только десять стрелков, которые об- 
стреляют юнкеров около арки, то упавшие 
раненые лошади завалят узкую дорогу, а 
перепрыгнуть через них на булыжниках по- 
чти невозможно. Спрыгнуть на лошади впра- 
во или влево с крутого спуска, имея вршзу 
узенькую дорожку и стены домов — это 90"/о 
за то. чтобы сломать ноги лошади или голо- 
ву себе. Конечно, у юнкеров при таких об- 
стоятельствах возникнет беспорядок, а даль- 
ше — произойдет цепная реакция. Шумилин 
должен открыть огонь по Хутунку, орава 
бросится на нас, а встречу ли ее картечью ? 

Вот юнкера мелкнули между крышами, 
уже приближаются к арке. Вот сейчас, 
сейчас — напряжение достигнет высшей точ- 
ки. Вот они показались ниже арки, стало 
уже легче, лишь бы их не встретили на 
узком мостике. Вот они прошли мостик, втя- 
нулись в Хутунок и через час. оттуда по- 
шли подводы с винтовками. Все обошлось 
благополучно... 

Если остался еше в живых кто либо из 
юнкеров, разоружавших Хутунок — отзоем- 
тесъ ! 



Вот этими руками,я не мало отправил бо- 
льшевистской с. . . .чи на тот свет и нахожу, 
что цена за мою жизнь подходящая, а вот вы, 
господа офицеры, когда вас будут вешать на 
том же фонарном столбе что и меня, вы по- 
думайте за что вас вешают ? За то, что вы, 
позванивая шпорами, гуляете по Московской? 
И только? Цена маловата... Господа, вступай- 
те в отряд, остаются считанные дни и, если 
мы ничего не сделаем, большевистская вол- 
на захлестнет наш родной Дон... Сейчас каж- 
дая рука, каждая винтовка на счету... Я ос- 
тавляю здесь на столе лист бумаги для же- 
лающих записаться, а теперь простите, дела 
отряда меня призывают... » Он шелкнул ка- 
блуками и твердой походкой покинул зал. 

Я уже много слышал о Чернецове, а теперь 
его вид, его речь произвели на моня очень 
сильное впечатление. Я бросаюсь к полк. По- 
пову : « Господин полковник, разрешите мне 
записаться в отряд есаула Чернецова ? 

« Да, что вы ? Вы состоите на действи- 
тельной службе и хотите записаться в какой 
то партизанский отряд ? — Ни в коем слу- 
случае... » — не знаю, что он увидел в мо- 
их глазах, но сейчас же добавил : « А если 
вы туда запишетесь самовольно, то я отдам 
вас под суд, как дезертира из части ! » 



По случаю доклада есаула Чернецова о по- 
ложении фронта на воронежском направле- 
нии, было назначено гарнизонное собрание 
господ офицерев в зале Офицерского со- 
брания. Чернецов говорил : « В каменноуго- 
льном районе начались беспорядки, дагке 
с убийствами руководящего состава, и госпо- 
дин Атаман приказал мне навести там поря- 
док, и я его там навел... Когда я с отрядом 
занимал такую то станцию, с соседней ста- 
ницы со мной связался по телефону крас- 
ный комиссар и предложил мне сдаться, вви- 
ду большого превосходства его сил и ма.ло- 
численности моего отряда. Я ответил, что 
мне нужно время на размышление. В два ча- 
са ночи я ворвался с отрядом на эту станцию 
и комиссара пристрелил лично... Среди вас 
говорят, что я слишком молод, чтобы ко- 
мандовать отрядом. Если господин Атаман 
прикажет — я передам любому из вас ко- 
мандование отрядом и подчинюсь ему... Го- 
спода офицеры ! На этой вот шее — Черне- 
цов подтверясдает свои слова гкестом, кото- 
рый нельзя забыть — закидывает обе ру- 
ки на затылок и проводит пальцами по стоя- 
чему воротничку френча — я уже чувствую 
большевистскую петлю, но, когда меня будут 
вешать, я буду знать за что меня вешают !. 



* 



Кто то сообщил, ЧТО' с фронта пришел ие- 
•лый полк под командой полковника Тацина. 
Полк долго пробивался то по ЖД, то поход- 
ным порядком, но всегда гордо отвечал сол- 
датам, старавшимся его задержать и разору- 
ж;ить : « Оружия не сдадим и офицеров не 
выдадим, а лучше пропустите чтобы не бы- 
ло беды... » Теперь этот полк находится в 
полупереходе от Новочеркасска, сейчас при- 
водит себя в порядок и завтра будет пред- 
ставляться Атаману. Из за слугкбы я не мог 
сам присутствовать на этом, но вечером от 
нескольких лиц услышал описание этого со- 
бт 1ТИЯ. Полк, в отличном виде выстроился на 
Дворцовой улице против Атаманского двор- 
ца. Генерал Каледин вышел на балкон 2-го 
этажа дворца, благодарил казаков за служ- 
бу и рассказал им о том, что 1-й Донской Вой- 
сковой Круг поручил ему, 1-ому Донско- 
му выборному Атаману, защишать Дон от 
большевиков. Самыми горячими словами 
он просил казаков сменить отряд есаула Чер- 
нецова и защитить Дон от красных, наступа- 
ющих от Воронежа. « Вы уже видели по до- 
роге, что делают солдатские банды, так за- 
щите от этого наши станицы ». 



— 27 — 



Некоторое время стоял невыразимый шум: 
« Пойдем как один » Защитим наши стани- 
цы ! Ура... ! » 

Атаман поднял руки и все постепенно сти- 
хло : « Я обращался к вам как генерал, обра- 
щался как Атаман, а теперь по старым ка- 
зачьим обычаям, я обращаюсь к вам, как 
старик-отец : дети, защитите Дон ! ! ! ». И 
Атаман снял фурагкку и в пояс поклонился 
казакам... 

Что тут поднялось — описанию не подда- 
ется. Казаки били себя в грудь кулаками, 
клялись, многие плакали. В этот вечер в Но- 



вочеркасске телько и было разговоров : « Ну 
теперь то целый полк фронтовиков, да ка- 
кие ребята ! Если Чернецов сдерясивал кра- 
сных со своими мальчиками, то эти то пря- 
мо их вышвырнут с казачьей земли... » А 
днем поползли какие то неопределенные слу- 
хи, и к вечеру выяснилось, что ночью ка- 
заки разопллись по своим станицам, оста- 
лось человек 30-ть, да и те, вероятно, этой 
ночью уйдут... 

(Продолжение следует) 

В. С. Мыльников 
Са1ха Ро81а1 8405 8ао Раи1о ВгёзИ 



СКАУТИЗМ НА ДОНУ. 



(Исторический очерк). 

По совершенно неизвестным причинам о Скау- 
тизме на Дону не написано почти ничего. Между 
тем, стихийно развивавшаяся юношеская органи- 
зация на всей территории России, именно на Зем- 
ле Всевеликого Войска Донского развивалась и 
влила в это движение ту русскость, которой ей 
недоставало, и о которой твердили многие деяте- 
ли, как напр.. адм. Бострем, Преображенский, По- 
пов и др. — ясно сознавая, что русским детя.м и 
юношеству необходи.мо, прежде всего, русский дух, 
русские осычаи и свои-же примеры, которы.ми так 
богата наша собственная русская история. Вина в 
этом, конечно, лежит главным образо.м на тогдаш- 
нем обществе, на нашей интеллигенции, о которой 
уже исписаны тонны воспоминаний и суждений... 

В силу ненормальных условий 1-ой Мировой вой- 
ны, а зате.м и революцш!, скаутизм был занесен на 
Дон петроградскими инструкторами, но настоя- 
щая организация возникла по инициативе По- 
ходного Ата.мана Ген. Попова и в день взятия Но- 
вочеркасска — 23 апреля 1918 года — в Юрьев 
День Св. Георгия Победоносца, Покровителя скау- 
тов всего мира. Подробности эти мало кому изве- 
стны или о них забыли. 

Мнэго писалось о геройстве нашего юношества, о 
партизанах, о Степном и Ледяном Походах, но не 
говорилось ничего о незаметных н неизвестных 
героях, которые находились в местах, занятых 
красными и порой — совершали подвиги, если не 
такие гро.мкие. то во всяком случае, неменьшие. 

Постарае.мся воскресить прошлое и безпристра- 
стно передать сосытия, порой страшные, как во 
всякой гражданской войне. 

В память безвестных героев, в память забытых 
могил... Еще звучат слова Суворова : ...« Истин- 
ный покой — у Престола Всевышнего ». 

В январе 1917 года, в г. Новочеркасске, 
приехавшим из Петрограда скаутмастером, 
был сформирован отряд скаутов при част- 
ной гимназии Петровой весьма « энглизиро- 



ванного » типа. Отряд был смешанным (как 
и сама гимназия), но нароставшие события, 
а главное, совершенно чуждая и незнакомая 
казаком форма одежды, обычаи и правила 
новой срганизации — привлекала весьма 
слабо учащуюся молодежь. Дальнейшие со- 
бытия на Дону, вполне естественно, только 
усугубили положение и отряд прекратил 
деятельность. 

В сЬеврале 1918 года, в г. Новочеркасск, 
занятый красными, прибыл другой петро- 
градский помощник скаутмастера и наладил 
связь с Донскими Скаутами. Картина была 
невеселая : все боялись красных (семьи, ко- 
нечно). 

На рассвете 23 апреля 1918 г. Новочер- 
касск был взят казаками и перепившийся 
гарнизон красных без8порядочно отступал к 
Хутунку. Небо.яьшие группы красных (все в 
касках) растерянно шарахались и всюду на- 
тыкались на занявших город казаков. У Ху- 
тунка разгорелся сильный бой. Было около 
восьми часов утра. По обе стороны Кавказ- 
ской улицы пробирался взвод одной из со- 
тен Новочеркасского Партизанского полка, 
под прикрытием стен домов... 

Уже почти у самого угла с Атаманским 
спуском, небольшая группа красных напо- 
ролась на партизан. После нескольких взры- 
вов ручных гранат и выстрелов, на середи- 
не улицы остался лежать один убитый кра- 
сный и длинный кровавый след потянулся 
вверх по Атаманскому спуску... Выше, опять 
затреша.пи выстрелы. Это, кажется, были 
последние выстрелы на улицах города. Бы- 



28 — 



ло прекрасное весеннее утро. Ведь была Св. 
Пасха ! 

Появился верхом на лошади офицер : на 
шинели чернильным карандашам были на- 
рисованы погоны, просвет и две звездочки. 
Хорунжий разыскивал « начальника скау- 
тов » (так и сказал), чтоб передать приказа- 
ние Походного Атамана. Петроградский ин- 
структор вышел и подошел к офицеру. 

Распоряжение было не из легких ; ген. По- 
пов приказывал немедленно собрать всех 
скаутов, как можно скорее и, захватив по 
дороге в любой аптеке перевязочный мате- 
риал — бежать к Хутунку ! Были раненые, 
но не было ни сестер милосердия, ни фельд- 
шера. Кроме того, нужна была быстрота. 

Налаженные знакомства и контакт — при- 
годились. Не прошло и 15-20 минут, как бы- 
ли собраны 3 мальчика и 7 девочек (стар- 
шей было 15 лет) с которыми и побежал ин- 
структор, забегая на ходу в аптеки... 

Столица Дона расположена на горе и, что- 
бы сбежать к Хутунку — нужно пройти пло- 
щадь, с которой раскрывается вид, как на 
ладони и на Хутунок, и на железнодорож- 
ный мост и на возвышенность с левой сто- 
роны города. Здесь именно и была задер- 
жана скаутская группа. Командир батареи, 
стоявшей здесь-же на позиции, тоном не до- 
пускающим возражений, приказал беж;ать 
тушить пожар на хуторе, дым с которого, за- 
крывал ему всю даль... Сюда-же подошла 
одна сестра милосердия и за ней шагом еха- 
ли две подводы с ранеными. Нужен был пе- 
ревязочный материал. Думать было некогда. 
Раненых сняли с двух подвод. На подводах 
разместились быстро скауты и сестра с ка- 
ким-то человеком (вероятно санитар), и... по- 
скакали во всю прыть к хутору, из которо- 
го валили густые черные клубы дыма, за- 
волакивая все небо. Но как, и чем тушить 
пожар ? Горело зерно. 

Один из основных навыков скаутов — не 
теряться в самой невозможной обстановке ! 
Так получилось и здесь. Оказалось, что ту- 
шить горящее зерно совсем не сложно. Не- 
сколько бродивших по улице и во дворах 
^кителей, приняли живое участие в тушении 
и, когда, через час приблизительно, прибы- 
ла пожарная команда — ни дыма, ни огня 
уже и в помине не было ! Только начальник, 
опытный брандмейстер, все никак не мог по- 
нять, как это « девочки и тушат погкар ! » 

Любителям-же батальных картин, можно 
рассказать, следуюшее : в момент перемены 
задания и разговора с командиром батареи, 
скауты были свидетелями исторического мо- 



мента. Это был самый тяжелый момент, ко- 
гда бронепоезд красных начал подходить к 
железнодорожному мосту, через Тузлов. На 
поле, вблизи от полотна, лежала цепь За- 
плавской станицы и... дрогнула. Еще-бы ! 
Бронепоезд поливал ее из пулеметов ! Мо- 
мент был тяжелый 1 

Вот, тогда из-за бугра, появилась конни- 
ца с одним орудием, которое, снявшись с 
передка, дало несколько выстрелов по бро- 
непоезду. Это были подошедшие Дроздов- 
цы... Таким образом, Донские Скауты были 
свидетелями того, что не забыли наверняка 
никогда. А гордились они — исполнением 
приказания. 

Дело этим, конечно, не кончилось. Гене- 
рал Попов приказал формировать скаутов, 
и этим было положено начало ПЕРВОЙ го- 
сударственной организации на Русской Зем- 
ле. Много лет прошло с тех пор, но понима- 
ние Донских Атаманов настоятельной необ- 
ходимости здорового и патриотического вос- 
питания молодежи, только подчеркивает зна- 
ние государственных задач. 

О нача.пе, развитии и конце Организации 
Бой и Герль Скаутов на Земле Всевеликого 
Войска Донского стоит поговорить, хотя-бы 
уже потому, что, вопреки всей неурядице и 
безобразному устройству тылов, на всем Юге 
России — Дон был единственным « оазисом » 
в разбушевавшейся стране, где были поря- 
док, закон и устремление к государственно- 
му возрождению. Более того : говорят, что 
юношеские организации являются, как-бы 
фотографией и своей страны, и своего наро- 
да. Слава Боту, Донским Скаутам нечего 
смущаться или краснеть ! 

Приказ Походного Атамана был короток 
и ясен : формировать Донских Скаутов ! 
Маленькая группа, окрыленная своим успе- 
хом при взятии Новочеркасска решила на- 
чинать вербовку своими средствами. Но пет- 
роградский инструктор понимал дело со- 
вершенно иначе. Раз приказ исходил от вла- 
сти — нужно было действовать в широком 
масштабе !.. 

Главная трудность заключалась в том, ка- 
ким путем сделать большую и публичную 
огласку новой организации, при отсутствии 
средств, знания местных условий и без нуж- 
ных знакомств. Но молодой инструктор уже 
имел в Петрограде практику по органи- 
зации отряда при сестрорецком Яхт-Клубе 
и при 12-ой Петрогр. Гимназии ,а донских 
казаков знал с детства (по Польше), по 6-му 
Донскому Казачьему Ген. Краснощекова 
Полку ! Присутствие-же молодых офицеров 



— 29 — 



Добровольческой Армии — натолкнуло на 
мысль об устройстве танцевального вечера 
на Детской Площадке, приспособленной для 
кино-сеансов в городском саду. Конечно, на- 
стоящей цели своего начальника дети не 
знали... Все с энузиазмом взлись за дело. 

Этими спектаклями заведывало благот- 
ворительное общество и только после кате- 
горического отказа от кассы и, какого-бы 
то ни было барыша — председатель (генерал 
в отставке) соблаговолил дать разрешение. 
Предствилась и другая трудность : необхо- 
димо было построить помост с настилом до- 
сок, для танцев, но и это нашлось на складе. 
Был нанят пьянчул^ка плотник и... работа 
закипела. Все устроилось, как нельзя лучше, 
а последнее средство — имя Походного Ата- 
мана — убеждало самых инакомыслящих... 

Расклеенные афиши по всему городу со- 
брали все молодое и веселое. Чудная май- 
ская ночь при свете электричества и фона- 
риков, создавала обстановку уже давно по- 
забытую. Очень хороший оркестр играл ве- 
ликолепно. Все были в восторге, особенно 
девочки-скаутки, тушившие пожар ! 

Еще до начала, инструктор условился с 
оркестром, что по его сигналу сыграют туш 
и он выступит с « заявлением ». Расчет ор- 
ганизатора всего этого был прост : нужно 
было публично' объяснить всем, что пред- 
ставляет собой новая организация. Кроме 
того, предполагалось, что масса молодегки 
(старшей) разнесет эту новость и, таким об- 
разом, будет сделана нужная пропаганда 
(как говорят теперь !)... 

ТруднО' сейчас вспомнить, как и чем начал 
свою речь молодой энтузиаст. Воцарилась 
тишина. Все были удивлены. Но, по мере 
того, как говорил инструктор, а говорил он 
от души и чистого сердца — наростал энту- 
зиазм у публики. Дружные аплодисменты 
превратились в настоящий триумф. Какой- 
то старичек генерал схвати.л юного оратора 
в свои объятия и взволнованным голосом, 
говорил : « Таких, такую молодеж;ь нам нуж- 
но теперь. От всего сердца желаю вам и 
вашим успеха ! » 

Ну, а сам-то виновник торжества, о чем 
думал ?... 

В конце своей речи он подчеркнул, что с 
утра следующего дня — открыта запись но- 
вичков, здесь-же на Детской Площадке. Все 
теперь сводилось к простому, но самому 
главному : откликнутся на призыв или нет? 
Но расчет оказался правильным, и задолго 
до 9-и часов утра следующего дня у входа 
на Площадку стояла толпа учеников и уче- 



ниц всех учебных заведений Новочеркас- 
ска ! Назначенные для записи сбивались с 
ног, а некоторые, кто не желал ждать, ухо- 
дили в гимназию Петровой, о чем позабо- 
тились скауты другого петроградского ска- 
утмастера. С ^.-того дня и начался антогонизм 
среди двух главных подразделений скаутов 
в этом городе. 

Не будем уже входить в подробности, как 
дело развивалось, как приходилось созда- 
вать все из ничего. Прежде всего, необхо- 
димо было найти подходящего человека, 
чтоб возглавить обе враждующие стороны и 
прекратить вредный антогонизм. Сказыва- 
лась молодость обоих инструкторов. В те 
времена и верные своей традиции — инст- 
руктора были из тс'й-же учашейся молоде- 
жи, в особенности, в Петрограде. При нали- 
чии старшего по возрасту начальника, была 
светлая надежда прекратить совершенно 
вражду и критику... 

По инициативе позж;е приехавшего, был 
найден человек : капитан дальнего плава- 
ния Александр Петрович Дехтерев. Трудно 
было найти во время войны, да еше в той 
сумбурной обстановке, когда все лучшее бы- 
ло на фронте, человека подходящего. Вы- 
бор был сделан поспешно и, как показало 
будушее, неудовлетворительно ! А может 
быть это была судьба того смутного и не- 
норма.льного времени ? Думаем, что оба ин- 
структора понимали опасность положения и... 
поторопились. А антогонизм, как-будто пре- 
кратился. Новый-же Начальник сразу ре- 
шил оформить организацию, которая и бы- 
ла вскоре оффициально утверждена Атама- 
ном Красновым. Дело спорилось... 

Приятно было читать в газетах Приказы 
по Гарнизону о парадах :... « и 1-ой и 2-ой 
Дружинам Бой и Герль Скаутов на Земле В. 
В. Донского ». Назначались Инспекторские 
Смотры и Краснокутской Роще, которые по- 
сешал Донской Атаман. Выдан был шанце- 
вый инструмент и палатки. Выдано было 
много материала для формы. Проведены бы- 
ли штаты, и Начальники Дружин получали 
казенное содержание. Одним словом, это уже 
была серьезная работа и можно было пред- 
полагать, что Организация выльется в мо- 
гучее детище многих русских патриотов и 
деятелей, которые только и мечтали о « рус- 
сификации » нашего скаутизма с давних пор 
(еше до революции), отдавая себе отчет в том, 
что русским детям ну^кно преподавать все 
русское и базироваться на нашем-же исто- 
рическом прошлом. Такими были в истории 
Русского скаутизма : Адм. И. Ф. Бострем, 



— 30 — 



Преображенский, Попов и многие, многие 
другие. 

Для того, чтобы читателю были более по- 
нятны события тогдашних времен, вернемся 
несколько назад и посмотрим, что собой 
представляли разные юношеские организа- 
ции на территории тогдашней России. Ду- 
маем, что вероятно всем известно, о почине 
и желании Императора Всероссийского Го- 
сударя-Мученника, сконцентрировать руко- 
водство' и контроль по моральному и физи- 
ческому развитию народноселения ? ! На 
этот ответственный пост был назначен ген. 
Воейков. С начала столетия выявилась яв- 
ная нехватка предподавателей и инструкто- 
ров гимнастики (главным образом), и физи- 
ческого развития. Офицерские гимнастиче- 
ские школы не были в состоянии заполнить 
этот пробел. Особенно нуждались в таких 
преподавателях наши гимназии, реальные и, 
коммерческие училиша, да и в средних воен- 
ных учебных заведен11ях чувствовался этот 
недостаток. Начались частные поиска и ини- 
циатива. 

В то время, в Чехии, входившей в Австро- 
Венгерскую Империю, были развиты Стрел- 
ковые Общества и « Сокола ». Оффициально 
ЭТО' были спортивные начинания, на самом- 
же деле, это были очаги революционного дви- 
ж;ения. Чехи много лет боролись за свою не- 
зависимость и хорошо съорганизовали у се- 
бя молодежь. Русское общество и по вполне 
естественным причинам, поддерживало это 
движение. Нет смысла удивляться, что вы- 
бор пал именно на чешских инструкторов, 
которые, ктому-же, в очень короткий срок 
зарекомендовали себя компетентными препо- 
давителями. Но, здесь-то и была неувязка : 
сам основатель сокольства Тырш, был уче- 
ником нашего революционера Бакунина, а 
все без исключения чехи, приезж;авшие в 
Россию преподавать гимнастику... насажда- 
ли, преж;де всего, революционные идеи и ре- 
волюцию ! Что из этого получилось — из- 
вестно всем. Кроме того, сокольство со своей 
идеей славянства, стояло на явно ложном 
основании, ибо общей славянской культуры 
не было, а все славянские народы стояли на 
неизмеримо более низкой степени культуры, 
чем русский. И прав был Пушкин, что « сла- 
вянские ручьи сольются в Русском море », но 
никак не наоборот ! 

Обратимся к нашей Истории. На сотни лет 
Великий Петр определил всех в понимании 
значения для государства организации мо- 
лодежи, и его « Потешные » были лучи;ими 
помощниками в его трудах по преобразова- 



нию России. При Императоре Николае 1-м 
был опять сформирован взвод потешных. 
При Императоре Александре 2-м занятия с 
потешными снова возобновились. В 1908 го- 
ду, при Александровском Военном Училище, 
ротмистром Захарченко, в Москве был сфор- 
мирован 1-й Отряд Разведчиков в России ! 

Появившиеся « Потешные » по инициативе 
Инспектора Народных училищ гор. Бахмута 
— были встречены « в штыки » всей русской 
прогрессивной прессой ! Этому печальному 
факту были и другие причины, житейские... 
А Б 1909 году, в Павловске, возникли первые 
Русские Скауты. Родоначальником их счи- 
тается кап. гвардии О. И. Пантюхов, хотя 
несколько ранее возник « Легиоя Русских 
Разведчиков » (Скаутов) Янчевецкого. Нача- 
лось новое... 

Бой-Скауты и Гэрль-Гайды — чистый пе- 
ревод с английского, назывались еще (в са- 
мом начале) — « Юные Разведчики ». Новое 
движение захватило всех, и скаутизм начал 
развиваться стихийно по всей России. Толь- 
ко с началом 1-ой Мировой войны было соз- 
дано Общество Содействия Мальчикам Раз- 
ведчикам « Русский Скаут » и приступили к 
координации всех усилий и... контролю. В 
1915 году состоялся Первый Всероссийский 
Съезд по Скаутизму, а в 1916 г. — второй и 
последний. Делались тщетные усилия к упо- 
рядочению и созданию, какого-либо « цент- 
ра ». Явно сказывалось отсутствие настоя- 
щего общего начальника. Наступившая ре- 
волюция смешала все карты. 

Какие-же были руководства, пособия, ка- 
кие требования предъявлялись организато- 
рам и начальникам на новой ниве внешколь- 
ного воспитания в России того времени ? — 
Да ровно никаких ! Интересующийся мог до- 
стать, и то с большим трудом, книгу Роберта 
Баден-Пауэлля « Юный Разведчик » (« Скау- 
тинг чор бойс — по английски), а дальней- 
шее зависило от степени культурности и си- 
лы собственного воображения. Хорошо еще, 
когда таковым руководителем был человек 
с жизненным опытом и общественным по- 
ложением... 

Книга эта была написана замечательно, с 
рисунками автора и была переведена на все 
возможные языки, выдержав неимоверное 
количество изданий во всех странах. Да еше 
и сейчас издается ! Преображенский и По- 
пов (Москва) хотели применить книгу к на- 
шему русскому воспитанию, но это им слабо 
удалось. Нет сомнений, что, не будь рево- 
люции, книгу передавали-бы по-русски; да 
и скаутизм пошел-бы по совершенно иному, 



— 31 — 



национальному руслу, чего у5ке и добивались 
в то время, некоторые. Приходится пора- 
ясаться, что дело все-таки развивалось и как! 

Наибольшей заслугой! перед российским 
скаутизмом была инициатива покойного Ад- 
мирала И. Ф. Бострем (Председатель О-ва 
Содействия), пригласившего Р. А. Фернберга 
на дол5кность Главного Инструктора Скаутов 
гор. Петрограда. Финн по национальности 
(мать шведка), больших нравственных и фи- 
зических качеств — он полюбил всей душой 
все русское и Россию... 

В короткий срок Фернберг создал кадры 
молодых прекрасных инструкторов из уче- 
ников последних классов средних учебных 
заведений или из окончивших уже их. Это и 
были те « старшие скаутмастера », которые 
успели с 1915 года, вплоть до революции, пе- 
редать и воспитать своих последователей. 
Этот труд был заметен : во время революции, 
петроградские скаутмастера разъехались 
по всем необъятным просторам России и всю- 
ду, где-бы их ни видели — сохранился дух и 
чистота обычаев скаутов Петрограда... К со- 
жалению, мы русские не умеем ценить до- 
стигнутых результатов... 

Для того, чтобы сократить длинное описа- 
ние, скажем, что и в Москве дело стояло на 
хорошем уровне, но по инструкторской тех- 
нике не может быть сравнимо с Питером. Во 
всяком случае, в Москве делались попытки 
создания кадров и было достаточное коли- 
чество толковых деятелей. 

Как увидим далее, это наше отступление 
и характеристики, необходимы для дальней- 
шего понимания скаутских событий на Дону. 
Дехтерев, знавший (по его словам), Преобра- 
женского и Попова, очень скоро показал пол- 
ное незнание скаутской техники, но безус- 
ловно, был способным человеком ! В особен- 
ности он знал отлично канцелярское дело 
(вот так и напитан дальнего плавания !), что 
его и выручало в организации нового дела. 
Здесь, между прочим, нужно отметить, что 
звание « Старшего Скаута », было его вы- 
думкой для него-же самого и с тех пор, с его 
легко!! руки, получило узаконение в скаут- 
ском лексиконе. Он был назначен Старшим 
Скаутом Дона, Атаманом Красновым. Как 
будто все устраивалось хорошо — но это не 
так... 

В Новочеркасске было две Дружины (1-ая 
и 2-ая), с мужскими и женскими Отрядами 
в них. Начальник 2-ой Дружины был назна- 
чен Адътантом Организации и, пишущему 
эти строки, так и не удалось узнать толком, 
что это значит, ибо Дехтерев объяснил, что 



« нельзя-же назначить (по молодости лет), 
ну, скажем... нач. штаба», которого кстати и 
не было. Работа начиналась большая и осо- 
бенно сложно дело обстояло в провинции, а 
главным образом, в Ростове. Громадный го- 
род не подходил Донской Земле ! Не говоря 
у»се о совершенно чугкдом э.лементе иного- 
родних, одно количество учебных заведений, 
требовало специального внимания и руко- 
водства. Но вскоре там нашелся дельный и 
толковый инструктор, хоть и не казак, но 
подходивший к казачьему укладу. А на До- 
ну, инструкторам не казакам, было чему по- 
учиться ! К сож;алению, время летело, шла 
гражданская война, а Дон отдавал все свои 
лучшие силы на защиту от красных. Оба 
петроградских инструктора были молоды, а 
тут нужно было многое создавать совсем 
иначе и применяться к укладу жизни. 

Все-таки за летний период 1918 года в 
Новочеркасске, Ростове и Таганроге была 
проделана громадная работа. В Дружинах 
было созданы и конспекты, и наставления, и 
даже были созданы курсы для подготовки 
начальников. Особенно выделялась работа 
девочек. Многие бывшие партизаны посту- 
пали в новочеркасские отряды скаутов. Бы- 
ли даже правоведы и лицеисты. В Ростове 
были проведены два Съезда Донских инст- 
рукторов. Дехтерев постепенно входил в 
свою роль начальника и только Господу из- 
вестно, как хорс'Шо могло получиться все в 
организации, еслиб... 

Все карты спутал приезд в Ростов, еще 
одного петроградца : это был В. Войт — пом. 
скаутмастера Югкного Района Скаутов гор. 
Петрограда ! Совершенно непонятно, как и 
почему, в самый кратчайший срек, он подчи- 
нил себе совершенно (именно подчинил !) А. 
П. Дехтерева. Произведенный этим послед- 
ним в старшие скаутмастера, В. Войт повел 
очень странную политику в г. Ростове, чем 
привел в смятение тамошнего ст. скаутмас- 
тера, с котором мы уже говорили. Но и это 
еще было не все. Немедленно, Дехтерев 
«"делал его... Старшим Скаутом гор. Ростова. 
Необходимо сказать, что в то-же время, но- 
зочеркасское общество сильно разочарова- 
лось в Дехтереве и он чувствовал свою не- 
устойчивость. Кроме того, положение меня- 
лось и даже некоторые скауты стали ухо- 
дить на фронт. 

Старший скаутмастер и Адъютант 
Организации на земле Всевеликого 
Войска Донского. 

В. А. Клименко 
(Окончание следует) 



32 — 



о ПРОИСХОЖДЕНИИ ЯИЦКИХ КАЗАКОВ 



В № 103 « Ред. Края » была помещена ле- 
генда из книги П. И. Рычкова о « престаре- 
лой женщине татарской породы Гугнихе ». 
в связи с розысками корней происхождения 
и определения времени появления на р. Яи- 
ке казаков. В результате своих изысканий 
губернатор Оренбурской губернии И. И. Не- 
плюев сообщил в Военную Коллегию, что 
« подлинного известия у них нет... ». 

Для настоящей статьи мною использованы 
труды донских и других историков : 

1. А. Ленивов — « Яицкие казаки », жур. 
«Вольное казачество» №№113,114 за 1936 
г. — 2. Чужинец (проф. С. Г. Сватиков) — 
« Борьба яицкого казачества за автономию 
в 18 веке », тот же гкурнал 3\'о 190. — 3. И. П. 
Буданов л Дон и Москва », Париж 1854 г. — 
4. Г. В. Губарев — « Книга о казаках », Па- 
риж 1958 г. 5. Д. Рознер — « Перед бурей », 
Москва 1966 г. — 6. Проф. Р. Паскал — « Ьа 
гёуоКе с1е Рои§а1;с]1еЯ » Париж 1971 г. 7. Е. 
Д. Коновалов — « Яицкие казаки в 16-ом 
столетии » и « Матерьялы по' истории Ура- 
льского каз. Войска 1620-1815 гг. журнал 
« Россия ». № 10,1931 год. 

Легенда о Гугнихе была создана на Яике 
для объяснения появления первой гкенщины 
среди одной из многих групп казаков, бро- 
дивщих по р. Яику, во время процесса обра- 
зования Войска. « в те поры когда Тимур- 
Аксак разные области разорял » (П. И. Рыч- 
ков). 

А. Ленивов пищет, что Гугня пришел с 
донскими казаками немного после Нечая, 
т. е. после 1581 г. и привез с собой жену с 
Дона, которая и была « прабабущкой Гугни- 
хой на Яике ». Атаман Нечай (по легенде он 
был яицким казаком), в 1579-1581 гг., спа- 
саясь от московского стольника Мурашкина 
за грабежи на Волге — пишет А. Ленивов — 
с группой донских казаков (? — П. А. Ф.) 
ушел в яицкие степи, на устье р. Яика, по- 
том поднялся (?) вверх по реке до впадения 
в Яик речки Рубежной (от устья Яика до р. 
Рубежной — 550 верст — П.А.Ф.), где осно- 
вал городок, чем и поло'жил основание Яиц- 
кому Войску. Атаман Гугня « пришел не- 
много позже его ». Далее автор сообщает, 
что до 17 века Яицкое войско непрерывно 
пополнялось выходцами с Дона и много де- 
сятков лет называлось « Донско-Яицким », и 
для большей убедительности приводит текст 
приглашения « Донско-Яицких » казаков на 
Круг с советом : « не пить вина... завтра Круг 
будет ». Между прочим, Круг по яицки на- 



зывался Войсковым Съездом. 

Чужинец идет еще дальше, без всяких 
ссылок, категорически сообщает, что « Яиц- 
кое Войско было колонией более большой 
казачей республики — Донской... И вело свою 
внешнюю политику в полной солидарности с 
Доном, признавая его авторитет » на осно- 
вании неизвестном яицким казакам (оказа- 
лось потом и в Москве), заявлении атамана 
донской Зимовой станицы Фрола Минаева в 
1690 г., что де « Яицкие казаки находятся в 
полном послушании у донских.... и никаких 
дел больших у себя не решают... ». Необо- 
снованность этих предложений очевидна 
и они опровергаются цитатами названных же 
авторов и другими историками, как И. П. Бу- 
данов и Е. К. Коновалов. В Донской отписке 
1632 г. про взятие Казани говорится: «В то 
время царь Иван стоял под Казанью, по его 
государеву указу атаманы и казаки с Дона и 
с Волги, с Яика с Терека не за крестное цело- 
вание *) выходили». Казань была взята в 
1551 г., т. е. 30 лет до прихода Нечая на Яик. 
И. П. Буданов касаясь этой даты пишет : 
« Если казаки участвовали там, то безусловно 
надо считать, что они были много раньше 
уже организованы на этих четырех реках». 
То, что яицкие казаки участвовали во взя- 
тии Казани (в песнях указывается, что их 
было 500 человек), и существовали до этой 
даты, указывают и другие сведения. : 1. До- 
несение-жалоба ногайского князя в 1557 г. 
(т. е. за 24 года до прихода Нечая) царю Ива- 
ну 4-ому на разорение столицы нагайцев. 
Сарайчика яицкими казаками, 2. — Доне- 
сение татар служилых юртов Астраханско- 
му воеводе : « 25 августа 1586 года казаки 
приходили на Хозячен-Улус и взяли у нога- 
ев казаки, ногайских людей половину с трех- 
ста (300) душ. А атамана у казаков Матюшей 
зовут и было де казаков человек с пять сот. 
А поставлено де у них на Яике три город- 
ки... ». Позже татары сообщали : « А казаков 
ногай де облегли, а казаки де стоят на Яике 
в крепости, а около воды и суды, и лошади 
и всякая животина у них есть... ». 

Е. К. Коновалов в своем очерке « Яицкие 
казаки в 16-ом веке » пишет, что в 1591 году, 
яицкие казаки, 500 человек, с воложскими 
— 1000 человек, в составе царской рати бы- 
.пи посланы против Шахмала Тарковского на 
Кавказ. 



*) Крестное целование означает принесение при- 
сяги. 



33 — 



принимая во внимание общепринятые 
этапы образования казачьих общин-Войск 
путем сколачивания, соединения малых групп 
в более значительные и в конечном процес- 
се — в организации большой численности, 
численности такой, что^ находили возмож- 
ным объявить себя Войском в понятии госу- 
дарственной организации, то все это требова- 
ло, безусловно, довольно большой и непода- 
ющийся учету отрезок времени. И для того, 
чтобы в 1551 г. выслать под Казань 500 чело- 
век, взять и разгромить Сарайчик в 1557 г. 
разгромить Хозячен-Улус в 1586 г., и в эти 
годы иметь на Яике « три городки, суды и жи- 
вотину », то безошибочно можно допустить 
что казаки на Яике впервые появились мно- 
го раньше этих дат... А именно, как сказано 
в легенде записанной П. И. Рычковым : « в 
те поры когда Тимур-Аксак (он же Тамер- 
лан) разные области разорял ». Тамерлан 
царствовал с 1336 по 1405 год. П. И. Рычков, 
после вторичного посещения Ника, выво- 
дит заключение, что казаки на Яике впер- 
вые появились с начала 14-го века. 

На Яике сохранилась песня : « На острове, 
на Камынине, братцы, старики живут. Ста- 
рики, братцы, стародавние, они по девяносту 
лет. Они, братцы, в ладу живут с Золотой 
Ордой... » До последнего времени на Урале 
сохранилась память о каком-то мифическом 
острове. На непринятый в обиходе, и даж;е 
дерзкий вопрос, спросить у казака : « Куда 
едешь ? » — он зло ответит : « На кудылкин 
Остров, журавлей щупать !... » Под Илецкой 
станицей недалеко от Голубого городища, 
на Яике есть большой остров, на котором 
встречается растительность, которой нет на 
других лугах, много ночных птиц и замет- 
ны признаки бывшего жилья. Точное же 
местонахождение острова Камьшина не изве- 
стно. Окрестные станицы этот остров на Яике 
звали просто Остров. Но так же возможно, 
что Камыкиным островом мог называться 
один из группы так называемых « Печных 
островов » под Гурьевым. 

И. П. Буданов, занятый вопросами прямо 
не относящимися к происхождению яицких 
казаков, обходит его трафаретным замеча- 
нием : « Яицкие и терские казаки, как изве- 
стно (подчеркнуто мною — П.Ф.), суть ветви 
донских ». А предположение Карамзина, «что 
казаки старше Батыева нашествия », он скло- 
нен понять, как относящееся только к дон- 
ским казакам. 

Г. В. Губарев по этому вопросу пишет то- 
же самое — « известно ». В поисках корне!"! 
отдаленных предков казаков, после многих 



перемен имен, местонахождении, смешении 
в эпоху нашествия гунов, под именем торков 
и берендеев, он находит часть их на верхо- 
вьях Уральских гор и на истоках реки Урал. 
После ухода гунов торки-берендеи перекоче- 
вали на Дон. Г. В. Губарев не допускает есте- 
ственрюй возможности, что часть их могла, 
спустившись с гор, остаться на Яике, что 
подтвердило бы его теорию, так как не из- 
вестно, почему яицкие казаки называют себя 
« Горьшычами ». Из беглаго рассмотра мнений 
донских историков-эмигрантов, цитирован- 
ных в этой статье, невольно бросается в глаза 
их склонность к непонятному междуказачь- 
ему великодержавию. Причинами тому надо 
считать гражданскую войну со всеми ее по- 
следствиями, отсутствие документации в си- 
лу оторванности от баз, что сопроваждается 
полным незнанием важных исторических 
фактов из истории Яицкого Войска, незна- 
нием геограс}эии мест, упоминаемых по ходу 
дела, уж не говоря об обычаях, фольклоре, 
легендах края и т. д. Историю в кабинете за 
один день написать нельзя. Выходит как-то 
по детски : всю славу казачью создавали дон- 
ские кс.заки, а остальные все, их колонии 
послушно следовали за ними... А этого, ему, 
Войску Донскому, совсем не нужно — оно и 
без того велико, и своей вековой славой увен- 
чано ! Из за отсутствия документальных 
данных, при изучении даже не так отда- 
ленной старины, историки бывают вынуж- 
дены, для связи некоторых событий, решать 
вопрос своими предположениями, логически- 
ми сопоставлениями, часто персональными 
и неизбежно предвзятыми, что неминуемо 
вносит засорение в вопросы, не освещенные 
полностью. Гипноз основателей исторической 
науки, корифеев ее, также влияет на выво- 
ды прогнозов в сильной степени. « Как сметь 
— свое суждение иметь ! » так часто бывает 
в действительности. 

Что касается историков не казачьих, как 
Д. Рсзнер, проф. Паскаль, ученый исследо- 
ватель Паллас, то все они находились под 
гипнозом корифеев и повторяли, что яицкие 
казаки происходят от донских, и что обычаи 
у них одинаковые, не зная сами их, не по- 
бывав ни на Дону, ни на Яике. Тем более, что 
вопрос происхождения (и даже сходства) их 
непосредственно не интересовали. 

Что же касается зависимости, полной по- 
слушания, Яицкого Войска от Донского, как 
утверждают Чужинец и А. Ленивов, то та- 
ковых отношений не видно даже из цити- 
рованных статей. С самого начала сношений 
с государством Российским, Яицкое Войско 



— 34 — 



сносилось с ним непосредственно через По- 
сольский Приказ. Оно >ке вело дипломати- 
ческие и торговые сношения с Хивой, Буха- 
рой, Персией и со всеми киргизскими ордами, 
не спрашивая на то дозволения у Дона. 
Случай, который приводит А. Ленивов, об от- 
писках Донского Войска на Яик о выдаче 
Ивана Заруцкого с Мариной Мнишек, пока- 
зывает, что Яицкие казаки не выполняли да- 
же просьб Дона, если это им было непри- 
емлемо. Из этой ж.е переписки видно, что 
Москва не знала о такой зависимости, иначе 
она бы не писала бы на Дон в таком духе и 
по такому « большому » делу : « А вы к 
своим братьям атаманам и казакам Яицким 
отпишите, чтобы они побоялись Бога... » А. 
Ленивов пишет : « Напрасно писало тогда 
Войско Донское по настоянию Москвы Ве- 
ликому и Славному рыцарскому Войску 
Яицкому, — ничто не помогало », и Заруц- 
кого не выдавали. 

В Смутное время яицких и терских каза- 
ков не было в группе атамана Межакова, по- 
влиявшего так сильно на выборах « царем 
Всея Руси » Михаила Феодоровича Романова 
в1613 году. Только большая московская рать, 
занявшая Яик в 1614 г., захватила Заруцко- 
го, Марину Мнишек с сыном и казнила их. 
Тогда же был повешен за укрывательство 
яицкий Атаман Баловень. 

С полной солидарностью Чужинец пишет, 
что они (яицкие казаки — П. Ф.), от начала 
до конца поддерживали Разина, что неправ- 
да в смысле массовом. Этого быть не могло, 
так как Разин распускал слух, что везет с 
собой патриарха Никона с намерением по- 
садить его на патриарший престол, а яиц- 
кие казаки « как известно » были ярыми 
противниками его реформ. 

Войско Яицкое не обратилось за помощью 
на Дон, даже в такой грозный для него мо- 
мент, когда ген. Фрейман (а не Траунберг, 
как пишет А. Ленивов) в 1772 г. с сильным 
отрядом из оренбургских казаков (1200 чел.), 
и драгуе (2.500 чел.), с 20-ю пушками атако- 
вал Яицкое Войско 3 июня на р. Ембулатовке. 
Яицкие казаки смогли выставить против 
лишь 2.000 чел. с десятком пушек. (П. Па- 
скаль). К сожалению замечается, что соли- 
дарности между Донским и Яицким Войска- 
ми не было даж^е в таких важных событиях, 
как Смутное Время, восстания Разина и Пу- 
гачева. 

Делая такие категорические выводы из ис- 
тории Яицкого Войска Чужинец, А. Лени- 
вов, повидимому. не сочли нужным ознако- 
миться с мнениями уральских историков. 



где указаны исторические факты, докумен- 
тально подтвержденные, что избавило бы их 
от необходимости класть в основу своих вы- 
водов легенды, не зная их точного содержа- 
ния, и игнорируя другие, также сушествую- 
щие. 

На вопрос, откуда произошли яицкие ка- 
заки ответ дал в Москве ст. атаман Федор 
Рукавишников, который в Военной Колле- 
гии « показал », что первые казаки пришли 
на Яик с Дона и « инных городов русские », 
а с Крыма и р. Кубани — татары. В 1766 г., 
через 45 лет, это показание подтвердили де- 
путаты, командированные от Яицкого Вой- 
ска в Петербург, для присутствия при сочи- 
нении проекта « Нового уложения по управ- 
лению казачьими Войсками » по ж;еланию (!) 
Императрицы Екатерины II — Василий Там- 
бовцев, Иван Акундинов, Яков Колпаков и 
Иван Анутин. (Е. Д. Коновалов). Вот, что 
легло в основу утвердившегося мнения, что 
яицкие казаки происходят от донских. Но 
из этого не видно, что они « основаны » ими, 
а не обосно'вились самобытно. Казаки были 
с Дона. Донской истирик А. Попов утверж- 
дает, что до 1500 г. обитатели Дона называ- 
лись Ордьшскими и Азовскими казаками. Да 
и вообще сомнительно, чтобы в эпоху Тамер- 
лана на Дону были уже станицы и в частно- 
сти станица (мифическая — П. Ф.) *) Гугнин- 
ская. 

Об утверждениях донских историков, что 
Яицкое Войско было основано донскими ка- 
заками и зависело от них, на Яике никакой 
памяти, как и документов, не сохранилось. 
Они, яицкие казаки — « люди собственные», 
то есть образовались самобытно' и притом 
же Горьшычи... 

Показания Руковишникова в 1721 г., рас- 
сказ В. Атамана Меркульева — легенды. 
Подтверждение же этой версии депутатами 
в Петербурге в 1766 г. было вызвано необхо- 
димостью для яициких казаков доказать свое 
легальное казачье происхождение, ибо в 
1718 г. была произведена первая перепись на 
Яике, и только 3.950 человек были признаны 
« Горынычами », а 770 человек, прибывших 
на Яик после 1690 г., были исключены из 
списков Войска и отданы в распоряжение 
Астраханского губернатора, якобы, как бег- 
лые крепостные помещиков этой губернии. 



Примечание редакции. — Гугнинская станица не 
является мифической. Из нее был рсдом ген. Я. 
П. Бакланов, родившийся в ней в 1809 г. После его 
смерти в 1873 г-, Гугнинская станица в его честь 
была переименована в Баклановскую. 



35 — 



с 1718 г. Е « казаки » на Яике никого не при- 
нимали. До 1775 г. было зачислено лишь 29 
молодых людей из пленных, усыновленных 
бездетными казаками. (Д. Рознер). И до по- 
следного времени в Уральское Войско нико- 
го не принимали. 

Во время этой первой переписи 1718 г. над 
яицкими казаками впервые нависла угроза 
общего разказаченья, а отсюда и появилась 
необходимость доказать легальное казачье 
происхождение. Донское Войско было уже 
приручено Российским государством, поэто- 
му и взоры яицких казаков, расчеты сохра- 
нить себя, свою самобытность и были обра- 
щены на Дон. Дальнейшие события на Яике 
подтвердили эту боязнь, вплоть до конца 18 
столетия и даже дальше. 

Только в 19-ом веке на Яике появилась 
своя подлинная интеллигенция и желание 
отыскать корни происхождения яицких ка- 
заков, и ознакомиться с их историей. Начало 
этому положил, видимо генерал Генераль- 
ного Штаба, занимавший пост Наказного 
Атамана Забайкальского каз. Войска Миха- 
ил Павлович Хорошкин, который собрал 
много матерьяла по истории Яицкого Войска. 
ВылЗ' даже учреждена должность « войско- 
вого историка ». Проф. Николай Николае- 
вич Бородин издал в начале 20 в. книгу 
« Уральское каз. Войско ». Полковник Иван 
Павлович Хорошкин, когда был войсковым 
историком, продолжал работу своего брата 
Михаила Павловича, собирая матерьялы. 
Третий брат Хорошкиных Александр Пав- 
лович — поэт, перу которого принадлежит 
уральская песня « В степи широкой под Ика- 
ном », был убит в схватке с туркменами в 
эпоху завоевания Закаспийской области. 
Последним войсковым историком был войск, 
старш. А. Б. Карпов, написавший историче- 
ский очерк « Уральцы 1550-1725 гг. ». Он же 
собрал много уральских песен, бытовых и 
военных, а его супруга многих из них пере- 
логкила ка ноты. Наконец, заграницей Е.Д. 
Коновалов собрал такж:е некоторые матерья- 
лы по истории Яицкого Войска. 

А. В, Карпов свой исторический очерк на- 
чинает с 1550 г., с начала осады Казани, в 
которой ,судя по песням, участвова,ло 500 
яицких казаков. О появлении первых люлей, 
положивших основание Яицкому Войску, 
А. Б. Карпов, на основании былин, песен, 
всего фолклора и направления дв11жения 
при заселении Яика и прочих обстояте.пь- 
ствах, делает вывод, что начало Яицкому 
Войску полоясили новгородские укшуйники. 
Были ли то действительно укшуйники, как 
назвал их Карпов, были ли то торки-берен- 



деи по Г. В. Губареву, бродники. Черные Ко- 
блуки по другим предположениям — утвер- 
л^дать трудно, но очень много данных, поз- 
воляющих заключить, что они пришли с 
севера и с гор — Горынычи. Устье р. Яика 
и югкное течение его до 1557 г. было занято 
ногаями. Город Сарайчик находился в 35-40 
верстах от устья реки и Яик, до разрушения 
Сарайчика, был непроходим. 

В книге описания Дона вице-адмиралом 
Крюсом 1703 г. говорися, этот текст при- 
водит И. П. Буданов : « Донских, запорож- 
ских, малороссийских казаков можно почи- 
тать за один народ по сходству образа жиз- 
ни, домостроительству, одежды и богослуже- 
ния. Но ни по одному из указанных призна- 
ков, добавив к тому ?ке песни, говор, леген- 
ды — яицких казаков включить в эту семью 
не представляется возможным ». 

Первым укрепленныла пунктом на Яике 
было « Голубое Городище » или « Синьго- 
род ». Пере;тещение « столиц » показывает 
направление движения. До настоящего поло- 
жения города Уральска установлено, что 
Яицкий городок был на месте ст. Кирсанов- 
ской, на 65-70 верст севернее. Возможно, что 
были и другие временные стоянки казачьих 
групп, но только Ягщкий городок никогда не 
был на устье р. Яика, как сообщает о том 
А. Ленивов. Даже около 1748 г. земли на юг 
от Яицкого городка пустовали. Нет сомнения, 
что до 1718 г., года 1-ой переписи на Яике, 
казаки с Дона на Яик приходили, но они не 
были в таком количестве, чтоб могли бы 
повлиять на обычаи, говор, в которых, как и 
было, осталось все северное. Возьмем дли 
примера песни : « Не былы то снега, снеги 
белые пушистые... », « Ты воспой, воспой 
млад жавроночек, сидючи весной на прота- 
линке ... ». Первая песнь пелась в нашей 
И.пецкой станице ,и обе они, по Сборнику 
русских народных песен, отнесены к народ- 
ным песням Уральского горного района. 
Праздник « Жаворонок « почита.пся на Яике. 
В этот день, 22 марта для детей пекли бу- 
лочки, по своей форме с некоторой претен- 
зией изобразить птичку. Ребятишки зале- 
зали на крыши домов и базов (крытые поме- 
шения со всех сторон для скота) и пе.ии-кри- 
чали (я это тоже делал во времена моего 
детства) : « Жавороночки прилетите к нам, 
красно летичко принесите нам... » 

Спор о том, происходят ли яицкие казаки 
от донских и.пи нет — спор старршный... В 
среде интеллигенции, главным образом воен- 
ной, ее мнения высказал А. П. Хорошкин в 
песне «Под Иканом», где в одном из ку- 
плетов поется : « Жаль что нас не сорок ты- 



36 



сяч ! Чем же хуже мы донцов ? Золотник 
хоть мал, но дорог... » 

Писатель Короленко пишет : « Как пере- 
едешь границу уральских казаков — ты по- 
падаешь в другой, не похожий ни на что 
мир... » 

Генерал А. П. Богаевский, Донской Атаман, 
в одном из своих очерков написал : « Можно 
смешать (т. е. — ошибиться — П.Ф.) дон- 
ского казака с кубанским, терским, но ураль- 
ского казака ни с кем не смешать. Это — 
особый тип ». 

Что касается легенды о Гугнихе и когда 
это было, то последнее определил рассказ- 
чик о ней Илья Григорьевич Меркульев : на 
350 лет раньше 1748 г. Легенда эта несом- 
ненно коллективного народного творчества, 
ибо существует несколько версий. И. Г. Мер- 
кульев ее « обработал » в « войсковых це- 
лях ». В этом не долж;но быть сомнений, ибо 
трудно себе представить, чтоб « престарелая 
женщина татарской породы », полудикая, мо- 



гла знать и помнить столько исторических 
имен и географических названий местностей. 

Что такое « курень », « чекомас » ? — Яиц- 
кие казаки этого не знают, также, как дон- 
ские не знают, что такое « варка », « обмах », 
« судак ». « Варка » — по уральски — голова 
рыбы и всякого животного, « обмах » — ры- 
бий хвост. А просто хвост — « бывает толь- 
ко у собаки » — как сказал бы вам рассер- 
дившийся казак с Яика за вашу « пепрази,ль- 
ную » (то есть не казачью) речь. 

Что-ж касается моего личного мнения о 
« происхождении яицких казаков », то я пол- 
ностью присоединяюсь к мнению Его Пре- 
восходительства действительного тайного со- 
ветника и кавалера Иван Ивановича Неплю- 
ева, что « за много происшедшим пременем 
подлинного донои1ения у них (уральских ка- 
заков — П.Ф.) — нет ». 



Париж. 



П. А. Фадеев 



СЛАВА БОГУ, ЧТО МЫ — КАЗАКИ 



Мы люди особого склада 
Бывалый народ — казаки 
Сраж;ались у стен Цареграда 
И в устьях Днепра и Оки 



Мы люди простого покроя. 
Таков же наш быт и уклад 
Герои и соколы боя 
Достойны похвал и наград. 



Дорога на запад знакома. 
Пред нами дрож;ал польский пан, 
Нас турки боялись, как грома, 
Паша и турецкий султан. 



Нас знал Бонапарт и варяги 
И маршалы западных стран. 
Полны мы, как прежде, отваги 
Герой наш старик — атаман. 



Мы люди особой породы — 
Великой России сыны. 
Враги большевитской « свободы » 
Друзья подневольной страны. 



Мы люди особого склада. 
На фронте сражались как львы, 
Служили в дворце Петрограда 
И в крепости старой Москвы. 



Мы люди особой закалки, 
В боях закалилась душа, 
Геройски сражались на Калке 
И гибли в волнах Иртыша. 



При нас и наган и винтовка, 
Походная жизнь не легка, 
Напор, быстрота и сноровка — 
Пружины бойца-казака. 



Дрожали татарские ханы. 
Как с боем ворвались в Казань, 
Нас в битвы вели атаманы 
За родину, Дон и Кубань. 



Судьба разбросала по свету 
Свободолюбивый народ, 
Во вред иль на пользу нам это 
Покажет грядущий поход. 



Панас Хоменко 



— 37 



АЛТАЙСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО 



Присоединенный к России в 1709 году Ал- 
тай, равный по площади и красоте Швей- 
царии, находится на границе Монголии. Гор- 
ные плато населены кочевниками скотовода- 
ми калмыками и телегинцами, в долинах 
между гор находятся богатые поселки рус- 
ских земледельцев-староверов. После захва- 
та власти большевиками, новая Советская 
власть с ее беззаконием и грабежами при- 
шлась жителям Алтая не по душе. 

В 1918 году алтаец капитан Дмитрий Вла- 
димирович Сатунин, георгиевский кавалер, 
основал добровольческий партизанский от- 
ряд, начавший борьбу с большевиками. С 
помощью населения все красные отряды бы- 
ли уничтожены... Алтай объявил себя авто- 
номной областью. С очищением Западной 
Сибири от большевиков часть красноармей- 
цев бежала в горный Алтай. Полк. Кабаков, 
комендант гор. Вийска, послал отряд под 
командованием кап. Любимцева, который 
преследовал красных, ушеди1их в горы. 

С помощью отряда Сатунина красные бы- 
ли полностью уничтожены в битве на реке 
Катунь. Став Верховным Правителем, адм. 
Колчак особым приказом благодарил алтай- 
цев за верность белому движению, и алтай- 
цы вошли в состав личного конвоя адмирала. 

Один из офицеров-алтайцев — шт. кап. 
Александр Петрович Кайгородов — убедил 
ген. Дутова, походного атамана казачьих 
Войск в Сибири ,в создании нового казачьего 
Войска. Вскоре последовал приказ адм. Кол- 
чала о создании Алтайского казачьего Вой- 
ска. Первым Атаманом был избран кап. Са- 
тунин, человек решительный и храбрый. Бы- 
ло организовано Алтайское правительство, 
куда вошел подъесаул Кайгородов (переиме- 
нованный из шт. капитана), крупный мил- 
лионер с иностранным образованием калмык 
Аргамай, известный художник Гуркин и др. 
Начавшееся отступление Сибирской Армии 
нарушило дальнейшую работу Войска. По 
приказу ген. Пепеляева атаман Сатунин был 
назначен начальником всех белых отрядов, 
отступивших на Алтай. Атаманом Сатуни- 
ным было собрано три полка Алтайско1г кон- 
ной дивизии, которой командовал ротмистр 
Склаутин; прожекторный дивизион с подры- 
вной командой и радио-телеграфом под ко- 
мандой капитана Банникова; отряд партизан 
капитана Проскурякова и отряд кап. Смо- 
лянникова, каясдый по 100 человек. Кроме 
того, в отряде было много одиночных офице- 
ров со своими семьями, отбившихся от своих 
частей. 



С отрядом шел серебряный обоз с 500 пу- 
дами мелкой серебряной монеты, взятой из 
областного казначейства в г. Бийске, под ох- 
раной офицерской полуроты. Не доходя до 
Монгольской границы. Атаман Сатун11н был 
убит подосланным большевиками убийцей 
Надеиным в с. Иня при переправе отряда 
через реку Катунь. 

Убийца был схвачен алтайцами и, по при- 
казу начальника штаба отряда кап. 2-го ран- 
га Елачича, был немедленно повешен... 

При переходе через горы отряд потерял 
весь обоз и конский состав, подвергся напа- 
дению красных и почти погиб. 

Кайгородову с сотней людей удалось спа- 
стись и достигнуть Монголии, обосновавшись 
на одном из островов на реке Кобло. 

Вскоре его отряд пополнился бегущими из 
Алтая. К концу 1920 года отряд его уже нас- 
читывал две сотни и команды разведчиков 
при формирующейся третьей сотне. 

Отряд был одет в офрму Алтайского ка- 
зачьего Войска, утвержденную адм. Кол- 
чаком — папахи с желтым шлыком и сибир- 
скую казачью форму — шаравары с желты- 
ми лампасами. Начальником штаба был 
полк. Соксльницкий. Официально отряд на- 
зывался : « Партизанский инородческий от- 
ряд войск Горно-Алтайской области ». 

Монгольские князья очень дружественно 
относились к отряду и снабжали всем необ- 
ходимым. 

Вооружение отряда состояло из сабель, са- 
модельных пик из дерева с железными 
наконечниками и небольшого количества 
винтовок. 

Задуманный поход на Алтай для поднятия 
восстания угнетенного народа закончился пе- 
чально. Почти весь отряд погиб в схватках с 
красными войсками, в изобилии снабженны- 
ми оружием и пулеметами. Только несколь- 
ким десяткам удалось уйти я^ивыми. 

По запискам одного из спасшихся, полк. 
Пастухова, Алтайского казачьего Войска, со- 
ставлен этот краткий очерк борьбы русских 
патриотов на далекой окраине России. 

Прошло 27 лет. Несмотря на террор и 
гнет, наличие крупных советских частей, — 
алтайцы, русские земледельцы в 1947 году 
восстали против больплевиков. Понеся боль- 
шие потери, только небольшая группа в 115 
че.повек, отбиваясь от красных, достигла 
Монголии. 

Угоняя скот, обремененные своими семья- 
ми, уходили они на юг. По дороге часто при- 
соединялись к монгольским и китайским 



— 38 — 



партизанам, боровшимся против коммунис- 
тов. 

В зной и непогоду, устилая свой путь ко- 
стями близких, прошли они Монголию, пу- 
стыню Гоби, Тибет и добрались в Индию. К 
Индийскому океану пришли 24 человека, со- 
вершив беспримерный легендарный поход. 
Стараниями Толстовского Фонда они были 



допущены в Америку и все устроились на 
работы. 

Честь и слава русским земледельцам-ал- 
тайцам, калмыкам, жизнью своей пожертво- 
вавшим для борьбы со всемирным злом — 
коммунизмом ! 

А. Долгополое 
(« Первопоходник », №8. Август 1972 г.) 



ДОНСКИЕ ПУШКАРИ-САМОРОДКИ 

(Эпизоды из гражданской войны на Дону 1918 



1919) 



Этот очерк написан на основании воспоми- 
наний о двух эпизодах из жизни подхорун- 
жего Тимофея Кузьмича Шпьшева, начав- 
шего военную службу во 2-ой Донской ка- 
зачьей батарее, (по его просьбе). Там он 
прошел учебную команду и считался одним 
из храбрых и толковых артиллеристов. В 
Первую мировую он был награжден георги- 
евскими крестами 4-й и 3-й степеней и геор- 
гиевской медалью 4-й степени, а в граждан- 
скую — крестом Св. Николая Чудотворца 
2-й степени. Почти всю гражданскую вой- 
ну он провел в Каргинской батарее, ко- 
торая была придана Луганскому полку, 
входившему в отряд ген. Гусельщикова. В 
отряде в это время были : Гундоровский и 
Луганский пешие полки, Богучарский добро- 
вольческий отряд и две батареи — Гундоров- 
ская и Каргинская. 

В боях, которые описывает Шпьшев, отря- 
дом генерала Гусельщикова командовал ген. 
Коноводов. На фронте в то время как будто 
было затишье, и поэтому командир батареи 
каргинцев, есаул Попов находился в отп^'с- 
ку. Батареей временно командовал ротмистр 
Силистровский. Это было начало зимы 1919 
года, когда Донская армия уже начала отка- 
тываться на юг. Красные пускали в насту- 
пление сразу по четыре, по пять цепей, 
правда, редких так как, хотя Луганский и 
Гундоровский полки и были слабого состава, 
но свои участки фронта защищали очень 
упорно. Ввиду морозов и сильных снегопа- 
дов, красные вели свое наступление сменяю- 
щимися частями, а сдергкивали их все те же 
луганцы и гундоровцы с каргинской и гун- 
доровской батареями. Положение наших ча- 
стей было особенно тяя^елым — люди не 
знали смены, часто бывали без горячей пи- 



щи, немытые и завшивевшие. Чтобы отор- 
ваться от противника, ген. Коноводов оста- 
вил одну сотню гундоровцев « маячить », а 
остальную часть отряда повел быстрым мар- 
шем в тыл, на новую позицию, чтобы дать 
людям и коням отдых. Отряд расположи.лся 
в селении Пчелинки. Хотя люди расположи- 
лись и в большой тесноте, однако ,все же 
была возможность отдохнуть в тепле. Ло- 
шади были расседланы. Большинство каза- 
ков сразу же уснули богатырским сном, а 
кое-кто занялся стиркой белья. 

Вдруг началась пулеметная стрельба и ей 
сразу же начала вторить ружейная — под- 
нялась тревога, перешедшая в панику. Ока- 
залось, что красная пехота, возможно заблу- 
дившаяся в темноте и снегопаде, численно- 
стью свыше тысячи человек, вошла в селе- 
ние Пчелинки. Казачий отряд стал отходить 
из села. Подхорунжий Шпьшев замешка.пся 
— прежде всего он не хотел отдавать крас- 
ным свое мокрое белье и преспокойно его со- 
бирал, а потом, в то время, как ездовые и 
орудийные номера выскакивали со двора, он 
помогал высвободить обозную подводу, заце- 
пившуюся за ворота. Когда, наконец, это ему 
удалось сделать, прошло уясе достаточно 
времени, и он решил ехать вслед своей ба- 
тарее, которая должна уже была выехать из 
села. Выйдя на улицу, он увидел тянущхтеся 
колонны красных, которые уже минова.ли 
место парка Каргинской батареи, и это его 
окончательно убедило в том, что надо идти 
по следам батареи. Красноармейцы шагали 
рядом со Шпьшевым, но тьма была кромеш- 
ная, а кроме того глаза слепил падающий 
снег. Все же Шпьшев твердил про себя пса- 
лом « Живый и помощи Вышняго », проез- 
ж;ая вдо,пь колонны, и только когда пешие 



— 39 — 



уже начали отставать от него, он пустил ко- 
ня вслед своей, где-то там находящейся ба- 
тарее. Только потом выяснилось, что и ге- 
нерал Коноводов не успел вовремя выехать, 
и что женщины того дома, в котором он оста- 
навился, набросили на генерала женскую 
шубейку и туркестанский платок и в таком 
виде вывели его за ворота в то время, когда 
уже входили красные части. 

Наконец, Шпынев догнал батарею, но сна 
оказалась Гундоровской. Ему сказали, что 
Каргинская идет позади. Тогда он поехал ей 
навстречу, но снова оказался в селении. Тут 
он увидел свои пушки, но в то же время его 
заметила красная застава, по нем начали 
стрелять, и он едва ускакал. Было ясно, что 
батарея не успела уйти и что она захвачена 
красными. На окраине села он встретился 
со своим командиром, ротмистром Силис- 
тровским, который ехал с ординарцем, уряд- 
киком Ушаковым. Пока Шпынев докладывал 
о том, что батарея стоит на прежнем месте, 
к ним троим подъехало еще семь казаков 
под командой командира сотни Луганского 
полка, а несколько позже еще пять чинов 
того же полка. Тут командир луганской сот- 
ни и командир каргинской батареи стали 
совещаться, как можно было бы отбить кар- 
гинскую батарею. Шпьшев высказал мысль 
о том, что это можно провести с пятнадцатью 
людьми, так как красноармейцы очевидно 
уже спят мертвым сном, а застава и часовые 
у батареи несомненно разбегутся, завидев 
пятнадцать всадников. Очень уж хоте.пось 
Шпьшеву отбить у красных свою батарею, и 
не терпелось ,а потому решено было сделать 
это тотчас гке, тем более, что ночь была осо- 
бенно темная. Никаких планов офицеры со- 
ставить не могли, просто поехали к селу. В 
это время уже потеплело, местами уже по- 
явилась вода. Не доезжая саженей двухсот 
до села, командир луганской сотни остановил 
отряд и, отделив пять человек луганцев, по- 
слал их по правой дороге, ведущей к селу, 
с наказом прргсоединиться к остальным деся- 
ти, когда они услышат, что эти десять, иду- 
щие по левой дороге, уже подходять к пар- 
ку. Не доезжая до площади, на которой сто- 
яла захваченная батарея, десять всадников 
были, встречены огнем — по ним, с расстоя- 
ния ста саженей, был открыт ружейный 
огонь. Несмотря на это, Шпьшев очень гром- 
ко подал команду : « Вперед ! Ур-р-а ! », и- де- 
сять человек броси.пись в атаку, а Шпынев 
в это время продолжал подавать команды : 
« Отряд генерала такого-то в обход справа ! 
Отряд полковника такого-то — в обход с.пе- 
ва ! » Застава вмиг разбежалась, а часовой 



был зарублен — Шпыневым. Семь человек, к 

которым присоединился и ротмистр Силис- 
тровский, поскакали за заставой, а Шпьшев 
с урядником Ушаковым, по приказанию рот- 
мистра, остались у орудий. « С военной точки 
зрения », как любил говаривать Шпьшев, все 
15 человек до.пжны были бы оставаться у 
орудий и строить планы о том, как вывезти 
эти орудия. Однако, « офицеры >■, говорит 
далее Шпынев, « думали иначе — они, ве- 
роятно, хотели поднять в селе тревогу и за- 
ставить красных покинуть село и только 
тогда приступить к спасению орудий, тем 
более, что поблизости не было так наз. 
"уносов", и их надо было еще отыскать ». 

Как бы то ни было, при орудиях остава- 
лось всего два человека. Стволы орудий бы- 
ли повернуты не туда, куда бежали красные, 
а Б обратную сторону. Однако, с помощью 
Ушакова, Шпьшев повернул все же ствол 
одного орудия в сторону красных и открыл 
беглый огонь, но не по целям, а куда попа- 
ло, лишь бы поднять в селе панику. 

При вспышке первого выстрела, Шпынев 
и Ушаков увидели над входом в сельский 
храм изображение Христа-Спасителя во весь 
рост с благословляющей поднятой рукой. 
Оба они в тот момент поняли, что это Он 
благословляет их на подвиг. Это придало им 
мужества, и с еще большей энергией они 
оба стали продолжать огонь — Ушаков пода- 
вал снаряды, а Шпьшев с невероятной бы- 
стротой стрелял. На улицу высыпали толпы 
красноармейцев, некоторые были всего в 
двадцати саженях от батареи. Тогда Шпы- 
нев, видя, что дело может кончиться плохо, 
быстро повернул орудие в сторону этой бли- 
жней группы и открыл огонь. Этот выстрел 
вряд ли мог причинить урон красноармей- 
цам, но должен был навести среди них па- 
нику. В это время позади батареи, ничего не 
соображая, выстраивалась группа красных, 
ч11Сленностью человек в сорок, и всего лишь 
саженях в восьмидесяти от батареи. Они 
снова повернули орудие и дали выстрел. 
Когда рассеялся дым — они увидели, что и 
группа в страхе и панике рассеялась. Пуш- 
кари были покрыты потом, но Шпьшев про- 
должал наводить панику, стреляя по убега- 
ющим красным. Казачьи лошади, привязан- 
ные к другой пушке, при каждом выстреле 
мотали головами — казакам казалось — 
одобрительно. Эта стрельба по красным, ко- 
торую поистине можно было назвать « беше- 
ней », продолжалась что-то около десяти- 
плтнадцати минут. К этому времени артил- 
леристы каргинской батареи сообразили, что 
это стреляет Шпьшев и поспешили к нему на 



40 — 



помощь, в числе четырех человек,, привезя с 
собой «уносы» и оставив их. с. ездовыми на 
окраине села. Шпынев же, уже не видл 
красных на улицах села, приказал привезти 
уносы, чтобы вывозить орудия. Вся опера- 
ция по спасению орудий продолжалась около 
часа. Что в это время делали командир бата- 
реи и командир луганской сотни с одиннад- 
цатью казаками — Шпыневу бы.по неизвест- 
но. К рассвету они появились со стороны 
той же улицы, по которой они погнались за 
красными. Убедившись, что на батарее ко- 
мандует Шпынев, командир батареи подъ- 
ехал к ней со всеми всадниками и предло- 
жил Шпыневу осмотреть хотя бы ближ;ние 
дома. В одном из домов они нашли <• своих » 
трех ездовых , бывших красноармейцев, ко- 
торые не бежали ни от красных, ни потом 
с красными. Шпынев приказал им со всей 
поспешностью запрягать в орудия коней, 
что те и исполнили. 

Так благодаря Шпьшеву была отбита бро- 
шенная было батарея и ■ вывезена из села 
Пчелинки. По' дороге ее встретил возвратив- 
шийся из отпуска батарейный командир 
есаул Попов, Евгений Николаевич, который 
привез Шпьшеву и « гостинцы » от его роди- 
телей. На другой день отряд генерала Коно- 
водова продолжал отступление на юг. При 
отступлении ночевали в поле, питались в по- 
ле ж;е на коротких стоянках. Время от вре- 
мени на отряд налетала красная конница, 
которую обычно отбивали артиллерийским 
огнем каргинская и луганская батареи. В 
одном месте красной коннице удалось зай- 
ти в тыл отряду ген. Коноводова, но артил- 
леристы, повернув одну батарею, разогнали 
эту конницу. Отбив все атаки, отряд продол- 
ж;ал отход, причем нередко бывало, что в ар- 
риергарде шла каргинская батарея. 

На одной из ночевок на рассвете взвод 
каргинской батареи был послан на окраину 
села с тем, чтобы наблюдать сторону, откуда 
могли бы появиться краснью. Так это и слу- 
чилось — красные действительно появилась. 
Взвод открыл огонь по красным, нанося им 
значительный урон, но тут вдруг по телефо- 
ну был неожиданно получен приказ : « Сей- 
час ?ке взять орудия на передки и отхо- 
дить ! » Только было взвод двинулся, как 
позади него саженях в 200-250-ти появилась 
красная лава, примерно на фронте в 250-300 
саж;еней, а за ней, саженях в 250-ти — вто- 
рая лава. Командир батареи, поскакавший 
вперед, подает команду рукой — уходить 
самым быстрым аллюром. Батарея, запря- 
женная частью мулами, которые быстрого 
хода не развивают, отходит под командой 



подхорунжего Шпьшева без прикрытия. 
Красная лава приближается, а Шпынев на- 
б.людает за ее движением. Она идет мелкой 
рысью, но расстояние между нею и батареей 
все время сокращается — вот 200, 150, 100 
саженей... Всем стало совершенно ясно : и.пи 
красные сейчас захватят батарею и прислу- 
гу в плен, или же, захватив орудия, порубят 
прислугу на месте. Значит, приходится или 
бросать орудия и беж:ать, или же отстрели- 
ваться. Перейдя овраг, за которым появилась 
красная лава примерно в 70 саженях от ору- 
дий, Шпынев быстро сообразил, что при 
подъеме мулы едва смогут вытянуть орудия. 
Тогда он скомандовал : « Орудия с передков 
— ноглера по местам ! » А дальше он подал 
соответствующие команды для стрельбы и, 
наконец, открыл огонь. Так как шпыневские 
орудия наносили большой урон красным, то 
они заметались вместо того, чтобы спустить- 
ся в овраг. Произошла заминка, а Шпынев 
безостановочно наносил поражение лаве, и 
она в панике поскакала назад, смешавшись 
со второй лавой и расстроив ее. Не задумы- 
ваясь, Шпьшев молниеносно перенес огонь 
на это месиво, а в это время подлетела и гун- 
доровская батарея, 1соторая с ходу снялась 
с передков правее каргинцев и такж;е откры- 
ла огонь по противнику. И вот через нес- 
колько минут грозная конница Буденного (с 
которым, кстати сказать, Шпьшев в свое 
время вместе сдавал на фронте унтер-офи- 
церский экзамен по разведке) рассеяна и бе- 
жала в беспорядке. Теперь отряд ген. Коно- 
водова мог спокойно продолж:ать отходное 
дви?кение. 

Этим блестяще проведенным боем подхо- 
рунжий Шпынев не только спас орудия 
своей батареи и прислугу, но и задержал на- 
ступлене Буденного. Встретив Шпьшева, 
командир батареи есаул Попов после боя ска- 
зал ему : « Молодец Шпынев, хорошо стре- 
лял ! » и это — все. Понятно, такого рода 
« похвала » глубоко обидела Шпьшева. Но 
верный дисциплине казак смолчал, нашел в 
себе для этого силы. Но тогда же он поду- 
мал : « Я-то молодец — а где же были вы, 
наши начальники ? Что же вы побросали 
своих подчиненных на произвол судьбы и 
ускакали в тыл ? Мы, простые донские пуш- 
кари сумели не только защтить себя и своих 
людей, но защитить и честь Донского каза- 
чества и вашу собственную, как командира 
батареи ! » Свое повествование об этом эпи- 
зоде Шпьшев закончил словами : « ПускаГ: 
наше будущее донское поколение не осудит 
нас, донских пушкарей за то, что мы недо- 
статочно хорошо воевали... Мы не щадя сво- 



41 — 



их голов, защищали в этих боях не только 
свой Тихий Дон, но всю Россию-матушку и 
веру нашу православную. Не угодно было 
Господу Богу, чтобы мы победили, но пусть 
память о Донских пушкарях останется жи- 
вой в поколениях — мы боролись за правое 
дело... ». 

Кроме воспоминаний подхор. Шпынева со- 
хранились у меня еще воспоминания и дру- 
гого артиллериста-подхорунжего X. Он ко- 
мандовал 27-й казачьей батареей, которая 
входила в отряд ген. Топилина в 1918 году 
на царицынском фронте. В этот же отряд 
входила и батарея есаула Конькова. Шел бой 
у станции Гнилоаксайской. Красные вели 
атаку на правом фланге отряда ген, Топи- 
лина, где находилась батарея Конькова. Она 
открыла огонь по атакующим, но батарее в 
тот день не везло — то недолет, то перелет. 
Краснью идут вперед. Над артиллеристами 
поди1учивают, и довольно зло. свои же пе- 
шие казаки, залегшие рядом с батареей под- 
хор. X. Артиллеристам это, конечно, не по 
вкусу, и обидно, и злость разбирает, но ни- 
чего не поделаешь — приказания открывать 
огонь батарее не было дано. Однако, шуточ- 



ки становились все нестерпимее, и подхорун- 
ясего это вывело из себя. Не долго думая, он 
сказал пехоте : « А вот сейчас, хоть я и не 
имею приказания а покажу вам, как стре- 
ляет 27-ая лихая батарея ! » Одним выстре- 
лом он сделал пристрелку — снаряд лег 
прямо в цепи. Тогда изо всех четырех ору- 
дий он дал несколько залпов, чем заставил 
красную пехоту сначала залечь, а потом и 
бежать в панике, в то время как он шрапне- 
лью косил ее в поле, оставляя десятки уби- 
тыми и ранеными. Получилось так, что фак- 
тически одна 27-ая батарея без участия пехо- 
ты отбила атаку, потому что пехота, как 
зачарованная позабыв о стрельбе, следила за 
той мясорубкой, которую устроила красным 
27-ая батарея. 

Знаю, что среди Донских артиллеристов 
было много замечательных офицеров. Вспо- 
минаются мне, например, полковник Леонов, 
полк. Грузинов, есаулы Афанасьев, Ковалев, 
Нефедов, и многие-многие другие, которых 
мне лично пришлось наблюдать на Дону и в 
Крыму. Да, донские « пушкари » умели стре- 
лять ! 

А. Падалкин 



УРАЛЬСКИЕ КАЗАКИ НА РЕКЕ СУРЕ 

(Рассказ ротмистра Владимира Александровича Тимофеева) 



Вы уральский казак ? — спросил меня мой 
собеседник. С уральцами я познакомился 
давно, еще в 1905-07 гг., хороший народ, об- 
щительный, вежливый и, если кто им при- 
дется по нраву, без внимания не оставят. 

Близко от г. Пензы и недалеко от Сара- 
товской и Симбирской губерний было у меня 
имение, расположенное на реке Суре, при- 
токе Волги. В этом районе стоял тогда тре- 
тьеочередный 7-й уральский казачий полк, 
казаки которого были разбросаны малень- 
кими трупами по имениям, для предотвраще- 
ния грабежей и поджогов. Время тогда было 
тревожное и по всей Матушке России вспы- 
хивали беспорядки. Поэтому и в моем име- 
нии были поставлены семь казаков этого 
полка, все они были рослые, крепкие с боль- 
шими бородами. 

Слуя^ба их заключалась в том, что они 
егкедневно, утром и вечером, по двое, объез- 
:кали определенный район и, найдя все в 



порядке возвращались на свою стоянку. 

В районе было спокойно, поэтому у них 
было много свободного времени, и они иска- 
ли себе занятия и развлечения. Однажды 
они обратились ко мне с вопросом, можно ли 
в моем имении в реке ловить рыбу ? И, полу- 
чив утвердительный ответ, обрадовались как 
дети, и сначала удочками, а потом сетями, 
ими же связанными, на что они оказались 
большими мастерами, стали ловить столько 
рыбы, что ее хватало на всех живущих в 
имении. Река была богата рыбой разных 
пород : судаками, окунями, шуками, сомами, 
итд. Занимаясь рыбной ловлей казаки хоро- 
шо изучили реку, ее глубину, мели, заводи, 
заросли и где и какая рыба любит держать- 
ся. 

Предметом их особого наблюдения были 
сомы, как самая крупная рыба (были экзем- 
пляры до 5-и пудов весом). Им ничего не 
стоило порвать лески удочек или сети. Этих 



— 42 — 



то громадин и выслеж;ивали казаки — где 
они кормятся, играют и, главным образом 
где они отдыхают. Места отдыха сомы вы- 
бирают в глубоких местах, защищенных ста- 
рыми деревьями, свалившимися в воду. Но в 
этих местах казаки старались сомов не бес- 
покоить до поры до времени, пока река не 
покрылась льдом. Тогда они занялись выдел- 
кой длинного багра, который должен был 
быть длинее чем глубина реки метра на два, 
к нему короткий подбагреник, пешню для 
пробивания проруби и совок для выбрасыва- 
ния из нея льда, если он слишком толстый. 
Они суетились, видно было, что к чему то 
готовятся, но секретно от меня, так как при 
моем приближении начинали говорить меж- 
ду собой по киргизски. Мне же сказали что 
для меня готовят сюрприз, который откроют 
мне, как только лед на реке достаточно 
окрепнет. 

Но вот лед окреп, и казаки пригласили 
меня на место ловли. Там они рассказа.ли 
мне все подробно, как они все лето наблюда- 
ли за сомами и, по их приметам, мы на том 
самом месте, где сомы залегли на зиму. 

Не опасаясь теперь спугнуть сомов, казаки 
пробили проруб и один из них опустил багор 
до дна и перемещая багор по кругу, ходил 
вокруг проруби резко дергая багром на всю 
длину руки. Вдруг он, тяжело потянув багор, 
тревожно крикнул : « Скоро ! Скоро !... » 
Вмиг к нему подскочил другой казак и, су- 
нув подбагреник в прорубь, ловко подбагрил 
уж;е подтянутую ко льду рыбу. Но прорубь 
оказалась недостаточно большой и рыба не 
проходила. Тогда, в то время, как один ура- 
лец обоими баграми держал рыбу, другой 
стал увеличивать прорубь, пока сом, около 
3-х пудов веса не оказался на льду. 

Все это произошло так быстро, что я от 
удивления, как говорится, рот разинул. Сом 
на льду, багор снова пошел на дно, багрение 
продолжалось, а у запасливых казаков тут 



же нашлась и водка, и закуска, и стакан : 
« С уловом Ваше Благородье — тебе, как ви- 
новнику торжества первая чарка, так у нас 
водится на Урале... » 

Едва я успел вьшить ,как опять « Скоро ! 
Скоро !... » и один из казаков, сунув мне в 
руки подбагреник : « Скорее, Ваше Благоро- 
дье, подбагривай... », но не успел я сделать 
несколько шагов до проруби, как такой же 
второй сом был уже на льду, а моя ые.лов- 
кость в действиях вызвала дружный смех, 
который заразил и меня ,и я искрению сме- 
ялся вместе с казаками. 

« Ну довольно. Ваше Благородье ! Их там 
еще много, всех не перетаскаешь, а нам и 
этого хватит... » — На этом багрение и закон- 
чилось и мы, когда чарка обошла всех и вод- 
ка кончилась, уложив сомов на сани отпра- 
вились домой, где уже я угощал казаков до- 
ставивших мне такой чудный сюрприз и та- 
кое удовольствие. Казаки же в своих воспо- 
минаниях, кажется, перенеслись иа Родной 
Урал : « Да у нас. Ваше Благородье, на Ура- 
ле то, каждый год производится багрение 
только цель ловли не сомы, а белуги, да 
осетры, а если кто либо поймает сома, то 
соседи над ним смеются, да и сам он чувст- 
вует себя обиженным судьбой, помилуйте, 
вместо осетра такой « безлядь » (погань, не- 
удача)... Ведь наши казаки к этой рыбе от- 
носяться с презрением, да большинство и не 
ест сома, а казачка и на порог не пустит с 
такой рыбой, ведь он, сом то, ясрет всякую 
падаль, даже утопленниками не брезгует, 
тьфу !... » 

И долго еще потом в оживленной беседе 
мы сидели вместе и « угощались ». Тут то я 
и узнал их еще больше, когда на перебой 
рассказывали они о своем житье-бытье на 
Урале, и у меня на всю жизнь сохранились 
о них наилучшие воспоминания. Хороший 
народ, уральцы ! 

Записал А.И. Потапов 



НОЯБРЬ 1921 ГОДА 



Мутный зимний рассвет забрезжил над 
занесенным снегом бывшим лагерем военно- 
пленных, бывшей « лоскутной империи ». Те- 
перь в этом лагере расквартированы два рус- 
ских кадетских корпуса, покинувших свою 
Родину и получивших приют у братского 



Сербского народа. 

Кварталы низких деревянных бараков, с 
рядом маленьких окон под самой крышей, 
подступают почти к самому хвойному лесу. 
Ветви его деревьев, обремененные снегом, 
опустились книзу. 



— 43 



Синь снегов и тускло-оранжевые точки 
светящихся барачных окон создают безмолв- 
ную волшебную картину. 

Бараки сотен Донского Корпуса — не бы- 
ли в одном месте : 1-я и 3-я сотни-рядом, а 
2-я на отлете за расположением Крымского 
Корпуса. Персонал обоих корпусов помешал- 
ся вместе в разных бараках; кухни, пекарни, 
лазареты — были отдельны. 

Незатейлива была обстановка « донских » 
бараков : топчаны и походные складные кой- 
ки с грубыми соломенными матрасами. Оде- 
яло и соломенная подушка-спальный ком- 
форт донцов. Койки размещались в середине 
барака в ряд — от входной « парадной » две- 
ре до «черного хода», выходившего в при- 
стройку с уборными и умывалкой, и на двор. 

В бараке 3-й сотни при входе с « парад- 
ной двери », слева было отгорожено перила- 
ми место, где стояли : койка, стол и табу- 
ретка — комната дежурного офицера. 

У стен под окнагли, поперек барака, стояли 
грубые деревянные столы и скамейки — 
« столовая » и классы 3-й сотни. Третья сот- 
ня состояла из двух отделений 1-го класса 
(40 вып.) Старшего Приготов11тельного клас- 
са (41 вып.) и Младшего приготовительного 
класса (42 вып.). В Новочеркасске приготови- 
тельные классы были в Донском Пансионе 
при Кадетском корпусе, и на синих погонах 
носили не вензель Царя Миротворца, а « Д. 
П. » — или, как их дразнили кадеты — 
« дохлый поросенок ». 

Чугунная круглая печка посредине барака 
едва-едва поддерживала « комнатную » тем- 
пературу. Несколько прикрученных кероси- 
новых ламп тускло освещали барак, чтоб не 
нарушить заслуженного отдыха спящей сот- 
ни. У печки ночной дневальный — каждые 
два часа смена — поддерживающий огонь в 
печке. Пилка и рубка дров производилась са- 
мими кадетами-дневальными, после утренне- 
го чая. Кадет 1-го класса-дежурный по сотне 
был помощником дежурного офгщера. 

Но вот, как петух, у барака 1-ой сотни за- 
пела труба горниста : « Это вам не дома, это 
вам не дома, вста-вай, вста-вай ». Дежурный 
офицер и дежурный по сотне приступают к 
подъему сотни. Особенно разнежившимся 
— достаются наряды вне очереди. 

Вытряхиваются малыши из своих теплень- 
ких гнездышек — - кроваток » и, быстро 
вползают в свои разношерстные штаны, ру- 
6аи1ки, куртки или мундиры Птуйского ав- 
стрийского кадетского корпуса .унаследован- 
ный донцами. 

Очередь у еще теплой печки с сапожными 
шетками-поплевать на щетку и набрать на 



нее немного сажи, от этой « смазки » ботинки 
принимают приятный черный блеск, напоми- 
нающий лак. В умывалке толчея — всех 
кранов не хватает на всех; выбегают на 
двор и умываются снегом. Убирают койки; 
стуча ведрами, уходит наряд на кухню за 
чае:»1 и на пекарню за хлебом. Дневальные 
убирают помещение. 

В 1-ой сотне горнист играет « зорю ». 3-я 
строится на молитву по классам. На правом 
фланге выстраивается старый и новый на- 
ряд. Выходит дежурный офицер и здоро- 
вается с сотней. Начинается молитва : « ОТ- 
ЧЕ НАШ... » — поют, затем читается молит- 
ва о погибших на поле брани, « СПАСИ ГОС- 
ПОДИ » — поют. « ...ПОБЕДЫ ХРИСТОЛЮ- 
БИВОМУ ВОИНСТВУ НАШЕМУ... >- выво- 
дит восп1ггатель 1-го класса Оренбургский 
казак с голубыми лампасами-по.лковник Бо- 
бров. Мощь его баса выделяется " на фоне » 
детских голосов. 

После молитвы сдача и прием наряда но- 
вому дежурному офицеру... « ...Дежурство по 
3-й сотне сдал исправно... » « ...дежурство по 
3-й сотне принял исправно... » 

После сдачи-приема, сотня расходится по 
классам к своим столам. Идет раздача хлеба 
и чая. Успевший за дорогу остыть, чай раз- 
ливают по эмалированным кружкам. Перед 
едой — дневальный читает молитву : « Очи 
всех на Тя Господи уповают... » Начина- 
ется чаепитие. После завтрака — молитва — 
« Благодарим Тя, Христе Боже наш... » За- 
тем вытягивают из укромных мест книги и 
тетради, дневальные вытирают столы и ухо- 
дят заготавливать топливо для печки. Начи- 
наются « утренние приготовительные уро- 
ки ». 

В 8 утра начало занятий — 4 урока до 
обеда по 50 минут с переменками между ни- 
ми по 10 минут. На первом уроке читают 
молитву « перед занятиями », а последнем — 
6-см, после обеда — молитву « после заня- 
тий ». Только на уроке Закона Божия, каким 
бы по счету он ни был, читали молитву пе- 
ред и после урока. Закон Божий преподавал 
протоирей отец Иоанн Трофимов, высокого 
роста и богатырского телосложения казак 
станицы Кумшацкой Всевеликого войска 
Донского. Русский язык и чистописание — 
Фетисов; арифметику — сотник Земцов. 
Долгкность воспитателя исполнял в младшем 
приготовительном классе отец двух братьев 
— приготовишек — Чучувадзе (чин его, к со- 
ж;алению, не помню). 

При появлении преподавателя, в классе 
дежурный по классу, обращаясь к кадетам, 
командовал : « встать, смирно » и подходил с 



44 



рапортом к преподавателю, давая отчет, 
сколько по списку, сколько отсутствует и 
сколько налицо. 

В 12 ч. дня был обед. За обедом также хо- 
дил наряд на кухню. После обеда, дневаль- 
ные умудрялись так вымыть ведра, чтоб на 
полдник (в 4 ч. дня) в чае не плавали жир- 
ные звездочки. С 6-8 час. вечера « вечерние 
занятия » — приготовление уроков на следу- 
ющий день. 8 ч. вечера — ужин, в 9 — по- 
верка и молитва, в 10 ч. — укладка. Подъем 
в 6 ч. утра. 

Исключение делали суббота и воскресенье. 
В субботу — уроки до обеда; баня; прием 
белья из стирки и сдача его в стирку и в 
5 ч. вечера — в церковь на всенощное бде- 
ние, до 7-7.30. В воскресенье — подъем в 7 
утра : с 8-10 — « утренние занятия » — под- 
готовка уроков на понедельник; в 10 ч. в цер- 
ковь. После церкви обед; после обеда могли 
идти в отпуск до ужина или до поверки. 

В один из ноябрьских дней пожилой муж- 
чина привез своего 9-ти летнего сына в Дон- 
ской Корпус. Мальчик был одет, как в фор- 
му : из зеленой портьеры <■ с царских вре- 
мен » военного образца фуражка и рубашка, 
перетянутая поясом; серые брюки на вы-# 
пуск, ботинки, серая же шинель. В руках 
сверток с « вещами ». Отец с сьшом побывал 
у директора корпуса; зашли к инспектору 
классов, который сделал экзамен новичку, 
а оттуда направились в корпусной лазарет, 
где новичек должен был выдержать каран- 
тин. 

В лазарете отец распрощался с сыном и 
уи1ел. Мальчик погрузился в себя, пережи- 
вая разлуку. Палата была пустая, только в 
углу на кровати кто-то лежал. Это был ка- 
дет 1-го класса Дмитрий Головин, перенес- 
ший сыпной тиф и тепер лежал в палате 
выздоравливающих. 

Митя поднялся с кровати, надел халат и 
направился к новичку. То чувство, которое 
охватило сейчас новичка, было ведомо когда 
то и Мите. Чтоб рассеять мрачное настрое- 
ние, Митя завязал разговор с новичком. Пос- 
тепенно Митя стал знакомить новичка с 
« премудростями » кадетской жизни. — « По- 
яс должен быть затянут так, чтоб нельзя 
было засунуть за него палец; складки на 
рубашке должны быть сзади », — при этом 
он затягивал халат и наглядно показывал 
новичку. « Штраф » — это не дене^кное взы- 
скание, а стояние в положении « смирно » 
столько времени, сколько назначит дежур- 
ный офицер или воспитатель ». Внимательно 
слушал новичек своего нового друга. « Если 
кто тебя обидит или побьет — Боже сохрани, 



ходить жаловаться начальству. Лучше по- 
старайся сразу же дать « сдачи «... » 

Через три дня в лазарет пришел брат но- 
вичка, чтоб отвести его в 3-ю сотню. Брат 
был во 2-ой сотне, а поступил в корпус вес- 
ной 1921 года. 

Пришла сестра милосердная и позвала но- 
вичка купаться. Но когда она хотела его 
раздеть и мыть, — новичек заартачился. 
Неизвестно, чем бы это все кончилось, ес.пи 
бы не вмешался брат. Новичек был выпущем 
из лазарета немытый. 

Дежурным офицером в тот день в 3-й 
сотне был полковник Захаров, по прозвищу 
« телок ». Братья подошли к « парадной » 
двери барака; здесь они распрощались и но- 
вичек переступил порог своей новой жизни. 
Явившись дежурному офицеру, как его нау- 
чил в лазарете Митя, он озадачил « телка »... 

« Шапошников, Шапошников... » как эхо 
раздалось по всем углам барака. Перед де- 
журным офицером вырос 14-ти летний каза- 
ченок в папахе с георгиевской меда.лью на 
груди (за спасение знамени в Гражданскую 
войну) — Старший кадет Младшего Приго- 
товительного Класса. « Телок » вручил ему 
новичка. Шапошников распорядился прине- 
сти складную койку, потеснить кровати — 
сделать место для новой; принести со.ломен- 
ные матрас и подушку, выдал одеяло, круж- 
ку, котелок, ложку, книги, тетради, каран- 
даш. После этого отвел новичка к одному из 
калмыков — под ОО выстричь волосы. По- 
сле всего этого повалили ребята знакомиться 
с новичком. Одни подходили и приветливо 
обменивались фразами, другие подкрадыва- 
лись и старались ударить незаметно или 
ущипнуть. Калмычек Содман, увидев злые 
намерения некоторых, пригрозил, что если 
кто обидет новичока, то будет иметь дело с 
ним, с Содманом. Содман считался в классе 
силачем и поэтому его уваж;али и побаива- 
лись. А потом стали приходить и из старших 
классов. Тогда в 3-й сотне было много кал- 
мычат-простодушных и незлобивых детей 
Донских степей. 

Начались уроки, наряды, свои мелкие за- 
боты, огорчения, радости... Познал новичек 
и много практических использований того, 
что казалось ненужным. На ночном дежур- 
стве, когда засовываешь полено в печь, не 
раз приходилось обжигать руку. Где там 
среди безмолвной ночи искать средство от 
о^когов или с пустяками беж:ать в лазарет ? 
Средство от ожога в носу, а в детском возра- 
сте бывает в изобилии. Достаточно только 
помазать обожж;енное место. Или наводить 
глянец на ботинки сажей... мытье землей 



45 — 



ведер, чтобы не было бы на их стенках жира 
после супа... Да мало ли чего ? 

Но в какой то день, тоже ноября, уроки 
прекратились. Стали паковать книги, столы, 
скамейки... Донской Корпус уезжал куда то, 
где по словам кого то ,в декабре цветут розы. 
Об этом месте неизвестный поэт — кадет, 
описывая 1-ое отделение 3-го класса в сти- 
хотворении « Венегра » писал : 

В декабре стал дуб цвести 
Зацвели и розы, 



Только хлеба не хватает, 
И пошли морозы... 

И через пару дней после побудки и зори, 
вместо сигнала на уроки трубач 1-ой сотни 
заиграл « Генерал - марш » : « Всадники — 
други, в поход собирайтесь... » 

3-я сотня, нагруженная своими личными 
вещами, путаясь в полах шинелей австрий- 
ских кадет, « толпой во образе строя », уто- 
пая в снежных сугробах, потянулась на гке- 
лезнодорожную станцию, для погрузки в 
эшелон... 



Чикаго. 



Алексей Берепс 



БЫЛОЕ 



На конях сотники гвинтили 
Хорунжие усики крутили 
Табаку нюхав есаул... 

Котляревский 

Плавно и величаво — в мягких берегах, как 
в пуховых подуи1ках, ворочается река Бе- 
лая, стремясь в свой нескончаемый путь. К 
правому ее берегу вплотную подходит г. 
Майкоп. Городской сад. Тут весенними вече- 
рами играет оркестр Н...ского пластунского 
батальона. Казармы, как всякие казармы 
воинской части. Отдельно квартиры для г. г. 
офицеров. На другом берегу р. Белой, — 
склады, цейхгаузы, пороховой погреб... Туда 
через мост идут караулы. 

Теплый летний день перед лагерными сбо- 
рами. В воинской части все дни похожи один 
на другой. 

Уже начались строевые занятия. В бата- 
льонную канцелярию прошел адъютант, хо- 
рунжий Данилов. Не спеша в стареньком, но 
чистом кителе, идет к берегу р. Белой есаул 
Еневич : — неисправимый рыболов. В руках 
— удочки, обвешен сумочками : тут прови- 
зия на целый день, червяки, кукан, водка... 
Все для рыбальства. 

Недалеко от моста выбирает подходящее 
место. Усаживается. Закинул удочки. При- 
способил удилища. Растегнул сумку и вынул 
темную бутылку. Отпил глоток. Сморщился. 

— Да, а без водки рыбалить нельзя, — 
сказал он сам себе. 

Плохо сегодня клюет. Солнце уже подби- 
рается к обеду. Трубач играет развод карау- 



лов. Как по команде, один, другой поплавок 
пошеве.пиваются. Дернул. Поймал небольшо- 
го леща. 

— Значит, начинает браться, — размы- 
шляет есаул. Отпил еще водки. Совсем на 
душе стало хорошо. Терпение у есау.ла, как 
у настоящего рыбалки. Два поплавка снова 
шевелятся. Есаул наложил руки на удили- 
ща. 

...« Вот сейчас потонет поплавок и будет 
еще один лещ », — разсуждает мысленно 
есаул... 

— Караул смирно ! Равнение направо !... 
Раздалась внезапно команда, почти над са- 
мым ухом. Дернул есаул обе удочки, спутал 
шнуры. Караул уже проходит мимо есаула... 

— « Вольно ! » — тот же голос урядника 
подает команду. 

Есаул не может распутать удочки. Злит 
его то, что сколько раз он приказывал, чтобы 
ему не командовали, видя его на рысальстве, 
и кричит вслед караулу, уже сходящему с 
моста : 

— Я тебя, сукин сын, покомандую !... Всю 
рыбу разогнал !... Удочки спутал !... 

Но караул не слышит, Он уже скрылся за 
строениями противоположного берега... 

Есаул вернулся к своим удочкам. Отпил 
еще из бутылки. Понюхал табаку. Чихнул. 
Распутал удочки. Закинул. Ждет. Опять ви- 
дит он, как через мост возвращается сменен- 
ный караул. 

— Караул смирно ! Равнение налево ! 
Дернул есаул правую удочку. Крупный 

лещ сорвался. Бросает удочку и де.пает не- 



46 — 



сколько шагов в сторону караула, который 
остановился... Распекает урядника, а рыба 
клюет, поплавки становятся « раком ». 

— Клюе, ваше высокоблагородие ! — про- 
говорил урядник таким тоном, как будто 
есаул распекал кого то другого... 

Есаул обернулся в сторону удочек. Дей- 
ствительно, поплавки переворачивались. За- 
был он об уряднике. Бросается к удочкам. 



Дергает лещ. Поправил червяка. Закинул. 
Понюхал табаку. Чихнул. Отпил глоток из 
бутылки... 

Караул подходил к казармам. Трубач иг- 
рал: « Бери ложку бери бак ! » Есаул два 
раза отпил из бутылки большими г.потками 
и стал растягивать сумку с провизией... 

Еф. Якименко 
(Обще Каз. журнал. 1947 год.) 



НИКОЛАЮ ТУРОВЕРОВУ 



Я люблю тебя, как дыханье степное, 
Как тихий всп.песк донской волны. 
Сроднило нас с тобой былое — 
Преданья древней старины. 

Ведь наши прадеды и деды 
В давно минувшие века, 
В пылу боев, в пирах победы 
Ковали душу казака. 
У каждого свое — иное, 
У каждого своя судьба : 
Кому разгулье удалое. 
Кому турецкая тюрьма. 

А вот душа — одна и та же. 
Она стремится к правде ввысь. 



Ей суждено стоять на страже 

« Стой и не боись ». 
Когда нибудь настанут сроки 
Нам оторваться от земли. 
Пути у Господа широки. 
Они теряются вдали. 

Но, это ль казаку задача ? 

« Ги ! ! ! ...Пики к бою !... » и лети... 

Промчимся лавою казачьей 

Мы по Млечному Пути, 

Чрез все созвездья и кометы 

Самим указана дорога. 

Встать в казачий пикеты 

Перед Престолом Бога. 



Франция. 



Николай Разведенков 



ИЗ КАЗАЧЬЕЙ ЖИЗНИ ЗАРУБЕЖОМ 



• 21 января, в Париже, в кафедральном 
Соборе Св. Александра Невского Казачьим 
Союзом, Союзом Казаков-комбатантов, Дон- 
ским Войсковым Объединением, Объедине- 
ниями Л. Гв. Атаманского и Л. Гв. Казачьего 
полков. Союзом Донских артиллеристов. 
Объединением Атаманского Военного Учили- 
ща, Союзом степняков-партизан и партиза- 
нами участниками 1-го Кубанского похода, и 
сыновьями с невестками была отслужена па- 
нихида по Донском Войсковом Атамане ген. 
А. П. Богаевском по случаю 100 лет его рож- 
дения. 

• Войсковом Праздник Уральского Каза- 
чьего Войска. — 26 ноября уральцы париж- 



ского района проздновали в день Св. Архи- 
стратига Михаила свой Войсковой праздник. 
После молебна в церкви Св. Серафима Са- 
ровского состоялась братская трапеза в ре- 
сторане « Ла Биер », прошедшая, как всегда, 
задушевно и весело. Насколько ура.пьцы 
пользуются любовью показывает тот факт, 
что гостей было больше, чем хозяев. Боль- 
ше всего было донцов : председатель Каз. 
Союза В.М. Кузнецов, председатель Союза 
Партизан-Степняков, А. П. Падалкин пред- 
ставитель Атаманского Военного Училища 
А. С. Кулягин, редактор « Род. Края » Б. А. 
Богаевский, все с супругами, председатель 
Донского Войскового Объединения Н.А. Ло- 



47 — 



макин, Ф.Ф. Гончаров с супругой, СВ. Ар- 
темов и др. 

• Праздник Атаманского Военного Учила- 
ща. — 19 ноября в помещении Музея Л. Гв. 
Казачьего полка состоялось празднование 
училищного праздника. После молебна всем 
присуствующим был предло?кен богатый 
завтрак, организованный трудами Н.Ф. Пу- 
занова, О. П. Кулягиной и Сибирсковым. 
Среди гостей, помимо тех же лиц, что при- 
сутствовали и на Ура.льском празднике, бы- 
ли председатель Объединения Л. Гв. Каза- 
чьего полка ген. Поздеев, председате.ль Сою- 
за Казаков-Комбатантов полк. Дубенцев, 
председатель Союза Дон. Арт11ллеристов 
войск, стар. Шляхтин. 

в Полковые праздники Л. Гв. Казачьего и 
Л. Гв. Атаманского полков. 17 окт. в день Св. 
Ерофея Объединение Л. Гв. Казачьего полка 
праздновало в своем музее свой полковой 
праздник. Объединение Л. Гв. Атаманского 
полка свой праздник праздновало 9 декабря 
на квартире Н.Н. Туроверовой, где хранится 
музей Атаманского полка. 

® У казаков в США. 30 июня 1972 г. судья 
Верховного Суда штата Нью Джерзи в Ман- 
мут Каунти Френсиз Крехи вынес оконча- 
тельное и безапелляционное решение, кото- 
рым признаются законными результаты вы- 
боров нового правления Комитета помощи 
казакам Ди-Пи в Америке во Фривуд Эйкрс, 
Нью Джерзи. Как известно, на общем собра- 
нии членов и пайщиков Комитета состояв- 
пгемся 27 февраля с. г., подавляющим боль- 
шинством голосов было выбрано новое прав- 
ление в составе Николая Королькова (пред- 
седателя), Д. Свинарева, Н. Нембиркова, Н. 
Адьянова, А. Казмина, С. Скляра, М. Усико- 
ва, Л. Какичева и С. Иванчукова. 

Кроме того, бывшему председателю прав- 
ления М. Курочкину и бывшим членам того 
же правления приказано судьей Ф. Крехи 
передать новому правлению все приходо-рас- 
ходные книги, документы, ключи и проч. 

• Хор С. А. Жарова. — 24 сент. на фарме 
РОВА (США) был показан фильм « Хор Жа- 
рова », снятый в 1933 году. Прекрасные го- 
лоса, слаженность Хора и талант Жарова 
производят большое впечатление. В фильме 
показаны и отдельные сцены из жизни ка- 
заков. 8 окт., там же, этот фильм был пока- 
зан вторично, причем, весь доход был отчи- 
слен в пользу Союза лейквудских пенсионе- 
ров. 

В середине октября Хор выехал в загра- 
ничное турнэ, снача.па в Европу, потом Япо- 
нию, Новую Зеландию и Австралию. 



• Празднования Покрова Пресвятой Бого- 
родицы. — В США большинство каз. органи- 
заций праздновали 14 октября. Так Комите- 
том Помощи казакам Ди-Пи в США был от- 
слулсен молебен в церкви Св. Великомучени- 
ка Георгия в Фривуд Эйксер, а затем в Доме 
Комитета, после приветственного слова его 
председателя Н. Е. Королькова, состоялся 
краткий доклад о значении этого Праздника. 
Празднование закончилось братской трапезой 
с танцами и артистическими выступлениями. 

Общеказачья Американская Национальная 
станица в Фармингдале, после молебна и 
краткой официальной части в Казачьем До- 
ме станицы, устроила ужин и танцы до поз- 
дней ночи. 

Донская каз. имени Атамана Платова ста- 
ница в Патерсоне : — после молебна в собо- 
ре Св. Михаила в специально нанятом поме- 
щении бы.л устроен банкет с танцами. 

В Кливеланде Покров праздновался 15 окт. 
После молебна в местной русской церкви со- 
стоялся обед с танцами. 

Союз Терских казаков в США 15 окт. от- 
служил молебен в храме Св. Александра 
Невского в Лейквуде. 

3 Сан Франциско 14 окт., после литургии 
в Св. Скорбященском Соборе, по инициативе 
Кубанской станицы С. Франциско был от- 
служен молебен. После молебна все прису- 
ствующие были приглашены правлением 
станицы на чашку чая в ресторан « Синде- 
релла ». 

В Бельгии, в Брюсселе, 15 окт. Обще-Ка- 
зачьей и Кубанской станицами был отслу- 
?кен в местном храме молебен, после кото- 
рого в Русском доме состоялся банкет. 

14-го же октября были отслужены молеб- 
ны местными казачьими организациями в 
Лос-Анжелос, Наяке (США), Мельбурне (Ав- 
стралия), Кильмесе (Аргентина). 

В Лондоне (Англия) Общеказачья станица 
праздновала Покров 15 октября. 

После молебна всюду состоялись братские 
трапезы. 

В газете « Новое Русское слово » от 26 окт. 
1972 г., выходящей в Нью Иорк в отделе 
« Хроника » была помещена следующая за- 
метка под заглавием : « Приветствие прези- 
дента Никсона казакам ». — 

Президент Ричард Никсон прислал на 
имя председателя Казачьего американского 
комитета граждан США д-ра В. Глазкова те- 
леграмму с приветствием казакам-американ- 
цам к празднику Покрова. Эта телеграмма 
была ог.лашена на празднествах Покрова. 

Текст телеграммы гласит : 

« К празднику Покрова шлю казакам-аме- 



48 — 



риканцам мол самые сердечные приветствия. 
Ваша верность идеалам свободы, на которых 
создана наша нация, представляет неизмери- 
мый вклад в жизнеспособность нашего обще- 
ства. Пользуюсь случаем одобрить вашу здо- 
ровую верность гордому казачьему наследию 
и вашу непоколебимую преданность прргаци- 
пам, которые бережно хранят все американ- 
цы. Ричард Никсон ». 

• Вышла новая книга стихов П.С. Поляко- 
ва « Ует, V^с^г, ьа1е ». « Пришел, увидел, про- 
щай » в издании И. Башкирцева. Издатель 
поместил в книге небольшое послеслов11е : — 
« О стихах П.С. Полякова, напечатанных ра- 
нее, я слышал мнение : « Ужасный сепара- 
тист ! » Правду сказать, получив его руко- 
писи, я ожидал найти в них всякие « ужа- 
сы ». И нашел... здоровое, несколько, правда, 
преувеличенное страдание за свой вольньп"! 
Дон. Но идеализирование прошлого свой- 
ственно всем эмигрантам, и Поляков — не 
исключение. 

И я решил напечатать стихи « сепарати- 
ста », которые в общем хороши. Вс всяком 
случае ничуть не хуже стихов многих приз- 
нанных в эмиграции поэтов. 

Стихи Полякова может с интересом чи- 
тать, как эмигрант, так и читатель там, и не 
почувствует, отталкивания, которое так часто 
вызывают и у читателя там, и у большин- 
ства « новых » эмигрантов нытье и витание 
в облаках многих признанных эмиграцией 
поэтов ». 

Действительно в наше время книг со сти- 
хами выходит очень много, но писать стихи, 
рифмовать — это еще не значить быть на- 
стоящим поэтом. Для этого ну>кно иметь та- 
лант, искру Божию. Настоящих поэтов в 
эмиграции не так у?к много. Но П.С. Поляков 
принадлежит именно к этой второй катего- 
рии : он ярко и образно передает свои мысли, 
свои переживания, психику и переживания 
своих героев. Красной нитью через большин- 
ство его произведений проходит его любовь 
к Дону, к казакам, к нашему прошлому. Та- 
кие стихи не забываются. 

В декабре 1972 г. в США вышла еще одна 
книга неутомимого А. К. Ленивова « Донской 
казак генерал И. В. Тур\анинов — нацио- 
нальный герой США ». Автор описывает 
ясизнь казака Константиновской станицы. 
офицера донской гвардейской артиллерии, 
полковника русского Генерального Штаба И. 
В. Турчанинова, эмигрировавшего в Амери- 
ку вместе с гкеной, тогке донской казачкой, 
вскоре после Крымской войны. В Америке, 
во время гражданской войны (севера с югом) 



он занимал крупные посты в армии северян 
и не раз отличался в боях. Умер он в 1901 
году. 

Книга — интересная, и, как все труды А. 
К. Ленивова, с большой документацией с 
точным указанием источников. Одновремен- 
но с русским текстом помещен и француз- 
ский перевод, сделанный нашей станични- 
цей СМ. ГавриловоР!, дочерью казачьего по- 
эта М.И. Гаврилова и статья ^.А. Тге1сЬе1 о 
Турчанинове на английском языке. 

• В апреле 1972 г. в Австралии из двух 
Кубанских станиц и двух хуторов было об- 
разовано « Кубанское Войсковое Объедине- 
ние в Австралии и Новой Зеландии », утвер- 
жденное Кубанским Атаманом полк. Третья- 
ковым. Атаман Объединения П. А. Курко 
прислал для помещения в « Род. Крае » поз- 
дравление с праздниками, но к сожалению 
оно пришлое слишком поздно, чтобы попасть 
в новогодний №. Помещаем его в этом № : 

« Войсковых Атаманов, их представителей, 
атаманов станиц, хуторов председателей Ка- 
зачьих Союзов и объединений, казаков, ка- 
зачек и казачат поздравляю с праздником 
Рождества Христова и наступающим новым 
годом. — Из далекой Австралии, от атаманов 
кубанских станиц, хуторов, старших групп 
и от себя лично шлю всем свои наилучшие 
пожелания, а главное быть крепкими духом 
на многие лета ». 

• Об « Операи,11и килевания ». — В № 100 
« Род. Края » была помещена под этим наи- 
менованием статья Р. С. Пучинского об опу- 
бликовании документов, относящихся к вы- 
даче в Лиенце, Шпитале и др. местах. Ниже 
помещаются дополнительные сведения по 
этому вопросу, также перепечатанные из 
журнала «Наши вести» №112 и №113. 

Телеграмма президенту США Ричарду 
Никсону (Копии : Военному министру М. 
Лейрду, сенатору Д. Бэкли, конгрессменам 
Дж. Эшбруку и В. Колмеру). 

Г-н Президент, многолюдное собрание 
Американцев Российского происхождения, 
состоявшееся в Нью Иорке, в Ваншингтон 
Ирвинг Хай Скул 30 апреля 1972 г., едино- 
душно постановило просить вас поднять бу- 
мажный занавес вокруг тайны чудовищного 
преступления против человечества. Мы го- 
ворим об « Операции Килевания », т. е. о 
насильственной репатриации в 1945-47 гг. 
миллионов русских анти-коммунистов, сол- 
дат и цивильных, в Советский Союз на муче- 
ния, уничтожение и заключение в лагерях 
рабского труда. Это массовое зверство, вы- 



— 49 — 



полненное с потрясающей гкестокостью За- 
падными Союзниками, в сотрудничестве с 
Советской полицейской агентурой, запечат- 
лено документально в досье, составленном 
Военным Министерством США в 1948 г. и 
оно должно быть рассекречено, чтобы выяс- 
нить, как и почему Американцы были во- 
влечены в столь постыдную полицейскую 
облаву, и чтобы предотвратить такие престу- 
пления в любых будущих кризисах. Насиль- 
ственная репатриация, вероятно, не предус- 
мотрена Ялтинским Соглашением, однако, 
там были секретные « взаимопонимания », 
каковые должны быть разоблачены и анну- 
лированы. Наше массовое собрание также 
выразило благодарственную поддержку уси- 
лиям Джона Эшбрука и других конгрессме- 
нов, направленным к ускорению процесса 
рассекречивания и изучения * Операции Ки- 
левания ». 

Мы умоляем вас, г-н Президент, деклас- 
сифицировать дело « Килевания » в интере- 
сах исторической правды. Американской че- 
сти и принципов человечности. 

Председатель Собрания — Архиепископ 

НИКОН, Вашингтонский иФлоридский 

Секретарь — Михаил Лермоло, 

Администратор Ассоциации Св. Георгия. 

Ответ на эту телеграмму из Военного 
Министерства 

От имени Президента НИКСОНА я отве- 
чаю на ваше письмо относительно « Опера- 
ции Килевания ». Протоколы об « Операции 
Килевания » составлялись Штабом Союзных 
Войск, объединенной Англо-Американской 
организацией. Поэтому для любого рассекре- 
чивания или опубликования их, прежде все- 
го необходимо иметь согласие Англичан. Ряд 
лет тому назад это Министерство советова- 
лось со всеми заинтересованными агентства- 
ми США и получило от них совпадающий 
ответ, что с точки зрения правительства 
США нет возраясений против рассекречива- 
ния документов, относящихся к « Операции 
Килевания ». Правительство США после то- 
го спрашивало согласие Англичан на рас- 
секречивание по двум случаям. И в обоих 
случаях, самый недавний из них в мае 1971 
г.. Английские власти выразили их невоз- 
можность согласиться рассекретить или опу- 
бликовать документы об « Операции Киле- 
вания ». А так как протоколы заседаний соз- 
давались и стали собственностью и подкон- 
трольными сообща Английскому и Амери- 
канському правительствам, то у нас не было 
иного выбора, как то.лько уважить решение 



Англичан по данному вопросу. 

Я согкалею, что я не в состоянии ответить 
более благоприятно на вашу просьбу. С ува- 
жением Верн Л. Боуер, генерал Майор США, 
Глав. Адъютант. 

• Еще о Н.Н. Туроверове. — Покойный 
Николай Николаевич не любил говорить о 
себе, о своих заслугах и отличиях. А их 
было немало. В его послугкном списке ука- 
зано : « поступил добровольцем в Л. Гв. Ата- 
манский полк 1 апр. 1917 г (то есть 18-ти 
лет), произведен в урядники 1 сент. 1917 г., 
портупей юнкером в Новочеркасском Воен- 
ном Училище с 1 окт. 1917 р. » 12 янв. 1918 г. 
он поступает в отряд есаула Чернецова, 29 
янв. производится в хорунжие, 3 мая в сот- 
ники, 17 февр. 1919 г. — в подъесаулы. 

« С 1 апр. по 2 сент. участвовал в военных 
действиях против Германии и Австрии, с 
25 ноября 1917 г. и по ноябрь 1920 г. в борь- 
бе с большевиками ». После Степного Похода 
в Атаманском отряде полк. Каргальского, он 
снова в рядах Л. Гв. Атаманского полка. 

20 янв. 1918 г. в боях с большевиками под 
станцией Глубокая был ранен в голову, ос- 
тался в строю, но на другой день 21 янв. там 
ж;8 был ранен артиллерийским осколком в 
левую сторону груди. В боях под Ореховым 
25 марта 1919 г. был ранен с левую ногу, 12 
авг. 1920 г. в конной атаке под дер. Шерба- 
коБка ранен в левую руку, но остался в 
строю. Вторично ранен в ту же руку и опять 
в конной атаке под Чернышевкой 2 сент. 
1920 г. 

Полученные им награды : Георгиевская ме- 
даль 4-ой степени, Св. ордена Св. Анны 4-ой 
ст. с надписью « за храбрость », Св. Анны 
3-ей ст. Св. Станислава 3-ей ст., Св. Влади- 
мира 3-ей ст., все три с мечами и бантом, 
знак Степного Похода за № 441, и значек 
партизанского Отряда ее. Чернецова. 

• Казаки в Бразилии в 19-ом столетии. — 
В парижской газете « Русская мысль » от 
14. 9. 72 была помещена небольшая замет- 
ка, подписанная Сигма под названием « Рус- 
ские исследователи Бразилии », в начале ко- 
торой пишется : « Эпоха научных исследо- 
вании Бразилии началась только в 19 в., 
когда Иоанн 4-ый, король Португалии и 
Бразилии отменил старинный запрет ино- 
странцам въезгкать в заморские португаль- 
ские владения с какою бы то ни было целью. 

Показательно тогдашнее отношении рус- 
ских писателей к заслугам своих соотече- 
ственников. « Новый Энциклопедический 
словарь » Брокгауз-Ефрона упоминает толь- 
ко имя Семирадского. Русские казаки (под- 
черкнуто редакцией), когда то бродившие по 



50 



всему бассейну Амазонки, научными иссле- 
дователями, конечно не были, но труды Г. И. 
Лангсдорфа, русского немца, академика и 
императорского консула в Бразилии (1812- 
1820), безусловно, заслуживают внимания ». 
— Далее следует описание деятельности 
Лангсдорфа. 

Быть мо?кет кто нибудь из читателей 
« Род. Края » пополнит эти смутные указа- 
ния о казаках « когда то бродивших по всему 
бассейну Амазонки » ? Ведь об этом никогда 
нигде ничего не сообщалось . 

• В Казачий Союз поступило на создание 
памятника на казачьем участке на русском 
кладбище в С. Женевьев : И. Клевцов — 10 
долл. Т. А. Кравцов — 10 фр., П.М. Поляков 



— 50 фр., А. Арестов — 30 фр., М.Я. Борисов 

— 10 герм, марок, М.П. Поляков — 20 фр.. 
К. Баев — 10 фр- 

Всех жертвователей просят принять боль- 
шую благодарность. 

• Благодарность — Редакция « Род. Края » 
искренно благодарит всех тех, кто прислал 
к праздникам Р.Х. и Н.Г. поздравления и 
добрые пожелания. К нашему сожалению, 
мы не имеем физической возможности из-за 
перегруженности работой и недостатка вре- 
мени, ответить всем, кто своим ласковым 
словом дает нам силы продолжать нашу ра- 
боту, но мы просим принять их нашу боль- 
шую благодарность. Редактор « Род. Края » 

— Б. Богаевский. 



УШЕДШИЕ 



I 1 сент. 1972 г. в Инвалидном доме для 
престарелых в Монтморенси (Франция) скон- 
чался полковник Донского Войска И. В. По- 
пов. 

I В августе 1972 г. в Сан Франциско скон- 
чался горный инженер, профессор гео.погии 
К. А. Прокопов , казак Тер. Каз. Войска. 

1" В сентябре 1971 г. в США скончался ин- 
:женер-геодезист Д.З. Левкин казак Тер. Каз. 
Войска. 

1" 25 сент. 1972 г. в Нью Иорке скончался 
член-основатель Комитета Помощи казакам 
Ди-Пи И. Г. Минаев, ст. Александровской 
Тер. Каз. Войска. 

I 30 авг. 1972 г. в Рэд Бэнке (США) скон- 
чался подхор. Н.И. Земляченко, 67 лет, ст. 
Владимировской К. В. 

Т 2 сент. 1972 г. в Ричмонде умер страш. 
ур. А. Д. Горепекин, 80 лет, казак Тер. Каз. 
Войска. 

"I" 22 июня 1972 г. в Париже скончался ка- 
питан В.А. Борзак, 78 лет, казак Куб. Каз. 
Войска. 

I 25 авг. 1972 г. в доме для престарелых в 
Дорнштадте (Германия) скончался войск, 
старш. С. С. Шершнев, 92 лет, ст. Воздвижен- 
ской К. В. 

I 15 ноября 1972 г. в доме для престаре.чых 
в Иере (Франция) скончался есаул Н.И. Па- 
ладов, 86 лет, ст. Романовской В. В. Д. 

I 10 ноября 1972 г. в Париже скоропости^к- 



но скончался хор. Л. Гв, Казачьего полка С. 
В. Бирюков. 

Т 3 окт. 1972 г. в Фармингдайле скончался 
Н.С. Ивченко ст. Старо-Корсунской К. В. 

I 28 окт. в США скончался И.Н. ХЦуринов, 
ст. Григореполисской Куб. В. 

Т 18 окт. в США скончался Н.П. Лобов, ст. 
Казанской В. В. Д. 

т 31 окт. в Филадельфии скончался Г. В. 
Бойчевский, казак Забайкальского Войска. 

I 15 окт. в США скончался подхор. Г.Н. 
Коробков, уроженец гор. Моздакова Т. В. 

I 27 окт. 1972 г. в Нью Иорке скончался 
после долгой и тяжкой болезни полковник 
М.И. Зарецкий 78 лет, ст. Подгорной К. В. 

Т 27 ноября 1972 г. в Нью Иорке скончался 
от сердечного удара войск, старш. Б. И. Тка- 
чев, 76 лет, ст. Ханской К. В. 

Т 8 июля 1972 г. в г. Бартон (Англия) скон- 
чался подхор. В.М. Белоусов, 72 лет ,ст. Хан- 
ской К. В. 

1" 25 сент. 1972 г. в Лансхуте (3. Германия) 
умер К. Г. Лысый, 77 лет, ст. Северской К.В. 

Т В ноябре 1972 г. в доме для престаре- 
лых в г. Гани (Франция) скончался джигит 
Павел Гуреев, ст. Пятиизбянской В. В. Д. 

I 8 окт. 1972 г. в Кильмес (Аргентина) 
скончался Т. И. Манжула, 72 лет, ст. Васю- 
ринской К.В. 

I 4 ноября 1972 г. в Лейквуде (США) скон- 
чался инж. И. В. Колодько, 73 лет, уроженец 
ст. Приморо-Ахтырской К.В. 



51 — 



т 9 ноября 1972 г. в США умер подъес. В.Н. 
Лещенко, ст. Коневской К. В. 

I 15 ноября в г. Неварка (США) скончался 
М.П. Гайдук, 74 лет, ст. Екатериновской К. В. 

! 11 декабря 1972 г. в госпитале г. Аржен- 
тей (Франция) после долгой и продолжитель- 
Н0Р1 болезни скончался последний председа- 
тель Донского Правительства Н.М. Мельни- 
ков, 90 лет, ст. Трех-Островянской В. В. Д., о 
чем с прискорбием извещают жена, Казачий 
Союз во Франции, Донское Войсковое объе- 
динение, редакция журнала «Род. Край», 
Казачий Союз в Германии и Обще-Казачья 
станица в Нью-Йорке. Похороны состоялись 
на казачьем участке на русском кладбище в 
С. Женевьев под Парижем. Некролог будет 
в следующем Л*» « Род. Края ». 



Т 12 авг. 1972 г. в станице Ладожской на 
Кубани на 85 году жизни скончался наш 
родитель Павел Герасимович Иваница, ст. 
Незамаевской К. К. В. и похоронен на мест- 
ном кладбище, где похоронена и его супруга, 
наша мама, усопшая в 1962 г. Покойный в 
1-ую Мировую войну был на турецком фрон- 
те, где был ранен семь раз. В 1929 г. был аре- 
стован вместе с братом Максимом, который 
тогда же был расстрелян. Отцу расстрел за- 
менили 10-ю годами концлагеря. Свой срок 
он отбывал на строительстве Беломорско- 
Ба.лтийского канала, на станции Сорока. 

В 40-ой день была отслужена о нем пани- 
хида в церкви Св. Иоанна Предтечи русского 
православного прихода в г. Канбера в Ав- 
стралии. — Сын и дочь Петр и Домна Ива- 
ница. 



ОТ РЕДАКЦИОННОЙ КОЛЛЕГИИ 
« РОДИМОГО КРАЯ » 



Непринятые рукописи обратно не возвра- 
щаются и в переписку о них редакция не 
вступает. Редакция оставляет за собой пра- 
во статьи сокращать, не меняя смысла напи- 
санного. За статьи, подписанные полным 
именем автора, редакция не отвечает и они 
не всегда выражают взгляды редакции. 

Не имея возможности документально про- 
верять имена, даты и события, редакция воз- 
лагает всю ответственность за содержание 
статей на их авторов. 

Корресподенцию на имя Редакционной 
Колегии направлять по адресу : 
Мг. Во§аеузку - 230 ау. йе 1а В1у1з1оп Ьес1егс 
95160 — Моп1тогепсу 

• Через редакцию « Род. Края » можно 
выписать (пересылка за счет покупателя) : 

Н. М. Мельников — « А. М. Каледин — ге- 
рой Луцкого прорыва и Донской Атаман » — 
28 фр. или 6 долл. 

« Воспоминания ген. А. П. Богаевского » 
(Ледяной поход) — 18 фр. или 4 долл. 

« Митрофан Петрович Богаевский > — 
Сборник статей о Донском Баяне — 20 фр. 
1!ли — 4,50 долл. 



А. К. Ленивов — « Под казачьим знаменем 
в 1943-1945 г. г. » — 27,50 фр. или 5 долл. 

А. К. Ленивов — « Донской каз. Словарь- 
Лексикон » — 38 фр. или 6,50 долл. 

Н. Н. Воробьев — « Кондратий Булавин » 
— 15 фр. 

Н. Н. Воробьев — « Стихи о разном » — 
10 фр. 

Н. Н. Воробьев — «О человеках с другой 
планеты » стихи — 7,50 фр. или 1,50 долл. 

М. Бугураев — « Михайловское Артилле- 
рийское Училище » (150-летие основания) 
1,25 долл или 6,25 фр. 

Адмиралов — « Казачья трагедия » 1940- 
1945 г. г. — 15 фр. или 3 долл. 

« Степной Поход » — специальный двой- 
ной № 80-81, « Род. Края », посвященный 
Степному Походу, Пох. Атаману ген. П. X. 
Попову. Цена 10 фр. или 2,50 долл. 

П. С. Поляков — « Пришел, увидел, про- 
щай ». Стихи. — 15 фр. или 3 долл. 

Л. Масянов — « Гибель Уральского каз. 
Войска » — 20 фр. или 4 долл. 

• В редакцию « Род. Края > с 1 окт. 1972 г. 
по 1 янв. 1973 г. поступило : 



52 — 



в Фонд Издательства : Т. А. Кравцов — 24 
фр., Шевченко — 10 фр., И. Бартенев — 14 
фр., Сетраков — 64 фр., Ф.И. Алексеев — 
14 фр., В.А. Клименко — 76,18 фр., Н.А. Ло- 
макин — 5 фр., М.Я. Борисов — 30 герм, ма- 
рок, Д. Косоротов — 14 фр., Э.М. Теми-Хан 

— 5 фр., А.Н. Фомин — 22,59 фр., Р. Кузне- 
цов — 100 бел. фр., Н.С. Соколов — 14 фр., 
П.М. Поляков 24 фр., М.П. Поляков — 20 
фр., К. Баев — 24 фр., Н.Ф. Кострюков — 10 
долл., Д.М. Школенко — 70 фр. 

Для передачи Дамскому Комитету Каз. Со- 
юза : П.А. Максимов — 14 фр., Т.А. Крав- 
цов — 10 фр., М.Я. Борисов — 10 герм, ма- 
рок, П.М. Поляков — 20 фр., М.П. Поляков 

— 20 фр., К. Баев — 20 фр. 

Для оказания помощи сотнику Сычеву : 
Т.А. Кравцов — 10 фр., С. А. Артемов — 50 
фр.. Союз казаков-комбатантов через В. В. 
Шляхтина — 25 фр., П.М. Поляков — 10 фр., 
М.П. Поляков — 20 фр. 

Для оказания помощи казаку инвалиду 
Е.Я. Аникину в Парагвае : Т.А. Кравцов — 



10 фр.. Союз Казаков-Комбатантов через В. 
В. Шляхтина — 25 фр., П.М. Поляков — 10 
фр., М.П. Поляков — 20 фр. 

От М.Я. Борисова для передачи Союзу Ка- 
заков-комбатантов — 10 герм, марок, от него 
же. Казачьему Союзу вместо билета на бал 
— 10 герм, марок. 

От К. Баева, на часовню в Лиенце — 10 ф. 

Всех жертвователей просим принять нашу 
большую искреннюю благодарность. 

• Редакция обращается с настоятельной 
просьбой ко всем своим читателям и под- 
писчикам не задерживаться с внесением под- 
писной платы. Издание « Род. Края » основа- 
но исключительно на самоокупаемости, при 
полной безвозмездной работе всех наших со- 
трудников. То есть журнал издается на день- 
ги, за него получаемые и на пожертвования 
отдельных лиц в Фонд его Издательства, 
иначе говоря на деньги читателей, от кото- 
рых зависит дальнейшее существование 
« Родимого Края ». 



«ОООООООООООООООООООООООООООООООООПОООООООООООФОООООООООООФООООС»^ 



«ПЕРВОПОХОДНИК» 

Летопись белой борьбы. Издание Объединения Первопоходников 
в Лос Анжелес, США, под редакцией А. Долгополова, Н. Мяч, А. Мяч. 

Выходит 6 раз в год. Годовая подписная плата — 6 долл. Це- 
на отдельнго № — 1,25 долл. 

Адрес редакции : 

А. Р. Муа1сЬ, 842 N0 АТехапйпа 
Ьоз Ап§е1е5, СаИ^. 90029. ПЗА 



о 
о 
о 
о 
о 
о 
о 
о 
о 
о 
о 
о 
о 
о 
о 
о 
о 
о 
о 



Оооооооооооооооооооеовооооооооооооооооооооооооооооооооооовооооо^.- 



»^\>ЛЛ^ЛЛ/ЛЛ/ЛЛ/ЛЛ^ЛЛ/ЛЛ/ЛЛ/ЛЛ/ЛЛ^ЛЛ>ЛЛ/ЛЛ^ЛЛ/ЛЛЛЛ/ЛЛ/Л/ 

РУССКИЙ книжный МАГАЗИН 
В ПАРИЖЕ 

— Все новинки книгкного рьгака — 

МАОА31Ы Ои ЫУКЕ 

10, гие йез Сагтез Рапз 5 

Тё1. 0АК10П 25-28. 

«VЛ/^XV/VЛЛ'Л/^'Л/^<ЛЛ'Л/VЛЛ-ЛЛ»ЛЛ'Л/VЛЛ.ЛЛ'Л/VЛЛ^\/VЛ/VЛ/V^ 



1трг1тепе Р.ГЫ.Р. ■ 3. гие ди 8аЬо1 - Раг18 (6») 





ытт 



мяя 




Р10 



ОГЛАВЛЕНИЕ 

Поздравления — Христос Воскресе ! 

В.М. Кузнецов — « Памятник казакам во Франции ». 

Кн. Кудашев — « Письмо от офицеров 1-ой Кавалерийской дивизии 

атаману Обще-Казачьей станицы в Нью Иорке А.Е. Афанасьеву ». 
Г. И. Снесарев — « Родимый Край ». 
А. П. Падалкин — « 55 лет со дня трагической кончины Донского 

Атамана А.М. Каледина ». 
А. П. Богевский — «С забайкальцами в 1917 году » (продолмсение). 
Н. Туроверов — « Москва ». 
Н. Воробьев — « Поэту — воину ». 
В. С. Мыльников — « Из прошлого » (продолжение). 
Е. Месснер — «Генерал Бабиев ». 

П. А. Фадеев — « Суеверия, быт и нравы на Яике ». 
В. А. Клименко — « Скаутизм на Дону » (окончание). 
М.К. Бугураев — « Поход к возставшим » (окончание). 
Вадим К. — « Казаку ». 

Б. А. Богаевский — « Иностранцы о казаках ». 
И. Дорофеев — «Аннушка и Акулина». 
С. Голубинцев — « Марсельеза ». 
М.Н. Залесский — На « Добыче ». 
П. А. Селиверстов — « Похороны последнего председателя 

правительства Всевеликого Войска Донского Н.М. Мельникова ». 
В. Кузнецов — « Н.М. Мельников ». 

Правление Каз. Союза во Франции — « Фонд Н.М. Мельникова ». 
Ушедшие. 

Из казачьей жизни за рубежом. 
Б. Куцевалов — « Платовцы в Японии ». 
От редакционной коллегии « Род. Края ». 



РОДИМЫЙ НРАЙ 



Орган общеказачьей мысли. 
Издатель: Донское Войсковое Объединение. 

Ав8ос1апоп с1е8 Со8а^ие8 ви Воп 
Агг <]и М1п1*1гс |1е ГЬи. ,1.(). 7(1 1955 
20-ЫЙ год издания 

РАУ5 NАТА^ № 105 МАНЗ — АУРЛЬ 1973 

№ 105 — МАРТ-АПРЕЛЬ 1973 г. — 6 фр. 

Рага11; 1ои5 1е5 2 то15. В1гес1;еиг: Водаеьзку. 



Редакционная Кол.легия : С. Ш. Балданов, Б. 

А. Богаевский, В. М. Кузнецов, К. С. Мащен- 

ко, А. П. Падалкин, Н. И. Зимин, П. А. 

Фадеев. 

Адрес редакции: 

В. ВОСАЕУЗКУ 

230, АV. йе 1а В1У1з1оп-Ьес1егс 
95160 — Моп1;тогепсу 
Ргапсе 



ПОЗДРАВЛЕНИЯ 
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ ! 

Братья казаки, 



• Правление Казачьего Союза поздравляет 
вас со Светлым Праздником Воскресения 
Христова. Пусть каждый из вас в день Праз- 
дника из праздников переживет то чувство, 
которое испытывали мы в отдаленные годы 
пребывания нашего в родных краях. 
Председатель Казачьего Союза : В. Кузнецов 
Секретарь : Н. Ломакин 



® Редакция « Род. Края » поздравляет ка- 
заков и казачек всех казачьих Войск со 
светлым праздником Воскресения Христова, 
также как и всех читателей журнала и шлет 
им всем свои наилучи1ие сердечные пожела- 
ния. 

Христос Воскресе ! 

Редакция « Род. Края » 



ПАМЯТНИК КАЗАКАМ ВО ФРАНЦИИ 



Памятники существуют с древних времен. 
Всем известны египетские пирамиды, пред- 
ставляющие из себя памятники-гробницы 
фараонов, живших за несколько веков до 
нашей эры. До сих пор они привлекают вни- 
мание туристов всего мира. Древняя Греция, 
Римская Империя оставили нам памятники 
редкой красоты в их строениях и статуях 
как мифических богов, так и великих людей 
того времени. 

Современная эпоха более богата памятни- 
ками, чем древние времена. В наше время 
ставятся памятники выдающимся людям, 
проявившим себя на разных поприщах : по- 
литическом, военном, спортивном, в области 
науки, литературы и искусства. Создаются 
они не только отдельным лицам, но и в озна- 
менование исторических событий и в воспо- 
минание понесенных массовых жертв. Боль- 



ше з число памятников в стране свидетельст- 
вует о высоком культурном уровне ее. В 
примитивных странах памятников нет. 

Франция, в культурном отношении стоя- 
щая впереди других стран Европы, необык- 
новенно богата памятниками. Особенно мно- 
гочисленны памятники жертвам войны 1914- 
18 годов. Нет города, нет деревушки во 
Франции, где не было-бы памятника погиб- 
шим на войне. Благоговейно смотрят на эти 
памятники французы без различия полити- 
ческого толка, включая даже коммунистов. 
И ноября, в Праздник Перемирия, перед 
памятниками происходят церемонии : там, 
где находятся воинские части, устраиваются 
парады, а в местах, где их нет ,населен11е, 
возглавляемое мэром и муниципальным сове- 
том, выходит поклониться памяти тех, кто 
отдал жизнь для спасения отечества. 



Памятники напоминают о мертвых, они — 
духовная связь мея^ду мертвыми и живыми, 
они — завет умерших живым. 

Материалисты — русские ко:У1мунисты и 
те признают значение памятников. Они уни- 
чтожили в Новочеркасске памятники Плато- 
ву и Бакланову, чтобы порвать связь между 
настоящим и славным прошлым казачества. 
К счастию им не удалось сорвать с пьеде- 
стала богатыря — Ермака Тимофеевича : 
опоясав стальными канатами, тянули они его 
тракторами. От напряж;ения скользили гусе- 
нипы тракторов по булыжной мостовой, ло- 
пались натянутые канаты, а Ермак Тимо- 
феевич спокойно стоял на своем месте. Отка- 
зались разрушители славной казачьей ста- 
рины от преступной идеи. Стоить наш атама- 
нушка по сие время в сапогах с загнутыми 
носками, в панцире — подарке царя, держа 
в левей руке знамя, а в правой протянутой 
корону Царства Сибирского, подаренного 
Царю Грозному. Гордо стоит он, чувствуя 
себя победителем не только Кучума, но и 
советских властелинов. Своих героев советы 
не забыли : они поставили памятники Под- 
телкову, Кривошлыкову и Буденному, пер- 
вым двум — за измену казачеству, а второму 
— за войну против казаков. 

Кто-же поставить памятники Атаманам 
Каледину, Назарову, Караулову, Краснову, 
Дутову, Богаевскому, полковнику Чернецову. 
Баяну Донскому — Митрофану Богаевско- 
му ? Не могут сделать этого подьяремные ка- 
заки, живушие в Советском Союзе, где имена 
наших вождей не произносятся вслух. То.чь- 
ко казаки, находящиеся на чужбине, имеют 
возможность безбоязненно выразить их при- 
знательность своим выдающимся людям. В 
любой форме вплоть до создания памятни- 
ков. Но, к несчастию, недостаточная числен- 
ность ограничивает их возможности : они не 
могут думать о создании индивидуальных 
памятников, однако в их си.лах создать об- 
щий памятник как во?кдям, так и рядовым 
казакам, боровшимся за свободу казачьих 
краев, за волю казачью, за казачье имя. 

В США, в месте крупнейигего скопления 
казаков-эмигрантсз, высится памятник « Ка- 
заки — Казакам ». Нельзя не выразить при- 
знательности создателям его, большое дело 
совершено ими. Но одного памятника на весь 
мир, воздвигнутого в далеко отстоящей от 
редины стране, не достаточно. 

Имеется другая страна, стоящая на втором 
месте по числу пребывающих в ней казаков 
и находящаяся сравнительно близко к каза- 
чьим краям, — Франция. Она часто посеща- 
ется русскими людьми вообще, приезжающи- 



ми к родственникам из Советского Союза, и 
казаками в частности. 

Казаки, пребывающие в ней приобрели на 
русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа 
казачий участок. По средине его решили 
они поставить памятник казакам, который 
должен напоминать о вождях казачьих, о 
казачьих героях известных и неизвестных, о 
славном прошлом казачества, о былой каза- 
чьей воле. Свое решение подтвердили ини- 
циаторы крупными взносами, колеблющи- 
мися от 350 франков (70 долларов) до 800 
франков (160 долл.). 

Испо.тняется год со времени приобретения 
участка, на нем появились намогильные кре- 
сты, свидетельствующие о погребенных ка- 
заках и казачках. За этот короткий срок по- 
бывали уже на участке казаки и казачки, 
приезжавшие с Дона. Осведомлены они были 
о проектируемом памятнике. Горячо привет- 
ствуется ими начинание казаков во Франции. 
Один из посетителей с Дона попросил свето- 
графический снимск участка. Просьба его 
была исполнена. 

На собрании лиц, приобретших места на 
казачьем участке, состоявшемся 26 марта 
1972 года, была избрана комиссия по созда- 
нию парлятника. В нее вошли следующие ли- 
ца : Председатель — В.М. Кузнецов, члены : 
Е.А. Богаевский, Н.П. Казинцев и Д.М. Васи- 
льев. Состав комиссии, позже по ее решению 
был пополнен кооптацией А.Е. Афанасьева, 
проживающего в Нью Иорке (С.Ш.), которо- 
му даны права полномочного представи- 
теля на Северную и Южную Америки. 

В 102-ом номере « Родимого Края » было 
помещено обращение, подписанное предста- 
вителями 3-х казачьих Войск, с просьбой 
помочь посильными взносами в создании 
проектируемого казаками памятника во 
Франции. Призыв дал уже результаты : на 
него отозвались не только казаки, но и не 
казаки. Всех жертвователей Комиссия про- 
сит принять ее глубокую благодарность. Осо- 
бую благодарность выражает она чинам 
12-ой Кавалерийской дивизии, прославив- 
шейся в 1914-ом году под мудрым командо- 
ванией генерала Каледина, высоко чтимого 
казаками Атамана, за их щедрый взнос. Го- 
рячо благодарит он а А.Е. Афанасьева за его 
деятельное участие в работе комиссии п. за 
перевод значительной суммы денег, собран- 
ных по его личной инициативе. 

Фонд для создания памятника постепенно 
пополняется, но он еще далек от той суммы, 
которая необходима для оплаты памятника, 
достойного казаков. 

Комиссия по созданию Памятника просит 



казаков помочь ей в достижении поставлен- 
ной цели. Нет нужды говорить больше о 
важности и о значении ее для казачества. В 
стремлении к осуществлению ее должны 
объединиться все казаки, независимо от по- 
литических взглядов и от принадле^кности к 
той или иной группировке. Памятник должен 
принадлежать всем казакам, он должен быть 
символом казачьего единения. 

Взносы Комиссия просит направлять по 
следующим адресам : 

1. На текущий счет Казачьего Союза 
икюк ОЕ5 созАдиЕЗ, с.с.р. 21.209-10 — рашз 

2. М. в. КОигКЕТгОРР ЗТ, те Са1Иёп1 

92240 — МАЬАКОГГ (Ргапсе) 

3. М. В. ВОСАЕУЗКУ, 230. Ау. йе 1а П1у151оп Ьес1егс 

95160 — МОКТМОНЕНСУ (Ргапсе) 

4. М. А1ехе1 АРАМ, 49, МШег Ауе. 

ВНООКЬУК М.У. 11207 (УЗА) 
Председате.ль Комиссии по Созданию 
Памятника : В.М. Кузнецов 

Взносы, поступившие в Каз. Союз во 
Франции на создание ПАМЯТНИКА в до- 
полнение к списку опубликованному в .№№ 
102, 103 и 104 « Род. Края » : М.П. Сергеев 

— 50 фр., П.Н. Дроздов (2-ой взнос) — 50 
фр., А.З. Воробьев — 100 фр., СЕ. Карнеев 

— 350 фр., П. Фендиков — 20 фр., Т.К. Шпы- 
нев — 10 фр., А.Е. Афанасьев (2-ой взнос, 
собрано им в США) — 200 долл., М.И. Ко- 
щель — 100 фр., М. Саринов — 10 долл., Е. 
Д. Богаевская — 10 долл., Н.И. и Б. А. Бо- 
гаевские (3-ий взнос) — 100 фр., Г. П. Ры- 
жов — 10 долл., Н.А. Бирюков — 50 фр., К. 
Д. Сусиков — 100 фр., Канивцев — 100 фр., 
А.А. Леонов — 30 фр., И. В. Ковалев — 25 
фр., г-жа Тулемснд — 100 фр., Замчаловы 

— 50 фр., М.И. Кощель (2-ой взнос) — 15 
фр., Голенов — 15 фр. 

Через председателя Секции Каз. Союза в 
Лионе Ф.С. Крыхнова : Ф.С. Крыхнов — 10 
фр., Колесников — 10 фр., Трубачь — 10 



фр., Косовченко — 20 фр.. Кадыков — 10 
фр., М. Каплан — 10 фр., отец Арсений 
Серии — 20 фр., А. Цыбенко — 10 фр., И. 
П. Ивонин — 150 фр., И. Шведов — 20 фр., 
М. Сацук — 10 фр., СМ. Котов — 5 фр., 
Огневенкс — 5 фр., от кассы Секции 30 фр. 

От офицеров 12-ой кавалерийской дивизии 
атаманом Обще-Казачьей станицы в Нью 
Иорке А.Ф. Афанасьевым было получено 
следующее письмо : 

« Дорогой Атаман — Чины 12-ой Кавале- 
рийской дивизии живущие в Америке, узнав 
из вашего письма ко мне о том, что казаче- 
ство решило соорудить памятник в честь 
казачьих вождей и казаков, верных сынов 
наигей общей Родины, просит вас принять 
нашу посильную лепту. 

12-ю Кавалерийскую дивиз11Ю в 1914 г. 
вывел на путь славы начальник ее Алексей 
Максимович Каледин. 

Во время гражданской войны на террито- 
рии Всевеликого Войска Донского уцелевшие 
чины дивизии сформировали полк под наз- 
ванием Сводный полк 12-й Кав. дивизии 
имени ген. Каледина. В рядах этого полка 
рука об руку боролись и умирали русские 
люди. Среди павших почетное место заняли 
казаки — герои полка. В память казаков- 
вождей и казаков соратников мы собрали 
между собой небольшую сумму. 

Чек на 100 долл. при сем прилагаем. 

Стародубцы (чины Стародубского 12-го 
драгунского полка) : ротм. гр. Ланской, кор- 
нет Трушкевич. 

Белгородцы (чины Белгородского, Г2-го 
Уланского полка) : ротм. Харковский, ротм. 
Диц, кор. Снеховский. 

Ахтыриы (чины Ахтырского, 12-го Гусар- 
ского полка) : ротм. Ольховский, пор. Давы- 
дов, шт. кап. Куликовский, пор. кн. Куда- 
шев, кор. Лермонтов, кор. Потоцкий, кор. 
Райхард. юнкер Косович. 

Подписано ; поручик кн. Кудашев 



РОДИМЫЙ КРАЙ 



Родимый Край... Отчизна дорогая... 
Наш славный, древний тихий Дон... 
Тоскуем о тебе в скитаньи увядая, 
Прими от нас земной поклон... 
Твои сыны за то тебя любили, 
Что вольность от природы ты им дал, 



Что наградил их разумом свободы, 
Что путь дальнейший в жизни указал. 
Ты наделил их чуткою душою, 
В сердца их кровь свою им влил 
Любовью, нежностью их чувства 

преисполкм.п, 



и жизни красоту познать их научил. 

Ты не лишил их доблестней отваги, 

Степную удаль и « смекалку » дал 

И охранять от всяких бед Отчизну 

Своим сынам ты строго наказал. 

Ты завещал быть верным сыном Дона, 

Друзей и недругов ты научил распозновать. 

Благословил помочь во имя правды Бога 

И наказал врагов повсюду побеждать. 

Но годы шли, десятки лет, столетья, 
И Край от разных бед пришлось не раз 

спасать, 
А степь широкую, покрытую цветами 
Казачьей кровью чистой поливать. 
Там где лилася кровь, твердыню орошая. 
Лазоревым цветком покрылися поля, 
И понакрыл ковыль — волной седою 
Те кости ,чтс не приняла земля. 
Сьшов твоих осталось верных мало, 
И внуки те заветы стали забывать. 
А правнуки о них лишь кое-что слыхали, 
И Край родной не стали охранять. 
Они друзей среди врагов искали. 
Старался во всем им угождать. 
А выродки — Дон мачихе отдали. 
Чтоб от нея подачки получать. 
А тех, кто Край родимый славил. 
Заветы Дона, кто мог свято воспринять, 



Изменниками и « ворами » звали 

И стали на Краю родимом истреблять... 



Осиротел родимый Край казачий 
От ласки мачехи... На плахе топором 
Летели головы сынов казачьих вольных, 
М укрошались перекладины повешенным 

« вором ». 
Лилась кровь, ломались кости. 
Свирепствовал в подвалах кат, 
Колесовали, рвались ноздри — 
Искореняла мачеха казачий быт, 
И в плечи юношей, кадет и юнкеров 
Вбивали гвоздями кровавым следы. 
И точно пьяная развратная садистка. 
Кощунствуя над Божьей красотой, 
Отвергнув совесть, честь и правду 
Безсыдно назвалась советской и... святой. 
И Край родной, родимый Край казачий 
Стал заселяться прии1лою толпой. 
И сгинула донская воля. 
Навеки сгинул быт родимый и степной. 
Но тех, КТО' Край родимый любит. 
Кто жизни красоту в нем смог найти 
Не напугать ни пыткою, ни плахой 
Не сбить с казачьего пути... 

Г.И. Снесарев 



55 ЛЕТ СО ДНЯ ТРАГИЧЕСКОЙ КОНЧИНЫ ДОНСКОГО АТАМАНА А.М. КАЛЕДИНА 



29 января 1918 г. по старому стилю Дон- 
ской Атаман Алексей Максимович Каледин 
выстрелом в сердце прекратил свое земное 
существование. 

Природный казак Донского Войска из ху- 
тора Каледина Усть-Хоперской станицы. Фе- 
вральская революция застала его на посту 
командующего 8-ой Армией, окруженного 
славой Луцкого прорыва. 

Ген. Деникин в « Очерках Русской Смуты » 
пишет, что Каледин « органически был не в 
состоянии не только принять « демократи- 
зацию » армии, но даже подойти к ней ». 
Один из офицеров 8-ой Армии рассказывал, 
что в начале апреля 1917 г., когда в 8-ю 
армию прибыло пополнение из запасных пе- 
хотных полков, стоявших в Ростове на Дону 
и сильно уже разложившихся, А.М. захотел 
их, как прибывших с Дона, повидать лично. 

Маршевые роты построились с красными 



флагами-знаменами, солдаты имели красные 
банты. А.М., как бы не замечая этого, подой- 
дя к строю обратился к ним твердым и спо- 
койным голосом : « Зд.раствуйте молодцы ! » 
Но вместо дружного, как было до революции 
ответа, хотя бы и революционного, услышал 
лишь несколько отдельных голосов : « Здра- 
ствуйте господин генерал... » Остальные же 
солдаты или злобно-угрюмо молчали или 
зло-ехидно улыбались. Генерал Каледин ни 
слова не сказав, отои1ел от маршевых рот, 
приказал их командиру увести роты по 
квартирам, снять с солдат красные банты, 
сдать армейскому комитету красные знамена 
и завтра гке отправится в одну из его диви- 
зий на пополнение. 

Комитеты выразили протест... Распоряя^е- 
ние ген. Каледина и протесты комитетов ре- 
шили его участь, как командующего 8-ой 
Армии. Главнокомандующий Юго-Западным 



фронтом ген. Брусилов подал раппорт Вер- 
ховному Главнокомандующему ген. Алексее- 
ву, что « ген. Каледин потерял сердце и непо- 
нимает духа времени — его необходимо уб- 
рать. Во всяком случае на моем фронте ему 
оставаться нельзя ». 

После этого герою Луцкого прорыва, про- 
славившего русскую армию, не нашлось в 
ней места... Он был отозван в Петроград и 
там назначен членом Военного Совета и по- 
лучил отпуск для лечения на Кавказских 
Минеральных Водах. 

На Дону, в Новочеркасске, в это время про- 
исходил Казачий Съезд, где за кулисами 
уже вставал вопрос о кандидатуре А.М. Ка- 
ледина на пост Донского Атамана. 

Ген. Деникин в его « Очерках » говорит, 
что когда в Петрограде ген. Каледину сказа- 
ли, что дснская общественость выдвигает 
его на пост Донского Войскового Атамана, то 
он заявил, что этого поста с« никогда не 
примет, так как это будет не Войско Донское, 
а советы, да комитеты. 

По сведениям СП. Мельгунова председа- 
тель Союза Георгиевских Кавалеров в Пе- 
трограде (донской казак, полковник Гене- 
ральнсто Штаба Гущин — А. П.) особенно 
убеждал ген. Каледина выставить свою кан- 
дидатуру и по отъезде его из Петрограда в 
Новочеркасск послал телеграмму начальни- 
ку Новочеркасского Военного училища ген. 
Попову с просьбой « нажать » на ген. Кале- 
дина, чтобы тот согласился. 

Ген. Попов тогда гке подтвердил получение 
этой телеграммы и рассказывал как он « на- 
жимал » на ген. Каледина при помощи — 
донского златоуста — М.П. Богаевского, и 
что М.П. достиг этого — Алексей Максимо- 
вик согласился. 18 июня 1917 г. почти едино- 
гласно при составе Круга свыше 700 человек 
А.М. Каледин был избран по-старинному — 
до Петровскому — обычаю Донским Войско- 
вым Атаманом. 

С этого дня начался его тернистый путь 
служения Дону и России. Он показал, что 
он не только хороший военачальник, но и 
хороший администратор и общественньп^ де- 
ятель. 

Однако со времени Московского Совеща- 
ния в августе 1917 г. А.М. делается одним из 
главнейших объектов нападок российской 
революционной демократии. И уже в дни са- 
мого Совещания Командующий Московским 
Военным Округом полк. Верховский предла- 
гает главе общероссийского правительства 
А.Ф. Керенскому немедленно арестовать, как 
главных контрреволюционных заговорщиков 
против правительства. Атамана Калед1-1на и 



Верховного Главнокомандующего ген. Л. Г. 
Корнилова. Однако, Керенский не рискнул 
с того сделать (из « Воспоминаний » Верхов- 
ского — А. П.). 

С объявлением ген. Корнилова изменни- 
ком, Атаман Каледин объявляется мятежни- 
и Верховский, объявляя два Военных Окру- 
га на военном положении, мобилизует в них 
войска против Дона и требует от донских 
революционных органов и начальника гарни- 
зона гор. Ростова-на-Дону немедленного аре- 
ста Атамана Каледина, а Временное прави- 
тельство отрешает его от должности и требу- 
ет его прибытия в Могилев для дачи показа- 
ний. 

Донской Войсковой Круг выносит постано- 
вление : « С Дона выдачи нет ! » и приказы- 
вает А.М. никуда не ехать и по-прежнему 
выполнять обязанности Донского Войскового 
Атамана. Во второй половине сентября Вре- 
менное правительство и Верховский, став- 
ший военным министром, нуждаясь в каза- 
ках, избегают официального подтверждения 
обвинений Каледина в мятеясе, и объясняют 
их недоразумением. 

В октябре большевики свергают Времен- 
ное правительство и захватывают власть в 
свои руки, и своим врагом № 1 объявляют 
Атамана Каледина, который в это время 
приглашает Вр. П-во собраться на Дону для 
продолжения своих функций и для организа- 
ции борьбы с большевиками, не оно не от- 
кликнулось на это предложение, а большеви- 
ки направляют против калединского Дона 
многочисленную красную гвардию, а также 
ряд частей старой армии с австро-германско- 
го фронта и особые отряды моряков Черно- 
морского и Балтийского фронтов. 

Начинается гражданская война на грани- 
цах Дона. 

Большинство донских воинских частей 
еще находится на внешнем фронте, так как 
Атаман Каледин в интересах фронта проти- 
вился их перевозке на Дон. Большевики при- 
ступают к их разлоя^ению и натравливают 
на Каледина. Две-три дивизии, случайно 
оказавшиеся на Дону, под влиянием больше- 
вистской пропаганды начинают митинговать 
и объявляют « нейтралитет ». Позднее дела- 
ют то же и части, приходящие с фронта, а 
красные войска окружают территорию Вой- 
ска Донского и вступают на его землю. В 
силу этого Атаман Каледин принужден был 
согласиться на формирование донских пар- 
тизанских отрядов из казачьей учащейся мо- 
лодежи, и дать разрешение ген. М.В. Алек- 
сееву на формирование на Дону Доброволь- 



— 5 — 



ческой Армии под именем « Алексеевской ор- 
ганизации ». 

С приездом на Дсн. ген. Алексеева, А.М. 
Каледин совместно с ним ведет переговоры с 
военными и дипломатическими представите- 
лями в России Англии, Франции, Соединен- 
ных штатов Америки и даже с румынами, а 
также и с чешскими и польскими военными 
формированиями на территории России — 
о помощи антибольшевистскому движению 
на Дену. Атаман Каледин и ген. А.пексеев 
посылают своих представителей по этому во- 
просу в Петроград, в Киев, в Ставку Верхов- 
ного Главнокомандуюшего в Могилев. На со- 
юзную конференцию в Тифлисе командиру- 
ется от Дона В. А. Харламов. От союзников в 
КоЕочеркасск и Ростов неоднократно по это- 
му же вопросу приезжали представители со- 
юзных военных миссий, а от чешских и 
польских легионов на Дону были постоянные 
представители. 

С приездом на Дон ген. Корнилова созда- 
ется триумвират « как зародыш будущей об- 
щероссийской власти », в котором ген. Кор- 
нилов — командующий Добровольческой Ар- 
мией, ген. Каледин Донской Атаман — упра- 
вляет Донским краем, как базой формиро- 
вания антибольшевистских частей; ген. 
Алексеев — ведает финансово!! частью и 
внешними сношениями. Ген. Головин в его 
труде « Российская контрреволюция > гово- 
рит, что « учреждение триумвирата подорва- 
ло политический авторитет ген. Каледина : 
рядом с ним, носителем высшей власти, поя- 
вилась независимая от него политическая 
власть в лице ген. Алекеева и неподчинен- 
ный ему главнокомандующий Добр. Армией 
в лице Корнилова. Созданием триумвирата 
ген. Каледин был устранен « от его г.лавенст- 
вуюшей роли ». 

С принятием в командование Добр. Армии 
ген. Корниловым, от ее имени была опубли- 
кована декларация, в одном из пунктов ко- 
торой говорилось, что она будет « до послед- 
ней капли крови зашишать казачьи края, 
даьшие ей приют ». 

Кольцо красных войск к поолвине января 
сжимается настолько, что они начинают уг- 
рожать центру Добр. Армии — г. Ростову и 
Новочеркасску — центру управления Дон- 
ским Войском. Добровольческое командова- 
ние, с согласия двух членов триумвирата (ген. 
Алексеева и Корнилова) решает оставить Ро- 
стов и покинуть пределы Донского Войска, о 
чем сообщают третьему члену триумвирата 
(ген. Каледину) только для сведения, и тре- 
буют от него передачи в Добр. Армию ее 



офицерской роты, бывшей на Новочеркас- 
ском фронте. 

Атаман Каледин считает, что с уходом 
Добр. Армии с Дона одним донским партиза- 
нам вести борьбу с большевиками не по 
силам, что возможно уничтожение партизан 
и разрушение города, и что необходимо пре- 
кратить борьбу. 29 января он созывает Дон- 
сксэ паритетное правительство и, после до- 
клада о невозможности продолжать борьбу, 
предлагает ему сложить свои полномочия и 
объявляет, что он уж;е не Атаман, что власть 
нужно передать городскому самоуправле- 
нию, правлению Нсвочеркасской станицы и 
совету рабочих депутатов. 

Ни одного возражения со стороны членов 
правительства не последовало. Предлож:ение 
было принято единогласно и назначено вре- 
мя для передачи власти. Однако, когда об 
этом стало известно в штабе Походного Ата- 
мана — оттуда раздались голоса протеста. 
Атаман Каледин в своем решении был непо- 
колебим. Никто из членов правительства не 
поддержал штаб Походного Атаман. 

В этом время у многих зародилось подоз- 
рение, что Атаман Каледин может покончить 
самоубийством. 

В штаб Походного Атамана по этому во- 
просу явились офицеры Атаманского отряда 
с полк. Каргальским, начальник Новочер- 
касского Военного Училища ген. П.Х. Попов, 
а от казачьей части паритетного правитель- 
ства — войсковой есаул Г. П. Янов и полк. 
Гущин, которые обсуг'кдали с начальником 
штаба Пох. Атамана полк. Сидориным во- 
прос спасения Атамана Каледина от возмож- 
ного самоубийства или расстрела бсльшевг!- 
ками, даже путем насильственного увоза его 
из Новочеркасска. Но пыл их охладил По- 
ходной Атаман ген. Назаров, сказавший, что 
никто не имеет права лишать А.М. Каледина 
возмож:ности распорядиться своей судьбой 
по своему усмотрению, и в заключение по- 
ставил вопрос : у кого могкет подняться ру- 
ка, если потребуется применить для выпол- 
нения намеченного плана силу по отношению 
к своему Атаману. Все опустили головы и 
кто-то тихо ответил : « Ни у кого... » 

В тот же день А.М. покончил жизнь само- 
убийством, не дождавшись даже передачи 
власти. 

Выходящая в Петрограде газета « Вечер- 
няя звезда » в специальном вьшуске помес- 
тила статью по этому поводу, извращая фак- 
ты. 3 февр. этот с1\Го был получен в Ново- 
черкасске, а 4 февр. М.П. Богаевский в газе- 
те « Вольный Дон » поместил статью «29 
января 1918 года », в которой, как бы в ответ 



6 — 



на статью в « Вечерней звезде » писал : « Во 
время заседания 29 января Войскового пра- 
вительства Алексей Максимович был вызван 
по делу. Пользуясь его отсутствием доктор 
В. В. Брыкин — эмиссар от неказачьего насе- 
ления в партитетном прав1ггельстве, настаи- 
вал на необходимости спасения А.М. от са- 
мосуда большевиков или от самоубийства. 
Члены правительства отнеслись к этой 
мысли сочувственно, но постановили при- 
нять к сведению » и что В это же время 
группа офицеров независимо от правитель- 
ства принимала свои меры к осуществлению 
этой же мысли, то есть спасению А.М. Ка- 
ледина. Но А.М. всех предупредил покончив 
самоубийством ». Статья М.П. Богаевского, 
напечатанная в « Вольном Доне » была вос- 
произведена в « Донской волне » № 2 в 1918 г. 

В эмиграции по вопросу самоубийства Ата- 
мана Каледина написано ряд статьей и в од- 
ной из них говориться, что для спасения 
Атаман паритетное правительство поручи- 
ло М.П. Богаевсксму организовать особый 
офииерский отряд, который бы и принял 
меры к его спасению. Однако статья самого 
М. П. Богаевского этого не подтверждает, 
значить ему такое поручение правительство 
не давало, а « группа офицеров независимо 
от правительства принимала свои меры ». 

Об А.М. Каледине, как на Дону в 1918-1919 
гг. так и в эмиграции, написано не мало ста- 
тей. Особое место среди них занимают ста- 
тьи бывшего офицера 12-ой кавалерийской 
(Калединской) дивизии, близкого к ген. Ка- 
ледину, ныне уже покойного ген. Шинкарен- 
кс, который в « Донской волне » писал под 
своим именем и где пометил статью « Атаман 
Каледин », а за рубежом в сборнике « Белое 
дело » под именем Белогородского им была 
написана статья « В дни Каледина ». Обе они 
более или менее содержат одни те 5ке мысли, 
но с некоторыми варияциями. В статье « В 
дни Каледина » он пишет : '< 29 января Ата- 
ман Каледин выстрелом из револьвера убил 
себя. О смысле и причинах его решения 
можно только догадываться. Есть много лю- 
дей, которые никогда не могли понять само- 
убийства Каледина. И они, в сущности по- 
рицали его, умея видеть в его выстреле 
только акт отчаяния. Я посмею высказать 
несколько мыслей, которые могут быть не 
менее верны, чем многие осуждения. Кале- 
дин был не только казачьим Атаманом, ко- 
торому прии;лось неудачно бороться против 
большевиков и не только быть номинальным 
главнокомандующим над русскими войсками 
на Дону. Он был гораздо больше, чем всякий 



другой Атаман и много больше, чем главно- 
командующий. 

Каледин являлся носителем верховной го- 
сударственной власти, правда, только на не- 
большом Дону, но государственная идея, ко- 
торую он воплощал была того же порядка, 
что и идеи самых больших государств в мире 
— ибо она была родственна умученной госу- 
дарствености русского народа. 

Так закрутились узлы судеб, так перепле- 
лись и спутались понятия, что Дон оказался 
островком на котором собрались последние 
остатки России, а в кустарных теориях каза- 
чьего государства теплились все по тому 
времени надежды на сохранение государства 
Российского. 

Поэтому и сущность власти Каледина глу- 
бочайшим образом разнилась от власти дру- 
гих... Дон в это время заменял Россию и поэ- 
тому на атаманском перначе Каледина дого- 
рали последние лучи святости, которая сия- 
ла на императорском скипетре. 

Волей судьбы поставленный во главе сво- 
его народа и чуточку во главе России, Кале- 
дин, как бы наследовал переставшим быть 
императорам и имел лишь призрак власти и 
только иллюзию права, нес ту ?ке огромную 
тяжесть долга перед всей страной. А он за 
всю СБОЮ военную ?кизнь привык видеть во 
всякой власти, прежде всего долг и ощущал 
обязанность да?ке там, где была лишь тень 
права. 

После Каледина были снова Атаманы, но 
их Дон у?ке перестал быть заместителем 
России. На новых Атаманах уже не лег.ло 
отсвета Российской империи... Они являлись 
избранниками своего народа в меньшей сте- 
пени, чем безсильный двинуть хоть один 
полк против большевиков Каледин. 

Безсмыслено сравнивать в смысле сход- 
ства Каледина с Корни.ловым или Алексе- 
евым или даже с Колчаком, хотя последний 
носил титул Верховного Правителя России. 
Все они боролись за возстансвление государ- 
ственности. Каледин же за ея сохранение. 
Они только служили идеи, Каледин же слу- 
жа, ее воплощал. 

Корнилов и Алексеев в зиму 1917-1918 гг. 
являлись вождями лишь некоторой части 
целого, они преж:де всего солдаты и вожди 
солдат. Поэтому, раз не.пьзя было победить 
под Ростовом и Новочеркасском, они не толь- 
ко могли, НС и обязаны были идти на Ку- 
бань, в горы, в степи, куда угодно лишь бы 
там можно было бы продолжать борьбу и 
победить. От этого ничего не менялось ни в 
их положении, ни в глубочайшем смысле на- 
чатой ими борьбы. 



7 — 



Для Каледина уйти из донского Новочер- 
касска вследствии того, что Дон избравший 
его своей главой, его не поддержал, значило 
перестать быть вождем всенародным и сде- 
латься вож;дем кучки. 

Гордость ? Пусть так. Гордость героев I и 
потому для него уйти в степи было запреще- 
но. И потому, когда пододвинулся конец дела, 
во главе которого он стоял, ему предстся.по 
лишь выбирать ме?кду возмоясностью по- 
пасть в руки врагов, подвергнуться будую- 
щей участи Колчака и свободной смерти — 
смертью героя. 

Каледин выбрал последнее : убил себя сам. 
Отступил к Бету, на небо, единственное от- 
ступление, при котором он не изменил ни 
самому себе, ни тем идеям, которые захотела 
в нем воплотить судьба- 

У его гроба, выставленного в нарядно- 
игрушечной церкви Атаманского дворца, пе- 
ребывал весь Новочеркасск... его хоронили 
15 февраля и ночь перед погребением остан- 
ки его пребывали в Войсковом Соборе. Под 
легким покровом было видно его очень спо- 
койное лицо : он ушел туда, куда хотел. От- 
певание и перенос тела на кладбище были 
торж;ествены. Похоронили его на Новочер- 
касском кладбище, возле кладбищенской 
церкви. Позднее возникал вопрос перенести 
его останки в склеп Войскового Собора, но 
было решено, что Атаман Каледин должен 



иметь могилу особую, которая говорила о 
его особой судьбе, не гармонирующей с ус- 
ловной торжественностью склепов ». 

После занятия Новочеркасска 12 февраля 
1918 г. большевики несколько раз разрыва.ли 
его могилу, чтобы удостовериться что он уже 
не живет. Что стало с могилой после занятия 
красными Новочеркасска в конце 1919 г. — 
неизвестно, и возможно, что они, чтобы из- 
гладить у населения память о нем, ее уничто- 
жели. Однако, по сведениям с Дона, память о 
нем там живет. « Царский генерал, сын про- 
стого донского офицера, никогда не бывший 
реакционером, а потом искренно признав- 
ший, что без народа управлять нельзя, чест- 
но' и искренне и последовательно проводил 
в жизнь начала народоправства, признанные 
им единоспасаюшими. Это был безукориз- 
ненно корректный конституционный глава 
Донской земли (Н.М, Мельников — « Дон- 
ская летопись »). 

Придет время, когда имя Донского Вой- 
скового Атамана генерала от кавалерии 
Алексея Максимовича Каледина не только 
в Донской, но и в общероссийской истории 
будет записано золотыми буквами. А буду- 
юшие поколения воздвигнут ему памятник 
и вероятно не только в столице Войска — 
Новочеркасске, но и в его родном хуторе 
Каледине. 

Париж 1973 г. А. Падалкин 



С ЗАБАЙКАЛЬЦАМИ В 1917 ГОДУ 

(Продолжение № 104) 



28 июня, д. Плауча Вельча — Третьего дня 
нас сменила 35-ая пех. дивизия ген. Илья- 
шенко. Смена была назначена в 10 ч. вечера, 
но Смоленский пех. полк, который должен 
был сменить Ингерманландский, дошел до' 
позиций, устроил митинг и решил ее не за- 
нимать. Пока его уговаривали депутаты, ин- 
германландцы, не ожидая смены — сами 
ушли с позиций. Мои стрелки и спешенные 
казаки вынуждены были растянувшись, за- 
нять всю позицию. Вчера их сменили, но 
1-ая сотня стрелков, которая должна была 
сменить казаков, все же не пожелала занять 
предназначенных ей окопов. В преж;нее вре- 
мя я предал бы их за этО' военно-полевому 
суду, а теперь приходиться смотреть сквозь 



пальцы. Отправил их в резерв и доложил 
по начальству. 

К большому удивлению — прекрасно дер- 
жат себя пулеметчики Кольта : в бою 23 
июня они да?ке пригрозили своим стрелкам 
разстрелять их, если они побегут... Вот и 
пойми психологию нашего солдата ! 

История с л. Гв. Гренадерским полком 
кончилась очень прозаично : гренадеры са- 
мовольно перешли в другую деревню и там, 
окруженные Оренбургской Казачьей диви- 
зией, сдались после первой ж:е шрапнели, 
выпущенной нарочно высс-ко над их голова- 
ми. Защинщики, вместе с кап. Дзевалдов- 
ским были выданы, оружие сдано и по.лк 
расквартирован по другим частям. Ну, уж и 



шкурники ! Даже не хватило храбрости со- 
противляться ! Говорят казаки-оренбуржцы 
были страшно озлоблены против гренадер, и 
их едва удалось удержать от расправы с 
ними. 

На фронте 8-ой армии (ген. Корнилов) де- 
ла идут блестяще : прорыв на фронте в 60 
верст, прошли вперед на 25 верст, взяли уже 
Галич, идут дальше. Особено отличился 12- 
ый Корпус ген. Черемисова. Напоровшись на 
лес, он встретил упорное сопротивленией ав- 
стрийцев. Тогда, СИ, сгрупировав весь корпус 
на одном фланге и пройдя вдоль леса с пра- 
вой стороны, угрожая обходом, заставил про- 
тивника быстро очистить его одним своим 
маневром. 

Война родит героев. И Корнилов, и Чере- 
мисов — мои товарищи по Академии Ген. 
Штаба. Оба худенькие, маленькие, невзрач- 
ные.. Черемисов, когда то вместе со мной, пре- 
подавал военные науки в Николаевском Кав. 
Училище. Высшее начальство его недолю- 
бливало за самостоятельные взгляды. 

А потери в мсэй дивизии за эти дни все 
таки не малые : убито два офицера, 8 кава- 
ков, 2 стрелка, контугкено 17 казаков, и 
столько же стрелков, ранено 2 офицера, 44 
казака, 49 стрелков. 

30 июня. Плауча Велька — На фронте за- 
тиш[ие. А у меня очередный скандал : 1-ая 
сотня стрелков снова отказалась занять 
окопы. Угсворы командира дивизиона не по- 
действовали. Я передал пока это дело в 
дивизионный комитет. Если он не приведет 
их в порядок — отправлю их в штаб армии, 
пусть делают с ними, что хотят. Здесь в боях 
у меня нет времени возиться с такими подле- 
цами. 

1 июля. — Дождь. Невылазная липкая 
грязь... Казаки и солдаты забились по всем 
шелям, бедные лошади пскорно мокн^'т и 
дрожат на воздухе, спрятать их некуда ,все 
соломенные крыши сараев давно съедены. И 
это июль, самая жаркая пора лета ! 

Все сотни моей дивизии потребованы в 
разные места для « ликвидации » Неженско- 
го пех. полка и распределения « пополне- 
ния » по полкам.. Да, что-то малс' энтузиазма 
для наступления ! 

Получен приказ Керенского, в котором он 
говорит, что к нему обратились солдаты мно- 
гих частей и их комитеты с просьбой дать 
им право присуждать солдатский Георгиев- 
ский крест тем офицерам, которые особенно 
отличились, ведя их в бой. « Видя с радостью 
в этом залог доверия к офицеру » — воен- 
ный министр, с согласия Временного прави- 
тельства, это утвердил, так же, как присуж- 



дение офицерских крестов солдатам — на- 
чальникам. Лично я приветствую такой при- 
каз. В подвигах храбрости и боевой доблести 
— все равны перед лицом смерти. Да послу- 
жит белый крест твердой связью офицера- 
героя с таким же солдатом ! 

2 июля. — Вчера — целый день дождь. 
Дороги — море грязи. Сегодня немножко 
лучше. Есть надежда, что потоп скоро пре- 
кратится... Мой бедный песик, беленький 
Бобка превратился в какую то грязную 
тряпку, в черных калошах и ясалобно с не- 
доумением смотрит на меня, когда я его 
гоню со свей постели. При штабе дивизии 
« состоит » еще один, перебежавший от ав- 
стрийцев пес, сестер Эль, большой приятель 
моего Бобки, очень добродушное животное, 
но отчайнный трус : услышав выстрелы или 
шум аэроплана, он немедленно прячется, а 
если некуда, то уткнется носом в угол и 
дрожит, как лист. 

Кая^дую ночь немцы громят тяжелыми 
снарядами тыл наших боевых линий. Гро- 
хочут пушки и сейчас, около 10 ч. вечера. 
Это — плохой признак, видимо они готс- 
вяться к наступлению. 

6 июля. — Немцы и австрийцы перешли в 
решительное наступление. Мы не силах 
удержать их и начинаем отходить. 

11 июля, д. Смолянка. — Пятый день в 
непрерывном, тяжелом, глубоко не счастли- 
вом для нас бою... Каждый день глы отходим 
все дальше и дальше на восток. Сегодня уж.е 
с трудом держимся на лини г. Тарнополя. 
Как стадо баранов немцы гонять нашу пе- 
хоту, которая только делает вид, что сража- 
ется. Чуть ли ни при первом пушечном вы- 
стреле, а иногда и без всякого повода — все 
это в панике бросается в тыл... Нет сил удер- 
жать эту толпу, которая не слушает никаких 
уговоров, просьб и угроз... Керенский вчера 
приказал безпощадно разстреливать бегущих 
с позиций, но чему это поможет ? Слишком 
поздно ! ... Ленин и наши « непротивленцы » 
сделали свое черное дело... 

В первый же день, когда меня вызвали в 
д. Ярчовице с остатками моей дивизии око- 
ло 10 сотен, мне подчинили 1-ую бригаду 11- 
ой кав. дивизии (11-ый драгунский Ри?кский 
и 11-ый уланский Гугуевский полки), а вче- 
ра и 2-ую бригаду той же дивизии (11-ый гу- 
сарский Изюмский и 12-ый Донской каз. 
полки) и сейчас я командую целым кавале- 
рийским корпусом. 

Каждый день, с разсвета и до ночи, гро- 
хот орудий, руясей и пулеметов, к сожале- 
нию, больше немецких. Нашей артиллерий 
почти не слышно, она далеко сзади, часто 



без снарядов, огромные склады которых с 
адским громом взрываются каждый день.... 
Только мои молодцы, забайкальцы не замол- 
кают, правда из 12 орудии стреляют только 
семь... Как грусно, что старая идея, когда-то 
святая, а теперь в век машины потерявшая 
свое значение — боязнь потерять орудие, 
заставляет начальство слишком рано уби- 
рать артиллерию с позиций, благодаря чему, 
в самую тяжелую минуту, пехота и спешан- 
ная конница остаются без огневой поддерж- 
ки. Та же история и с пулеметами. Вчера у д. 
Мышковице мне лично пришлось вернуть 
назад пулеметные команды двух полков, 
ушедших в тыл раньше времени... Немцы 
смотрят на пушку и пулемет иначе, и до 
конца их используют. Не удасться вывести 

— без сожаления их бросают. 

7 июля, у горящей д. Езерны я наткну.чся 
на брошенный склад арт. снарядов около 
шоссе, здесь же стоял брошенный прожек- 
тер. Пока мы возились с ним, пытаясь его 
увести, подошел взвод легкой артиллерии 
с офицером во главе, все орудия и ящики 
были сплошь унизаны « товарищами », как 
трамваи в Петрограде. Вид их был весьма 
не боевой... Офицер стал распрашивать как 
проехать дальше (шоссе было уже под об- 
стрелом). Я спросил его полны ли его заряд- 
ные ящики снарядами ? — « Нет, пустые ». 

— « Так возьмите из этого склада : ведь нем- 
цам достанутся ». — « Нет, г. генерал, у меня 
лошади устали... ». Тем разговор и кончился; 
милая кавалькада уехала, весьма довольная, 
что избавилась от получения лишней тяже- 
сти. Очень сож;алею, что забыл спросить 
фамилию и часть этого « доблестного » офи- 
цера, « прикрывавц1его — по его словам — 
отход его бригады «... с пустыми ящиками. 
Хотел было арестовать эту кампанию и при- 
соединить к своей дивизии, но решил что не 
стоит : все равно толку от них мало. 

Меи казаки сражаются хорошо, стрелки 
также. Потери велики : убито два офицера, 
два лее смертельно ранены, легче ранено еще 
семь офицеров. Казаков убито и ранено до 
200 человек и около 150 лошадей. 

Много погибло казаков и лошадей у д. 
До.яжанки. Видимо, была плохая разведка, и 
сотни наткнулись чуть не упор на цепь гер- 
манской пехоты, лежавшей в шоссейной ка- 
наве. Убитых и много раненых вынести не 
удалось, наша пехота (618-й по.лк), видевшая 
начало нашей атаки и энергично тстда пере- 
шедц1ая в наступление, — сразу же отхлы- 
нула назад после неудачи верхне-удинцев, и 
только появление нашего броневого автомо- 
биля, смело атаковавшего и погнавшего нем- 



цев прекратило, обычную теперь, панику. 
Броневики — замечательны ! На шоссе Тар- 
нополь-Езерда их действовало четыре. Они 
храбро врезывались в немецкие цепи и ко- 
сили их своими пулеметами и маленькими 
пушками. Немцы бешено осыпали их снаря- 
дами и пулями... Пехота уясе говорит, что 
только благодаря им и забайкальцам пока 
еще Тарнополь в наших руках. 

Фсльварк Дембина, 13 июля, 7 ч. утра. — 
Прохладно, свежий ветерок, небо в тучах. 
Ночевал в разгромленном доме среди по.ля. 
Мы все отходим. Вчера еще держались на 
линии реки Гнезна. Мне было приказано 
« удерживать » пехоту, уходящую из окопов. 
Выслал четыре сотни с пулеметами, прика- 
зав ловить уходящих и расстреливать на ме- 
сте. К счастью делать этого не пришлось, так 
как 45-ый корпус отходит сейчас уже по 
приказу. 

Сегодня мне приказано дивизией занять 
позицию и удерживать немцев. Вправо от 
меня 11-ая кав. дивизия, слева — 13-ая. Все 
это теперь 5-ый конный корпус ген. Ве.лья- 
шева, которому со вчерашнего дня подчинен 
и я. 

Третьего дня вечером, уже придя из Смо- 
лянки в Сушин, где была моя дивизия, я был 
неожиданно вызван тревожной телеграммой 
начальника нашего отряда ген. Ми.леанта : 
« Немедленно на рысях ведите дивизию к д. 
Товстолуг ». Быстро собравшись, мы полным 
ходом сделали около 20-и верст и уже в тем- 
ноте дивизия пришла к месту. Оказывается, 
что у д. Мышковицы немцы прорвали наш 
фронт и я был с дивизией вызван, как по- 
следний резерв, так как наила пехота бежа- 
ла. Однако к моему приходу все наладилось 
и часа в два ночи мы бы.ли отпущены. Ноче- 
вали в д. Козувке. Жалко смотреть на жите- 
лей : унылые, молчаливые — они с ужасом и 
страхом гкдут боев, поясаров. А какие краси- 
вые здесь деревни ! Все в зелени, хаты чи- 
стенькие и уютные... 

Редкие выстрелы тяжелых орудий... Ско- 
ро затрещат пулеметы и винтовки, а в обыч- 
ное время, с 4-5 час. дня немцы снова займут 
наши позиции, после ужасающего огня своих 
батарей, перед которым нет сил устоять... 

А напги пушки молчат... Где же они ? Ведь 
никогда еще не было у нас такой массы 
артиллерии. Все отведено куда то в тыл... 

Полдень — Сижу на своем наблюдатель- 
ном пункте, в роще, на высоте 354. Впереди 
на позиции моя дивизия. Справа до д. Лош- 
нюв должна занять позицию 11-ая кав. диви- 
зия, но, повидимому едва ли то сде.лает, так 
как Лошнюв уже занята немцами и оттуда 



10 



уже летят снаряды в д. Боричувку, в тыл 
кавалерии. 

3 часа дня — Шрапнели начинают лететь 
и на мой лесок... Пока рвуться еще в стороне. 
Противный свист осколков — брр !... Скоро, 
по^калуй, придется уйти, видимо немцы за- 
метили, что сюда часто подъезжают конные 
люди — мои забайкальцы с донесениями. 

Как я люблю такие маленькие лески в 
открытом поле ! Точно букет зелени... Мрюго 
цветов, пахнет земляникой, я даже нашел 
несколько ягодск, хотя время ея уже про- 
шло. Так здесь тихо и мирно ! 

А шрапнели все летять... Со стороны Трем- 
бовля и леса Звинюха уже идут немецкие 
цепи. Скоро их встретят мои казаки и их 
пулеметы. 

Пасмурно, как и у меня на душе... Ветер, 
холодно, неуютно- Под свист шрапнелей при- 
тихли мой адъютанты и телефонисты. Толь- 
ко один начальник моего штаба полк. Эверт 
спокойно спит на шинели : седьмые сутки 
он почти не спал по ночам, ввиду постоян- 
ной тревоги и ежеминутной необходимости 
распоряжений, и имеет право на отдых, хотя 
бы и сомнительный... 

6 час. 30 мин. дня. фсльварк Юзефувка — 
Не успел я дописать последних строк, как 
послышался знакомый, как свист змеи, звук 
немецкого снаряда, и в нескольких шагах от 
меня разорвалась немецкая граната, ссколки 
свеем пронеслись над головой. За ней после- 
довало еще несколько. Пришлось уходить 
со всей компанией в Юзовку. Один из снаря- 
дов снова упал так близко, что ударом воз- 
душной волны меня броси.по на землю. К 
счастью, никто из нас серьезно от этого об- 
стрела не пострадал. 

А перед этим инциндентом, когда я писал 
свои заметки, вдруг на мои колени вскочило 
что то белое, мелькнула черная голова, хо- 
лодный мокрый нос ткнулся в мою щеку, 
лизнул розовый язык... Явился мой Бобка, 
всем своим псиным существом выражая не- 
истовую радость. Скоро однако успокоился и 
усердно стал рыть какую то кочку... Вдруг 
как ошпаренньп"!, отскочи.л от нея, как то 
его всего передернуло, затем снова сунул нос 
в разрытую кочку и опять прыгнул в сторо- 
ну, выражая крайнее удивление и отвра- 
щение : оказывается разры.п муравьиную ку- 
чу... 

Вслед за Бсбкой явлися и мой денщик 
Иван на моем рыжем коне Баярде. Все они 
находи.лись в обозе, но третьяго дня я полу- 
чил от Ивана письмо с просьбой разрешить 
ему приехать. Я позво.пил, вот он и явился. 
Немного поговорив с ним, я отправил его 



обратно — и во время ! Один из германских 
снарядов попал как раз туда, где только что 
стоя.п Баярд... 

Цепи противника продвинулись еще бли- 
?ке и начали окапываться. Из Трембовля в 
юго-восточном направлении потянулись его 
колонны. Опять обход ! И снова без боя, не 
имея нравственных сил парировать его, мы, 
вернее — пехота, бросим свои позиции... 

Полночь — Быстро выдвину.лся ген. Эрде- 
ли, засиял ярким светом — удачным насту- 
плением XI Армии на « Могилу », получил 
за это генерала от кавалерии — и скоро по- 
гас во время несчастного отступления... Его 
сменил ген. Балуев, а ген. Гутора — ген. 
Корнилов. 

14 июля, с. Илавче, кладбище — Снова 
уходим верст на 15 назад на укрепленную 
поз1'Щию. Надолго ли ? Жду со штабом под- 
хода своих полков с позиций. 

Тихо, пасмурно. Ночь прошла спокойно. 
Только в 5 с '/г час. дня немцы перешли в 
наступ.пение против аргунцев. Те должны 
были стойти. Сейчас я изобраясаю аръергард. 
Пехота давно угке ушла, кажется в два 
часа ночи. 

Сегодня мы отходим за пехоту к своему 
обозу. А там предстоит удовольствие аресто- 
вать и предать суду человек 50 стрелков, не 
поже.павших воевать и ушедших назад... 

Утешение, что боевая казачья спужба не 
забыта печатью. Вчера случайно дошел до 
нас № 168 « Киевской Мысли », где описыва- 
ются трагические события нашего отхода и 
вот что там написано о моей дивизии в боях 
8 июля ; « Положение Тарнополя, обстрели- 
ваемого врагом, ухудшается с каждым часом. 
Геройская казачья Забайкальская дивизия 
попрежнему защищает отход, часто бросаясь 
на врага в конном строю. Есть лошади, ране- 
ные штыками. Немцы не выдерживали этих 
лихих атак, но остановить их .павину одним 
герои-забайка.пьцы пока не в силах ~>. 

15 июля, д. Иванувка. — Немцы приоста- 
новились. Моя дивизия занимает позицию у 
д. Хорсдница одной бригадой, другая при 
мне в резерве. 

Вчера мы пришли в эту деревню к вечеру, 
живу в чистой белой халупе у поляка- Жена 
— русинка, две славные дочки подростки. 
Иван все никак не может разговориться с 
хозяйками, все не могут понять друг друга. 

Сегодня немцы впереди позиций Л. Гв. Се- 
меновского полка убили в разъезде четырех 
моих забайкальцев и одного уве.ли в плен. 
Семеновцы ничем не помогли. 

Керенский приказал — прекратить отсту- 
пление и во что бы то ни стало задержать 



11 — 



противника. Выйдет ли что-нибудь из это- 
го ? Вышел его же приказ о разстреле маро- 
деров. Уже 14 человек в Тарнополе разстре- 
лянс. Это очень хороияо, смерть нескольких 
негодяев, быть может, отрезвит других... 
Жаль, что этот приказ, вызванный энергич- 
ным требованием ген. Корнилова, касается 
только фронта, его очень следовало бы при- 
менять и в тылу. 

16 июля — На фронте нашем пока что 
тихо. Немцы накапливаются и скоро, вероят- 
но, снова поведут наступление. 

Сегодня — два сюрприза : к обеду приехал 
П. И. Войлошников, новый командир 1-го Ар- 
гунского полка, а к ужину явился Е.Г. Сы- 
чев, новый командир 2-й бригады, вместо 
ген. Шильникова, получаюш,его 2-ю отдель- 
ную бригаду в Персии. Насколько первого 
все мы давно ждали , настолько появление 
второго было неожиданно. И все это совер- 
шилось без всяких запросов и предупрежде- 
ний. Ген. Сычева знаю, как командира сотни 
Л. Гв. Сводно-Казачьего полка; хороший 
офицер. 

17 июля — Немцы, почему то, не наступа- 
ют. Есть небольшие части, но их главные 
силы, видимо, идут на Гусятин. Сегодня в 
сторону к нему слышен был сильный артил- 
лерийский огонь, виден дым горящих дере- 
вень. 

Когда же войне конец ? Три месяца уже, 
как я разстался с семьей. Когда то увиясу 
еще родных ? Писем давно нет. 

19 июля, д. Иванувка — Сегодня — 3-я го- 
довщина войны. Как все мы, во всем мире, 
далеки были от мысли, что эта чудовищная 
война так затянется ! ! Вот наступает 4-й год, 
а ей и конца не видно. Наше позорное от- 
ступление в Галиции придало новые силы 



немцам, и теперь они уже не собираются за- 
ключать « мира во что бы не стало, без 
анексий и контрибуций », как постановили 
наши доморощенные политики — идиоты... 

Сегодня получено было донесение, что, 
немцы в нашем районе забирают все музк- 
ское население старше 14-и лет и отходят 
назад. Для его проверки, от 5-го кав. кор- 
пуса выдвинуто пять полков с артиллерией 
(от меня 2-я бригада). Они продвинулись 
вперед и ночуют впереди наших окопов. 

А наверху — большие перемены : Бруси- 
лов ушел. Верховный Главнокомандующий 
— Корнилов, Балуев — Главсоюз. Наша XI 
армия предложена Крымову, но он, как будто 
бы, отказался, предпочитая командовать на- 
дежными 3-мя конными дивизиями, чем оди- 
надцатью армейскими корпусами, которые 
готовы удрать при первом же случае. 

Коалиционное министерство будто бы пе- 
ременило свою « физиономию » : многие со- 
циалисты ушли, вместо них — кадеты. Ке- 
ренский — председатель и военно-морской 
министр. Но, кажется, еще не договорились. 

О Брусилове едва ли пожалеют все, кому 
дороги честь и достойинство России ; слиш- 
ком уж он заигрывал с « товарищами », не 
останавливаясь даже перед унижением сво- 
его достоинства перед всякой наглой — 
СЬЮ : все его выступления и речи слишком 
уж расходились с его недавним, таким глубо- 
ко-верноподданическим поведением, вплоть 
до поцелуя царской руки... 

Стоит теплая прекрасная ночь. Луна пол- 
ная, ясная... Тишина. Слышится казачья пе- 
сня — сколько в ней степного простора, уда- 



ли и силы 



Ген. А. П. Богаевский 

(Окончание следует) 



МОСКВА 



Посвещается Петру Кумшацкому 



Заносы, Сугробы. Замерзшие глыбы 
Сползающих с кровель снегов 
Цепные медведи вставали на дыбы. 
Ревели от холодов. 
У Темных, у Грозных, у Окоянных, 
За шерстью не видно лица : 
Иваны, Иваны и снова Иваны, 



И нет тем Иванам конца. 

До белого блеска сносилась верига. 

На улицах снегкная муть. 

Татарское иго — Московское иго : 

Одна белоглазая чудь ! 

Что было однажды — повторится снова 

Но неповторна тоска. 



12 



На плаху, на плаху детей Годунова 

Москва ударяет с носка ! 

Пылает кострами Замоскворечье, 

Раскинулся дым по базам; 

Сожгли Аввакума, затеплили свечи : 

Москва не поверит слезам ! 

Москва никому не поверит на слово, 

Навек прокляла казаков, 

И выпила черную кровь Пугачева, 

И Разина алую кровь... 

Метели все злее. Завалены крыши, 

Москва потонула в снегах. 

Но чьи это души, все выше и выше 

Плывут над Москвой в небесах ? 

В теплицах цветут басурманские розы, 

На улицах — снежная муть. 



Толстой — босиком, на машине — Морозов 

Свершиил положенный путь. 

Цыганские песни. Пожары на Пресне, 

А вот — и семнадцатый год. 

Все выше и выше, просторней, чудесней 

Души обреченный полет. 

По небу полуночи... Черное небо, 

А хлеб еше неба черней. 

И топотом, шопотом : корочку хлеба 

Для безпризорных детей. 

Но как при Иванах, при Темных, при 

Грозных 
Молитвам не внемлет земля. 
По небу полуночи... Красные звезды 
Мерцают на башнях Кремля. 

Н. Туроверов 



ПОЭТУ — ВОИНУ 
памяти Н.Н. Туроверова 



« А он плыл, изнемогая, 
За высокою кормсй...» 



Он уснул. Не тревожьте, не надо 
Ведь за Я'сизнь устает человек. 
Из-под наглухо сомкнутых век 
Не увидим орлиного взгляда. 
Не услышим ни песен, ни смеха - 
Так суров и безжалостен Рок. 
Пусть домчится до правнуков эхо 
Недопетых волнуюш;их строк. 
Карандаш уронила рука, 
Оживлявшая тени былого, 
И застыло неспетое слово 
На умолкших губах казака. 
Он уснул. Не трубите отбой — 



Лишь архангел разбудит поэта. 

Знаю : в небе ему уже где-то 

Уготован мундир голубой. 

Там он выйдет, оружьем звеня, 

В степь небесную, словно- домой. 

Подведет ему ангел коня. 

Что доныне все плыл за кормой. 

И в свинцовые волны туманов 

Вдаль копыта его понесут, 

Чтоб пред Старшим из всех Атаманов 

Атаманец явился на Суд. 

Н. Воробьев 



ИЗ ПРОШЛОГО 
(Из Новочеркасска на станцию Матвеев Кургон) 

(Продолжение № 104) 

У нас в дивизионе с каждым днем дела еще не были затронуты пропагандой, то те- 
все шли хуже и хуже. Если раньше молодые перь все больше и больше они ей поддава- 
казаки, только что призванные на службу, лись. Занятия с казаками еще производи- 



13 — 



лись, но это была какая то видимость, а не 
служба. Было несколько случаев неповино- 
вения, оставшихся без наказания. В офице- 
ра, во время его ночного обхода постов, « не- 
известными » были брошены камни, прожу- 
гкавшие мимо ушей. Окна в наших бараках 
были без ставень и несколько дней тому 
назад в дежурного офицера, сидевшего в 
кресле в дежурной, через окно был брошен 
булыжник с такой силой, что ободрал кожу 
на кресле в двух вершках от головы офи- 
цера. У меня лично в этом отношении все 
благополучно : на дежурстве по дивизиону, 
хожу ночью проверять посты и дневальных 
— все сходит хорошо. Как то в три часа 
ночи поймал дневального, что у него потухла 
печь, поставил его на два часа под шашку 
и сам присмотрел за выполнением этого 
приказания. 

С нашим вахмистром у меня очень хоро- 
шие отношения, он сверхсрочньп"! служаший 
из тех вахмистров, про которых казаки гово- 
рили — « он на три аршина под землей ви- 
дит », служил в нашей гвардейской батарее, 
участвовал в торжествах по случаю 300-ле- 
тию дома Романовых, любил и умел об этом 
рассказать. Во время ночных дежуств, обхо- 
дя дивизион, я его часто где нибудь встречал 
и если еще не было поздно, то задавал ему 
вопрос : « А как это вахмистр, вы рассказы- 
вали, что наша батарея взяла 1-ьга приз за 



и он начинал рассказывать, 



стрельбу 

да таким образным казачьим языком, что я 
просто его заслушивался. Смотришь и про- 
шел час скучного ночного деясурства. 

Вначале я попадал на дежурство на 8-ой 
день, прошлый раз же попал на 4-ый, а 
последний раз — на 3-ий день. Где же госпо- 
да офицеры ? Окончив дежурство, пришел 
домой, поспав и закусив, отправился к Шта- 
бу, где у меня были знакомые, узнать, что 
нового. Вышел на Московскую и направился 
к Атаманскому дворцу. Меня несколько уди- 
вила какая то особенная пустота улиц. Вот 
навстречу идет какой то прилично одетый 
господин, подхожу ближе, узнаю что это 
член окружного суда, знакомый моего отца. 
Но вид у него более чем странный : слезы 
текут из глаз, стекают по усам, падают на 
землю... Я бросаюсь к нему : « Что с вами ? 
Чем я могу помочь ? » — Он останавливает- 
ся; всхлыпывает — « Каледин., застрелился... 
Дон... погиб » безнадежно машет рукой и 
идет дальше, наверное даже не узнав меня. 

Только вчера передавали с.пух, что Черне- 
цов убит, сегодня застрелился ген. Каледин, 
оба для меня, хотя и по разному, были круп- 
ными величинами. А теперь кругом — мразь 



и разложение. Я казак всей душой, но видя 
разложение казачества, мрачные мысли при- 
ходят в голову. Ждать, когда меня придушат 
большевики ? Никогда ! Мне кажется, что 
те кто хотят и будут драться с ними — это 
добровольцы. Значить — к ним. Почти бегом 
направляюсь на Барочную улицу, где нахо- 
дилось бюро Добр. Армии, врываюсь туда и 
почти кричу какому то капитану, сидящему 
за столом : « Прошу занести меня в списки 
Добр. Армии... » Капитан приподымается : 
« С кем имею честь говорить ? Успокой- 
тесь... » Я прихожу в себя и уже связно ра- 
портую о себе. — « Так вы состоите на дей- 
ствительной службе в артиллерийском диви- 
зионе ? » — « Так точно ! « — Он после не- 
долгого раздумья говорит мне : « Присядьте 
пожалуйста, немного подождите, я сейчас 
вернусь ». Вышел какой то полковник, за- 
дает тот ясе вопрос, заканчивая его : « ...и 
хотите записаться в Добр. Армию ? » 

« Так точно господин полковник ! Я знаю, 
что в дивизионе никто не выступит против 
большевиков. Отряд есаула Чернецова, куда 
бы я поступил — не знаю где, и в каком 
состоянии после смерти командира. Теперь, 
после смерти Атамана, полагаю что все рух- 
нет, а сдаваться красным я не желаю и 
поэтому прошу зачислять меня в Добр. Ар- 
мию ». 

« Хорошо, сегодня же мы зачислим вас в 
списки, но вы останетесь на служ;бе, а мы 
будем поддерживать с вами непрерывную 
связь, сообщите ваш домашний адрес и даже 
уходя куда нибудь оставляйте записку, где 
вас можно найти ». 

Много позже я слышал, что у доброволь- 
цев был план, что если у нас произойдет 
полный развал, то попытаться всеми спосо- 
бами вывезти орудия из дивизиона. 

Вышел я очень разстроенный, раздумывая 
обо всем происшедшем, а главное об Атама- 
не Каледине. Мне неоднократно рассказыва- 
ли, что вот привезут друзья какого нибудь 
убитого чернецовца Петю или Мишу и жмут- 
ся в полутьме громадного собора, ожидая ба- 
тюшку, чтобы отслужить панихиду. Вдруг 
слышат мерные шаги — это подходил Ата- 
ман Войска Донского генерал Каледин и от- 
стаивал всю панихиду, провожая одного из 
редких защитников Дона. Что думал, что 
чувствовал генерал, недавно командовавший 
многими десятками тысячь людей, присуст- 
вуя на отпевании и похоронах безусого вой- 
на Миши ? Власть, поддержанная силой — 
действительно власть, власть не поддержан- 
ная ни чем — ноль, а ему вручили власть и 
не поддержали. Что нужно было пережить, 



— 14 — 



перестрадать, чтобы прийти к выводу, что 
единственный выход из положения с честью 
— это застрелиться ? 

В Штабе — полная растерянность : « сей- 
час мы совершенно не знаем, что будет 
дальше... » Вспоминаются события последне- 
го времени : большой ку.лак перед носом 
полк. Попова, горсточка офицеров отозвав- 
шихся на призыв Чернецова, казаки фронто- 
вики плакавшие и клявшиеся защищать Дон 
после речи Атамана и разехавшиеся по до- 
мам в первую же ночь, судья у которого 
слезы катились по усам... Брожу по улицам, 
захожу к знакомым, всюду растерянность, а 
что будет завтра ? 

В дальнейшем, лично для меня, разыграл- 
ся такой вихрь событий, что распределить 
все точно по дням не могу, ведь с той поры 
прошло не мало лет, изло^ку, как помню. На 
следующий день или через день, когда я 
явился на слу?кбу, то узнал, что получен 
приказ выслать взвод артиллерии из Запас- 
ного Дивизиона в Добр. Армию на фронт за 
Ростов и это поручено сот. Зипунникову. Я 
занимался в это время с казаками пешим 
строем и издалека видел, что Зипунников 
кричал на казаков, те кричали на него, а 
потом человек двадцать бросилось на сотни- 
ка с кулаками и он бросился от них, отстеги- 
вая на ходу кобуру револьвера. Получалось 
то ж;е, что и при разружении Хутунка. 

Полк. Попов собрал в дежурной совещание 
из командиров батарей восковых старшин 
Шульгина и Фарапонова и еще нескольких 
офицеров, где я не присуствовал, и к какому 
заключению они пр11шли — не знаю... Через 
день или два я пытался вести какие то за- 
нятия с казаками. Подходит вестовой : « Пол- 
ковник Попов просит вас к нему явиться ». 
Прихожу в деягурную, полковник нервно 
шагает из угла в угол. — ^< Думаете ли вы, 
что вы сможете вывести взвод в Добр. Ар- 
мию ? » и добавил с улыбкой, которая была 
больше похожа на гримасу : « У вас какие то 
там отношения с казаками... » Вся кровь бро- 
силась мне в голову и я был готов нагово- 
рить много по поводу « каких то отношений » 
и за свои слова наверно бы попал под суд, 
но тут мелькнула мысль — да ведь это бле- 
стящий выход, чтобы уйти к людям, где есть 
дисциплина, а главное, где хотят биться с 
большевиками. Сдержавшись я ответил : 
« Разрешите некоторое время на размышле- 
ние ?... » — « Хорошо, я буду здесь до б-и 
часов ». 

Я вышел и пошел, размышляя, меж;ду ба- 
раками. Лучшего нечего и желать, но как 
это сделать ? Я молод и неопытен, а посове- 



товаться не с кем... Но тут мелькнула мысль 
— а вахмистр ? Он человек крепкий, ко- мне 
хорошо относиться и не раз рассказывал 
мне о разных каверзных случаях из его 
слу?кебной я^изни. Почему не попробывать ? 
Вызываю вахмистра. Говорю ему : « Хочу с 
вами посоветоваться, как со старым служа- 
кой, видившим всякие виды » — вахмистр 
повидимсму польщен таким обращением — 
« Как вы думаете, если мне поручат вывести 
взвод, дадут ли это сделать казаки ? » 

« Нет ! Конечно, к вам казаки хорошо от- 
носиться. Старше казаки артиллерийсты 
вас не знают и поэтому не трогают, а наша 
молодежь получает письма из полка, где вы 
служили и в которых очень хорошо об вас 
отзываются и о чем рассказывають во всем 
дивизионе, а вывести взвод все тке вам не 
дадут ». 

« Но, вахмистр, и вы и я хорошо знаем, 
что у нас всего 15-20 « заводил », которые 
всем руководят, а если бы их удалить, то с 
остальными мс»сно было поладить ». 

« Так точно ! Знаю и не раз об этом док.ла- 
дывал, но до сих пор никаких распоряжении 
об этом не последовало ». 

« Вахмистр, а не знаете ли вы, как бы это 
сделать, чтобы этих « заводил » хотя бы на 
короткое время удалить, а я бы попробывал 
за это время взвод вывести ? » 

Разговаривая, мы ходи.пи между бараками. 
А тут вахмистр даже остановился. 

« А ведь можно Ваше Благородье ! Вся эта 
дрянь с субботы вечером по бабам, да по ка- 
бакам расходится, а в воскресение во всем 
дивизионе и людей то нет. Вот если бы вы 
получили бы приказ, чтобы в воскресение, 
часиков в илесть утра вывести взвод, можно 
было бы и попробывать. Пока бы « заводил » 
розыскивали бы да собирали, это моясно бы- 
ло бы сделать ». 

Некоторое время мы еще обсуясдали « за » 
и « против ». « Если вы получите такой при- 
каз — говорит вахмистр — то я человек 
тридцать смирных ребят попридерж;у на во- 
скресение ». 

Я иду к Поповз' и излагаю мой план. « Так 
что же, это самим у себя орудия красть ? ». 
« Если у вас есть какой нибудь другой план 
господин полковник — прикагките ! ». Неко- 
торое время Попов мечется, но в конце кон- 
цов бросает : « Хорошо ! » и машет рукой. 

Дальше, вначале все шло как по писан- 
ному : в воскресенье рано утром ко мне до- 
мой прибыл казак с заводным конем и пред- 
писанием немедленно явиться. Скачу в диви- 
зион, вахмистр мне быстро докладывает что 
« заводил » никого нет, а тридцать смирных 



15 



ребят ждут. Он их приводит, но тут — не- 
предвиденное обстоятельство : « заводилы » 
разехались на орудийных лошадях, а к обоз- 
ным, которых мы собираемся взять заместо 
них орудийная армуниция не подходит нуж- 
но что то укорачивать или перетягивать. 

« Шорников, какие есть, скорее сюда ! Тюк 
пресованного сена и куль овса на передок 
увязать, ведра, фонарики , шанцевой инстру- 
мент... » — голос вахмистра слышен всюду. 
Спасибо ему, я бы по молодости лет и по 
неопытности о многом и не подумал бы. На- 
конец все готово, получаю последние ин- 
струкции : « На станции уже готовы плат- 
форма для орудий и вагоны для лопгадей. 
Как можно скорее грузитесь, телефонируйте 
мне и трогайтесь. В Ростове явитесь вот по 
этому адресу есаулу Каменеву, он назначен 
командиром взвода и уже несколько дней 
ждет взвод, а вы назначены младшим офи- 
цером ». 

На вокзале благополучно гружусь, те.лефо- 
нирую Попову и еще раз слышу « Скорее 
трогайтесь... » Казаки уходят, со мной оста- 
ется вольноопределяющийся Власов и через 
час после всяких маневрирований мы трога- 
емся, тащимся очень медленно и в Ростов 
прибываем часа в два; беру там извозчика и 
еду к Каменову. Застаю его в столовой, в 
растернутом кителе, который он с трудом 
старается застегнуть, видно он только что 
плотно пообедал « А взвод прибыл ? Но я 
еще не кончил некоторые переговоры с Добр. 
Армией, а пока что ведите взвод дальше, а я 
вас догоню ». 

Являюсь коменданту станции с просьбой 
отправить нас, как можно скорее. Здесь всю- 
ду распоряжаются добровольцы, но ж;елезно- 
доро^кники — сплошь большевики и всяче- 
ски стараются ставить палки в колеса. Уже 
поздно вечером проходим станцию Ряженое 
и Неклиновка, где нам разсказывают, что 
позавчера здесь были бои с красными, их 
отбросили и добровольцы занимают сейчас 
следуюшую станцию « Матвеев курган ». Ту- 
да мы прибываем часов в десять вечера. Нас 
встречают несколько ос}эицеров и на мой 
вопрос где штаб и кому я должен явиться 
отвечают « Штаб вот в вагоне, а являтся 
полковнику Кутепову, мы вас проводим ». 
Вхом<у в плохо освещенный несколькими 
свечами вагон и являюсь « Взвод Донской 
артилелрии — орудии два, зарядных яшп- 
ков два, гранат столько то, шрапнелей столь- 
ко то, людской состав — я и во.льноопр. Вла- 
сов — в ваше распоряжение прибыли ». 

« Да, я уже знаю. К пяти часам утра я вам 
пришлю номеров, немедленно сгрузитесь и 



вступите в бей. Можете идти ! » 

Поворачиваюсь налево кругом и выхожу 
на перон. Некоторое время стою, как ошело- 
мленный. Ведь я только что кончил Арт. 
Училище, а завтра мне придеться командо- 
вать взводом с совершенно неизвестной мне 
прислугой. Что я булу делать ? Подхогку к 
своим вагонам, мелькают в голове слова ста- 
рой каз. песни : « Порой сам ты ешь попло- 
ше, коня же в холе содержи... » Действитель- 
но, это первое что нугкно сделать. « Вот что 
Власов, нужно зажечь фонарик в вагоне с 
лошадьми, а затем берите ведра будем но- 
сить воду и их поить -->. Ночь, холодно, темно, 
перон освящен тремя керосиновыми лампоч- 
ками, две по краям, одна в середине, но вид- 
но П.ЛОХО. Сгрузочная площадка очень корот- 
кая и около нея стоит платформа с орудия- 
ми, а в вагоны с лошадьми приходиться ла- 
зить прямо с земли. Темно, неудобно, утоми- 
тельно, но так или иначе нужно напоить и 
задать корм 24 лошадям. Только около 2-х 
часов ночи эта работа была закончена, я на 
что то присаживаюсь и отдаюсь своим мы- 
слям. Есаула Каменова нет и надо полагать 
и не будет. На Киевском полигоне по окон- 
чанию Училища я выпустил всего пять сна- 
рядов, а мне будут присланы неизвестные 
солдаты, которых я не знаю, и которые быть 
может понимают в стрельбе из орудий в бою 
столько »се сколько и я, а может быть и 
меньше. Оскандалюсь ! Это случается с ка?к- 
дым не раз в ясизни, но в данном случае это 
совсем другое : за мои неправильные распо- 
ряжения, за мои ошибки люди могут распла- 
титься жизнью, что конечно тяжело- ляж:ет 
на мою совесть. Меня охватывает страх, но 
страх особый, смешанный со злостью, дазке с 
яростью. Ведь самое безащитное и слабое су- 
щество, загнанное в угол и доведенное стра- 
хом II только страхом до отчайния, кидается 
на кого угодно, ни учитьшая ни своих воз- 
можностей, ни сил. Вот и у меня было подоб- 
ное состояние. 

Постепенно глаза привыкают к освехцению 
и я уже вижу довольно хорошо. Справа на 
пероне показьшается стройная высокая фи- 
гура — кавалерийская шинель, папаха, но 
пояс висит и чуть ли не болтается. Ага, да 
это вольноопределяющийся. 

« Вольноопределяющийся, пожалуйте сю- 
да ! ». 

Он подскакивает. — « Послушайте, вы — 
интеллигентный человек должны показы- 
вать солдату пример подтянутости, а вы 
показываете пример расх.пябаности. Изволь- 
те затянуть пояс как следует ! » 

Он старается затянуть пояс, но руки у 



— 16 — 



него как то трясуться и он никак не мо1кет 
с стим справиться. Я прихожу в ярость. « Да 
что вы ? Пояса не можете затянуть ? » Под- 
хожу к нему и упираясь в грудь левой ру- 
кой, правой затягиваю пояс, говоря : « три 
пальца, понимаете три пальца должны про- 
ходить, но не больше.. Можете идти 1 » 

Но тут я замечаю, что три офицера, стояв- 
шие под средней лампочкой на пероне и 
наблюдавшие всю эту сцену, не только сме- 
ются, но просто расхохотались. Я не выдер- 
живаю, марширую к ним, рука под козырек : 
« Господа офицеры ! В то время как я делал 
дисциплинарные замечания вольноопределя- 
ющемуся, вы изволили, глядя в мою сторону 
смеяться. Разрешите узнать относился ли 
ваш смех кс мне или к моим действиям ? » 

Все они также подносят руки к папахам, а 
потом старший из них, полковник, друже- 
ским жестом опускает мою руку и говорит 
мне : « Да вы голубчик не волнуйтесь ! Дело 
в том, что это не вольноопределяющийся, а 
волноопределяющаяся — Нюсенька которая 
у нас на телеграфе служит. Глядя на ваши 
энергичные действия капитан и задал во- 
прос : предусмотрел ли воинский устав слу- 
чай, когда военнослу?кащий упирается в 



грудь рукой и затягивает пояс 



Все 



смеются и я тож:е. Нс' чувствую что нервное 
напряжение как бы прошло. 

Возвращаюсь к орудиям. Медленно тянет- 
ся время... Но вот около половины пятого в 
морозном воздухе издалека слышно, что 
идет какая то маленькая часть, идет хорошо, 
отчетливо слыи1на <' ножка ». Выходку на 
противополо»сную сторону перона. Смотрю. 
« Отделение стой ! Стоять вольно ! А где же 



командир взвода 



я подхожу : « Коман- 



дир взвода — я ». Против меня вытягивает- 
ся крепкий, среднего роста крепыш, на нем 
короткий бараний полушубок, солдатская 
папаха и никаких знаков от.пичия или его 
чина. Рапортует : « По приказанию полк. 
Кутепова номера в веренный вам взвод в 
ваше распоряжение прибыли ». Ухо мне под- 
сказывает, что это не простой солдат. « С 
кем имею честь ? » — « Капитан Семенов » — 
мы протягиваем друг другу руки, под рас- 
пахнувшимся полушубком я замечаю на его 
груди на гимнастерке черно-оранжевую лен- 
точку. Ого ! 

« Господин капитан, разрешите передать 
вам, как старшему в чине командование 
взводом ? » 

« Ни в каком случае. По старым артилле- 
рийским традициям командиром взвода оста- 
етесь вы, а если вам понадобиться совет, то 
я к вашим услугам » — говорится все это 



таким тоном, что мне возражать не прихо- 
диться. 

« Разрешите спросить господин капитан ? 
Приведенные вами люди артиллерийсты ? » 

« Так точно. Полковник Кутепов приказа.п 
снять с фронта всех офицеров артиллерий- 
стов и прислать в ваше распоряжение. Са- 
мым младшим является поручик Эддис ». — 
Выходит самый м.падший — старше меня. 

« Господин капитан, ввиду того что вы 
знаете людей, я проси.п бы вас распределить 
номеров ! » 

« Слушаюсь ! Штабс-капитан такой то — 
наводчиком первого орудия, штабс-капитан 
такой то — наводчиком второго орудия... и 
т. д. ». Распределение идет очень быстро, и 
мы идем на разгрузку. Пушки сгругкаются 
очень быстро, подталкиваем вагоны с ло- 
шадьми к разгрузочной площадке, скоро вы- 
ведены и они, вообще работа кипит, каждый 
работает из всех своих сил. Поднимаемся не- 
сколько на бугор к посе.лку и капитан указы- 
вает место д,ля пушек в улице. Перед нами 
большая площадь, а потом эта улица продол- 
жается и выходит прямо к фронту. Телефо- 
нисты тянут проволку через площадь и 
дальше на окраину села и конечно само со- 
бой получается, что Семенов идет на наблю- 
дательный пункт, а я остаюсь при взводе. 

Это первые числа февраля — разсвет поз- 
дний и к нему у нас все готово. С разсветом 
Семенов пристреливается по цепям красных, 
но общая тенденция — снаряды беречь. Ча- 
сов около девяти прибегает ординарец и пе- 
редает приказание : всем командирам частей 
прибыть на станцию для встречи генерала 
Корнилова. Звоню Семенову и получаю от- 
вет : « Конечно вам надлеясит отправиться на 
станцию ». Прихожу туда к 11-ти, полк. Ку- 
тепов выстраивает нас, человек двадцать, по- 
четный карау.л для встречи ген. Корнилова. 
Подходит паровоз с одним вагоном. Вышед- 
ших! из него ген. Корнилов здоровается с на- 
ми. Держит речь. — « Мне нужно три дня 
для эвакуации Ростова. Сможете .пи вы их 
мне дать ? » 

« Так точно — отвечает Кутепов — со 
своих позиций мы три дня не отойдем, а за 
три дня через нас они не пройдут... » 

Корнилов смотрит на нас, подходит к Ку- 
тепову, пожимает ему руку : « В лице вашегО' 
командира благодарю вас всех... » и отдав 
нам честь входит в вагон и уезжает. К^'те- 
пов круто поварачивается к нам : « Господа ! 
Вы слышали ? — Передайте все по своим 
частям ! » — Возвращаюсь в свой взвод, раз- 
сказывая о том, что слышал. 
(Окончание следует) В. С. Мыльников 



17 



ГЕНЕРАЛ БАБИЕВ 

(Несколько дней его участия в Заднепровской операции) 



В сентябре 1920 г. генерал Врангел заду- 
мал Заднепровскую операцию : 2-я Армия 
(генерал Драценко), переправившись через 
Днепр у Ушкалки пехотой и конницей, шлет 
свою конницу по правому берегу реки, чтобы 
с тыла взять советское предмостное укреп- 
ление у Каховки; 1-я Армия (генерал Куте- 
пов), удер?кивая фронт от Мариуполя до Си- 
нельникова, перебрасывает часть своих сил 
за Днепр, чтобы связать противника на про- 
странстве от Екатеринослава до Николая и 
том облегчить 2-й Армии выполнение ее опе- 
ративной задачи. 

От города Александро'вска через остров 
Хортица ген. Кутепов направил Корни.чов- 
скую Ударную, Марковскую дивизии и Ку- 
банскую конную дивизию генерала Бабиева, 
причем корниловцы и бабиевцы должны бы- 
ли идти к Никополю, пробиваясь через 2-ю 
Советскую Конную армию (командарм Гай, 
имевший 2-ю, 16-ю и 21-ю конные дивизии); 
марковцам же было дано задачей прикры- 
вать бабиевцев и корниловцев от советских 
резервов, которые могли бы подходить от 
Екатеринослава. 

Неся обязанности начальника штаба Кор- 
ниловской Ударной дивизии, я ежедневно 
соприкасался с генералом Бабиевым и видел 
отличную работу его дивизии. 

23-го сентября 1-й Ксрниловский полк, 
прикрываемый огнем батарей, в упор стре- 
лявших по враясеской позиции на правом бе- 
регу реки, вброд перешел через рукав Дне- 
пра, и в деревне Нижне-Хортицкая взял в 
плен полк 3-й советской стрелковой дивизии. 
Чтобы не мокнуть, 2-му Корниловскому пол- 
ку в студеной веде, генерал Бабиев посадил 
его на крупы коней своих казаков. 3-й полк 
перешел по мосту, который навели саперы. 

Корниловская дивизия пошла к Орловке 
(в 30 клм. от переправы), а генерал Бабтхев, 
сказавши : « Пойду искать противника », ры- 
сью удалился от нас со своей дивизией. По- 
сле небольших столкновений с конными час- 
тями красных, он заночевал в дер. Токмаков- 
ка, в 5 клм. от Орловки, где мы стали на ноч- 
лег. Под вечер было совещание : начальники 
дивизий Еабиев и Скоблин, начальники шта- 
бов Гришин и я. Решено было не торопиться 
к Никополю : находясь у Орловки Корнилов- 
ская дивизия привлечет на себя 2-ю Конную 
армию красних на значительном удалении от 
Армии генерала Драценко; генерал Бабиев 
решил продолжать: искать встречи с одной 



из дивизий вражеской конной армии : не в 
характере Бабиева было стоять пассивно в 
ожидании врага — во мне зародилось почте- 
ние к отому казачьему генералу. 

24-го сентября корниловцев, стоявших у 
Орловки фронтом на юг, атаковали две кон- 
ные дивизии; на наш 3-й полк, прикрывав- 
ший наш тыл, наступали с запада полки 3-й 
стрелковой дивизии (советские дивизии были 
9-ти полковыми, а в трех Корниловских пол- 
ках было 4000 штыков). 

Огневой бой длился у нас весь день. Неза- 
долго перед сумерками, к нам спустился аэ- 
роплан с боевым приказом командира кор- 
пуса (генерала Писарева). Из Токмаковки, 
где снова стал на ночлег ген. Бабиев, приска- 
кал за приказом полковник Гришин. 

В этот момент красная конница врубилась 
в левый фланг 2-го полка и достигла наших 
батарей. Авиатор стал просить поскорее его 
отпустить с нашим донесением командиру 
корпуса. Полк. Грипгин поскакал в Токма- 
ковку за подмогою. Через четверть часа сам 
генерал Бабиев привел одну свою бригаду, 
чтобы нам помочь в опасный момент. Но 2-й 
Корниловский полк уже отбросил врага, вос- 
становил положение, но красные увели плен- 
ными около 100 наших артиллеристов. 

Спять, как и накануне, состоялось совеша- 
ние. Приказ ген. Писарева требовал спеш- 
ного дви?кения ударной группы (Корнилов- 
ская и Бабиевская дивизии) к Никополю. 
Скоблин, узнав, что артиллерия разстреляла 
все свои запасы снарядов, предлагал идти к 
Хортицкой переправе, чтобы снабдить бата- 
реи стнеприпасами. Я возразил, что мы мо- 
жем снабдиться в дер. Анастасиевке, куда 
отошли на ночлег две конные дивизии крас- 
ных, атаковавшие сегодня нас : надо их ата- 
ковать до рассвета и их артиллерийский 
парк будет нашим. Бабиеву это понравилось : 
« Пусть Корниловцы атакуют с юга, а я 
ударю с севера и обе конные дивизии будут 
в западне ». Так и порешили. 

Мы тихонько подошли к Анастасиевке. 
Красные не выдвинули стсро:жевого охране- 
ния — охранялись лиш1ь на околице. Наши 
полки ворвались в село. Красные, кто посе- 
длав, кто на неоседланной лошади, кинулись 
на утек. К сожалению, проводник плохо вы- 
вел Кубанскую дивизию : она только частич- 
но захлопнула западню. Ген. Бабиев, отде- 
лившийся от своего штаба, едва не попал в 
плен : вражеский всадник схватил его за 



18 — 



башлык, но, хотя Бабиев владел лишь одной 
рукой (другая была ранена), ему удалось 
выхватить шашку и раскроить череп про- 
тивнику. 

В Анастасиевке мы захватили две батареи 
противника, все его обозы, а на железнодо- 
рожной станции у деревни — два вагона с 
огнеприпасами; освободили мы и наших 
пушкарей взятых в плен вчера. 

Корниловцы пои1ли на Никополь, а ген. 
Бабиев сказал : « Пойду пошарить у берега 
Днепра », и ушел на юго-запад. Там он за- 
хватил один « полчек », который красное ко- 
мандование забылс оттянуть с излучины 
Днепра южнее Хортицы. 

Сбивая части 46-й стрелковой дивизии 
красных, которые пытались преградить нам 
путь к Никополю, мы к полудню пришли в 
большое село Чернышевку, подковообразно 
охватывающему огромный пустырь, гюкры- 
ваемый ведой при разливах Днепра; сейчас 
пустырь был сух. 1-й Корниловский полк 
вел бой за северный выход из села, где кра- 
сная пехота преграждала нам путь к Нико- 
полю; прочие наши полки стали, присели, 
прилегли на улицах села. 

Вдруг на холмах к югу от Чернышевки 
показалась конница силою в дивизию; она 
быстро шла к селу. Генерал Скоблин поднял 
2-й полк и улицами повел егс бегом напере- 
рез конн11це. На пустырь с двух улиц одно- 
временно выскочили : Бабиев со штабом, а 
за ним головная сотня дивизии и Скоблин со 
штабом и за ним головная рота 2-го по-лка. 
На момент все остановились, но Бабиев уз- 
нал нас, приветливо помахал нам рукой и 
наметом повел колонну своей дивизии через 
пустырь, намереваясь, очевидно, атаковать 
противника в северной части села, откуда до- 
носилось стрекотание его пулеметов. 

Я с криком : « Стой ! Передать по колонне 
генералу Бабиеву : Стой ! « поскакал дого- 
нять кубанского генерала. Догнал и доло- 
жил : « Ваше Превосходительство, вы атаку- 
ете 1-й Корниловский полк ». « А почему же 
он на меня выставляет свои пулеметы ». — 
« Потому что принимает вас за красную кон- 
ницу ». — « Вы уверены, что там — корни- 
ловцы ? » — « Докладываю совершенно уве- 
ренно ». — Бабиев подал команду « Стой ! », 
видимо, раздосадованный, что надо отказать- 



ся от атаки. Таков был генерал Бабиев ! 

Не в обиду будь сказано о коннице всяко- 
го рода и всех наций, что она склонна беречь 
себя, памятуя, как трудно ей восстанавли- 
вать понесенные в бою потери; Бабиев же 
был со своей дивизией в непрестанной ак- 
тивности и в поисках врага для боевой встре- 
чи. 

1-й Корниловский полк сломал сопротив- 
ление 46-й советской дивизии. Гай, после 
разгрома у Анастасиевки, не следовал за на- 
ми ,не мешал нашему движению и мы — 
обе дивизи — утром 26 сентября вошли в 
Никополь. Корниловцы стали поспешно пе- 
реправлять за Днепр трофейный обоз, загру- 
жавший дивизию, как вдруг сторожевое ох- 
ранение донесло, что с севера к Никопо.лю 
приближается кавалерийская масса. Генерал 
Бабиев немедленно пошел ей навстречу, 
Корниловские полки стали на позицию. Ока- 
залось, что это бы.гга конница генера.ла На- 
уменко, посланная генералом Драценко, что- 
бы, согласно оперативному плану генерала 
Врангеля, прихватить с собою Кубанскую 
дивизию. Прежде чем мы могли усумниться 
в праве генерала Драценко подчинить себе 
Кубанскую дивизию, подчиненную генералу 
Кутепову, прилетел из Александровска лет- 
чик с приказом : кубанцам идти во 2-ю Ар- 
мию, а Корниловцам возвращаться к Хорти- 
цкой переправе, где Марковцы едва сдержи- 
вают натиск красных юнкерских бригад 
(красных курсантов). 

С огорчением расстались мы с генералом 
Бабиевым, великолепным боевым сотрудни- 
ком, а через несколько дней узнали, что 
расстались навеки : в составе Конного кор- 
пуса генерала Науменко генерал Бабиев уча- 
ствовал 27. IX в бою у Апосто.лсво и был 
убит. Дошли слухи, что смерть его привела 
в расстройство не только его дивизию, но 
и прочие дивизии генерала Науменко, и вся 
конница пошла к переправе у Упгкалки, вме- 
сто следования к Каховке. Заднепровская 
операция была сорвана. 

Многих генералов пришлось мне видеть на 
театрах Великой и Грагкданской войн, но 
равного в боевой энергии генералу Бабиеву 
не встречал. Им должно вечно гордиться Ку- 
банское казачье Войско. 

Е. Месснер — проф. военных наук 



— 19 — 



СУЕВЕРИЯ, БЫТ И НРАВЫ НА ЯИКЕ 



Мой стец Андрей Миронович, в противо- 
положность моему деданьке Мирону Ивано- 
вичу, по состоянию своего здоровья, никогда 
не был, ни на войне, ни на военной слу^кбе. 
Однако это НИСКОЛЬКО' не мешало ему быть 
казаком смелым и, как все яицкие казаки, 
гордым своим « исконно » казачьим происхо- 
ждением. Гордость их доходила иногда до 
такого самовосхваления, что я неоднократно 
слышал в разговорах их между собой, что 
« мы, де казаки, все дворянского происхож:- 
дения ». Но дворян среди яицких казаков 
никогда не было. Иногородние же между со- 
бой казаков презрительно назвали « каза- 
рой ». Находясь в « счастливом неведении », 
они — казаки не знали, какое им место от- 
водили учебники истории на социальной ле- 
стнице русского общества, а потому уверен- 
ность их оставалась непоколебимой. А ста- 
рики — казаки за свое многолетние служе- 
ние, за труды понесенные, раны полученные 
« за веру, царя и отечество » и за « благо- 
честие » в мирной жизни, считали себя до- 
стойными особого преимущества и чуть, по- 
чти что близко от « ангельского чина »... ! ! ! 

Благочестием, по их мнению, считалось в 
первую очередь — это креститься дв^^х-пер- 
стным крестом и соблюдать все то, что с 
отим связано по непризнанию « еретичес- 
ких » реформ патриарха Никона и царя Пе- 
тра 1-го, не брить бороду, потому что нет ни 
одного святого с бритой бородой; акуратно 
ходить в церковь, моленную по субботам ко 
« Всеношной » и по воскресениям и двунаде- 
сятым праздникам к обедне. Великим постом 
одну неделю « гаветь », исповедоваться и 
причишаться. Не известно мне, почему мно- 
гие казаки, особенно « австрийского толку », 
считали, что по « истовой вере » в церковь 
или моленную требовалось ходить не одевая 
шаровар, в одних кальсонах, сшитых по осо- 
бому покрою, прикрытых халатом-азямом, 
по длине доходящем до высоты сапог. Халат 
был обычно черного цвета и употребля.лся 
только для хождения в церковь или молен- 
ную. Посты и положенные пятницы и сре.цы 
строго соблюдались. Великим Постом лии1ь в 
воскресение Крестопоклонной (4-ой недели) 
на Благсвещание и Вербное воскресение поз- 
волялось есть рыбу. Весь Великий Пост, по 
средам и пятницам даже постного масла в 
пишу не употребляли. Все это соблюда.пось, 
за редким исключением, во всех казачьих 
семьях. 

А потому Деданька мой при случае (я был 
его верным слушателем и доверенным) во- 



мущенно говорил и с жестами : « Вот ты по- 
думай, брат мой, и скажи пожалуйста : я все 
посты блюду, среды, пятницы, в церковь хо- 
:жу акуратно. Великим Постом « гавею », 
причащаюсь, а многие из них (иногородних) 
не только пятниц-сред не блюдут, но дагке 
Великим Постом мясо жрут, как татары ! И 
я с ними на одной линии стоять должен ? 
Татары, к примеру сказать, они народ пра- 
вильный. Он может быть и рад бы поговеть 
и причистится, но он не может этого сделать, 
потому он по своему закону жить до.лясен. У 
него своя « ураза »... Целый день ни есть, 
ни пьет. Терпит ! За веру все терпеть на- 
до !... » 

Последнее егс' замечание о терпении наво- 
дит Деданьку на воспоминания, как он на р. 
Утву или на Куспу и дальпле в походы хо- 
дил, как голод и жажду терпел, как камуш- 
ки сосали, чтобы вызвать слюну... « Камутп- 
ка — нет, так повод от уздечки и тот помо- 
гал... » А кобыла наша (мы куда-то ехали), 
хитрая бестия, заметив что Деданька пу- 
стился в воспоминания, стала быстро умень- 
шать свой аллюр, как и при нашей первой 
поездке на бахчи (« Род. Край » № 99) 

Не смотря на такое мнимое « благочестие », 
казаки простодушно верили, что во время 
Святок, « нечистая сила », сатана в виде сви- 
ньи или какого либо другого гкивотного' и 
да^ке в образе человека, могкет появлятся на 
улицах и причинять всякий вред верующим 
людям. А для того, чтобы эта нечистая сила 
не заходила бы в дома, на всех дверях и ок- 
нах на Рождество надо, хотя бы мелом, на- 
писать кресты. В доказательство этого, вот 
что рассказывал Андрей Миронович : 

« Одной ночью во время Святок перед до- 
мом остановились сани, запряженные парой 
коней. В санях было трое в образе людей. 
Остановились, хохочат, свистят, кричат : 
« Здесь, здесь !... » Один из них заходит в 
палисадник, открывает ставни и без всякого 
« Господи Исусе » (старообрядцы говорили и 
писали « Исус », православные же после ре- 
форм « Иисус ») стучит в окно и спрашива- 
ет: « Здесь живет Андрей Мироныч ? » — «А 
тебе что надо ? » — Кричу в ответ .а сам чи- 
таю « Да воскреснет Бог и расточаться враги 
его... ». И он быстро отошел от окна не за- 
крыв ставень, подоше.п к саням и опять все 
трое начали шуметь, кричать, а потом сели 
в сани и ускакали по направлению к кузне- 
це. Целую ночь ставень оставался открытым 
и остаток ночи мы спать не могли. Утром 
посоветовался с родителем (то есть с Дедань- 



20 



кой), который и говорит : « Брось думать об 
этом Андрей, то мсжет быть пьяные какр:е, 
или молодежь дурачилась... » Но в палисад- 
нике нашли следы не похожие на человече- 
ские, как будто с когтями. 

Следующей ночью, в тот же самый час — 
та же самая история, но саней было уже 
двое. После крика и хохота ускакали в том 
же направлении. « А г.павная подозритель- 
ность — как говорил Андрей Миронович — 
тут состоит в том, что он (ночной посетитель) 
стучиться в окно без всякой молитвы... » 

По станицам была принята особая форма 
обращения в случаях : если в неурочный час 
кому нибудь по неотложному делу приходи- 
лось безпокоить соседей, или проезжему в 
зимнюю непогоду попроситься на ночлег, или 
нищему попросить о милостыне, то при сту- 
ке в окно посетитель до изложения своей 
просьбы говорил : « Господи Исусе Христе 
Сыне Божий помилуй нас. » — Хозяин отве- 
чал : « Аминь ! » Тогда посетитель говорил : 
« Спаси Христос за аминь >, и излагал свою 
просьбу. 

« А они (ночные посетители) молитвы не 
творят. Ясно, что нечистая сила ! » 

Надо сказать, что родители наши, при пе- 
реселении из станицы Мустаевской в г. 
Илек, купили дом с полным каз. двором (40 
сажень на улицу и 100 сажень в глубину), 
где Ж.М.Л до этого муя^ик тулупник Жуков, 
про которого была плохая слава .что он кол- 
дун. На другое утро пришел на совет дядя 
Гриня (по материнской линии). Он был не 
женат и слыл за драчуна и отчайного парня. 
« Ты — говорит — не ломай голову ! А я на 
сегоднюшную ночь подговорю два-три своих 
друга с дубинками, ты выходи тоже, и мы им 
покагкем, где живет Андрей Мироныч ! » 

« Что ты говоришь Григорий ? Нет и нет... 
Еше большей беды накличем ! С нечистой 
силой только молитвой и Боя^ьим словом 
можно бороться. Сегодня же за Всеношной 
попрошу отца Ивана отслуж;ить в доме мо.ле- 
бен ». 

Отец Иван Плетнев настоятель ед1шовер- 
ческой церкви Св. Пророка Ильи, нашего 
прихода, рассказом Андрей Мироныча не 
был удивлен : « А как же ты думал ? Все- 
ляться в чужой дсм, в мужичий, да еще по- 
сле Жука без молебна, без окропления освя- 
щенной водой ? Не только не безопасно, но 
даже и грешно.. .А поэтому завтра же после 
обедни присылай подводу и я с причтом при- 
еду. Отслужим молебен с акафистом и водо- 
святием, окропим все святой водой и ты бу- 
дешь спокоен за себя и за своих детей. При- 
готовь всякое благолепие и мы закатим тебе 



такой молебен, что и главный их Веливул 
близко к дому не подойдет !... » 

« Спаси Христос за совет ,стец Иван, а на 
счет благолепия — будьте спокойны ». 

В субботу перед молебнем ночные посети- 
тели, как бы чувствуя защиту, только про- 
скакали с криком мимо дома. А в доме в 
субботу все мылось, чистилось и подкраши- 
вались отчетливее кресты на дверях и окнах. 

Несколько слов про священника отца Ива- 
на и его причте. Сам отец Иван Плетнев был 
казаком, как и его причт и весь приход. 
Казаки его любили, потому что он « свой », 
не гордый и службу проводит « истово ». А 
маленький его недостаток, что он « при слу- 
чае » выпивал, ему не только не стави.ли в 
вину, а наоборот, как бы в заслугу, что он 
« не гнушается », не гордый. Дьякон его, то- 
же казак, отец Евграф Толстухин был также 
любим приходом, не смотря на то, что по 
доносу благочинного священника православ- 
ной церкви, якобы за непристойное поведе- 
ние, как духовной особы, на покаяние и 
исправление два?кды посылался в Казань ,в 
архирейское подворье. По церковному уста- 
ву для духовных особ верховая езда счита- 
ется актом непристойным. Активное участие 
в охоте — недопустимо. По своей казачьей 
удали дьякон Евграф этим принебрегал. Да 
еще донесли на него, что он будто бы на од- 
ной свадьбе казачка в присядку плясал-.. 
При этом ясе наговаривали, что пьет он из- 
лишне. По отбытию наказания, по просьбе 
прихода, его все же оставили по прежнему 
на его посту. 

В назначеное воскресенье после обедни 
привезли в дом весь церковный причт. По 
этому случаю в доме собралось много род- 
ственников. Молебен и водосвятие бы.ли тор- 
жественно отслужены. Дом и двор, все по- 
стройки окроплялись освященной водой под 
пение положенных молитв. Дьякон Евграф, 
имея приятный голос и талант, еще раз пот- 
вердил свои способности вести службу « ис- 
тово ». 

Как положено в этих случаях, после мо- 
лебна отец Иван с причтом были приглаше- 
ны откушать « хлеб-соль ». Для этого слу- 
чая считалось необходимым у казаков верх- 
них станиц разные пироги с рыбой (щука 
или сом), с мясом рубленным или кусочками, 
мог быть курник, ватрушки разные и блины. 
Водка — обязательна, а потому могли быть 
и соленные огурчики. В ниж:них станицах и 
г. Уральске, дая^е у казаков « средней зажи- 
точности » пироги могли быть с осетриной и 
во всяком случае не меньше, как с судаком. 
Могли иметься в запасе и икра и балыки. 



— 21 — 



Блины во все сезоны были в большом по- 
чете. Этикет требовал, чтобы хозяева и при- 
глашенные старшие гости сидели бы за сто- 
лсм. Водку разливал кто нибудь, из молодых 
членов семьи и родственников. В таких слу- 
чаях дядя Гриня всегда этим занимался. По- 
сле второй, третьей рюмки Андрей Мироно- 
выч разсказал отцу Ивану о прозкте дяди 
Грини по борьбе с нечистой силой. На что 
отец Иван вдохновено произнес : « О безумие 
младости... » и хитро ухмылился в бороду. 

Меня с братом Никитой за стол не сажа.пи, 
мы стояли в сторонке, прикрываясь занаве- 
ской, наблюдая за всем. Когда услыхали о 
смелом предложении дяди Грини, то пришли 
в неистовый восторг, так что нашей старшей 
сестрице пришлось принимать меры для на- 
шего успокоения. После этого случая дядя 
Гриня стал для нас идеалом мужества и 
храбрости. Даже чорта и того не боится !... 

Все это надолго у меня осталось в памяти, 
также и то, что , совершенно случайно, через 
много много лет, все это разяснилось самым 
прозаическим образом. 

В г. Илеке жил шорник Е.П. Козлов, ино- 
городний. Был он, как и все иногородние 
купцы и ремесленники, человеком богатым. 
Имел свой дом, пять-шесть мастеров ипод- 
мастерьев, свой « завод » по выделке сыро- 
мятной кожи и своими хомутами, шлеями, 
седельками, уздечками снабжал Илецкую и 
соседние станицы. Семья у него была боль- 
шая, много девочек и сьш Димитрий, бала- 
гур, весельчак, ко времени рассказа ему бы- 
ло лет 17-18. Отец его, из за хозяйственных 
отношений, состоял в дружбе с Андреем Ми- 
роновычем юдному нужен был хомут или 
шлея, другому топливо, сено, транспорт ка- 
кой-.пи, все это регулировалось взаимно и 
дружелюбно. Как то был даже такой случай, 
что Андрей Мироныч, не смотря на наши 
с Никитой слезы, продал Димитрию Козло- 
ву, только что купленного жеребенка « ар- 
гомацкой породы », от которого мы с братом 
днями не отходили, любуясь его красотой, 
строя различные проекты для нашей буду- 
щей славы. Димитрий дал двойную цену и 
сделка состоялась. После этого случая мы с 
братом стали его называть Митькой. Но для 
меня он, Димитрий, стал еще более ненави- 
сен, так как на масленницу этого же года он 
пришел к нам и просил Андрея Мироновича 
запречь верблюда в сани с « чеченькой » (че- 
ченька — корзина из талов во всю длину 
и ширину саней) и послать кого нибудь из 
нас в четверг на маслянной неделе, после 
обеда повозить, « покатать » его сестренок по 
« катальной улице ». Никита, усльшшв это 



предлоясение и что он долж:ен был бы его 
выполнить — на отрез отказался. А когда 
на этом все стали настаивать, заревел благим 
матом, затопал ногами, крича « Убейте меня 
на месте, а я не поеду! » и, схвативи1и шапку, 
убежал из дома. Я пытался последовать за 
ним, но меня задерж:али, начали уговари- 
вать, соблазнять рублем, что « Митюха » мне 
даст, и пакетом конфет с орехами. И я со- 
гласлися, но как потом в этом раскаивался ! 
Сколько стыда, унигкения я перетерпел за 
эти пол дня — трудно себе вообразить ! Все 
мои друзья-товарищи лихо скакали на конях 
верхами мимо меня, обгоняя друг друга, дра- 
лись между собой, возились — одним словом 
« гарцевали » ! А я, несчастный, должен был 
возить этих « проклятых » (даже имя им я 
не находил) девченок ! А их с подружками 
с полдюжины набралось... Мало того ! Дру- 
зья мои. вместо сочувствия (какое ковар- 
ство ! измена !) проскакивая мимо меня, в до- 
вершения моего горя, кричали один громче 
другого : « Эй казак ! — Мотри (смотри) ко- 
злят не растерей !... » А иной кричит, по- 
дрожая козе : « Б-я-я !... » Возненавидел я 
этих девчат до глубины души ! Жизни не 
был рад ! И от конфет с орехами потом дол- 
го отказывался... 

После многих лет и перемен в нашей ?киз- 
ни и в нашем возросте, в 1919 году к нам в 
1-ый Партизанский полк Уральской Отде.пь- 
ной Армии прибыл подпоручик пулеметного 
дела Димитрий Козлов, тот самый Митька. 
Я угке в чине есаула командовал в этом пол- 
ку сотней. Большинство офицеров его были 
из Илецкой станицы, друг друга знали с дет- 
ства-юности, связаны мегкду собой близко 
узами дружбы, многие были и родственни- 
ками. Поэтому ниже описываемая сцена про- 
изошла в товарищеской среде без соблюде- 
ния этикета отношения воинских чинов меж- 
ду собой. 

Однаясды на ночлеге в степи, около груп- 
пы « копоней », вечером, в кругу офицеров, в 
моем присутствии подпоручик Д. Козлов и 
рассказал, что как то на Святках он со свои- 
ми товарищами изображал « нечистую силу », 
оборотней и пугал Андрея Мироныча. Рас- 
сказал все подробно, с обьяснениями, что это 
они делали по пути, едучи на свей завод 
« мять » сыромятные кожи. Дорога на завод 
проходила мимо нашего дома, а дальше ш.ла 
через кузнецы. Козлов родился в Илеке. На- 
ходясь все время в сношениях с казаками, 
знал все их обычаи и суеверия и никто не 
мог лучше его имитировать речь простого 
казака. 

Не поспел еще затихнуть смех, вызванный 



22 



его рассказом, как я бросился на « Митьку » 
с криком : « Мерзавец ! Хулиган ! Задушу ! 
Зарежу ! Как ты смел над моим « благочести- 
вым » родителем так издеваться ?... » и скры- 
вая свое истинное настроение смехом : « На 
коленях прости прощения у Андрея Миро- 
ныча... » 

« Подожди пожалуйста Павел Андреевич, 
отпусти, ты и по правде задушишь меня — 
в свою очередь кричал Козлов- — Буду, бу- 
ду просить прощения у Андрея Мироныча и 
ты меня прости Христаради ! » 

Казалось бы, что инцидент был улажен и 
я удовлетворен, но тут вмешался сотник 
Иван Филиппович Адеянов, разумный чело- 
век, старше нас всех по возросту, сказав- 
ший : « Пусть подпоручик Козлов за свою 
вину понесет заслуженное иное наказание 



(как и было), но просить прощения у Андрея 
Мироновича « под страхом смертной казни 
ему заказать ! » — Подумайте вы все, поду- 
май и ты П. А., какой стыд, какое унижение 
должен будет испытать Андрей Мироныч, 
когда узнает правду ? Его , степенного казака, 
какие то мальчишки, да еще, извини Дими- 
трий Емельянович, мужичата, и так глупо 
дурачили ? И можете ли вы представить и 
вообразить себя каждый на его месте ?... » 

Все поняли и согласились, что Иван Фили- 
пович прав. Согласился и я. 

Но мне стало ж;алко, очень жалко моего 
Андрея Мироновича ! И до сегодня я жалею, 
что он отверг проект с дубинками, что пред- 
логал ему дядя Гриня !... 

П. Фадеев 



СКАУТИЗМ НА ДОНУ 

(Продолжение Л'"» 104) 



Деятельность нового Ст. Скаута Ростова 
была слабо заметна в Новочеркасске и по- 
этому, да еще по вине Дехтерева, новости из 
Ростова доходили с большим опозданием. 
Только на Рождество 1918 года поползли 
слухи о том, что скаутизм в Ростове разва- 
ливается. Весна 1919 года принесла мало из- 
менений в скаутской среде. Но 2-ая Дружина 
уже была расформирована, а ее уцелевший 
отряд, по просьбе родителей, стал в ведении 
Атамана Новочеркасской станицы и вышел 
из организации — начал воскресать старый 
антагонизм. Правда, начальник 2-ой Дружи- 
ны был на фронте... 

Облетела всех новость, что полк. О. И. Пан- 
тюхов находится в Ростове. Дехтерев почти 
не появлялся на людях, а потом подал ра- 
порт о болезни, назначив своим заместите- 
лем ст. скм. Войта. Рассказывали, что он был 
принят в Атаманском Дверце, но... подтвер- 
ждения в своей долясности Ст. Скаута Дона 
не получил. Конечно, боевые действия на- 
ших частей отвлекали главное внимание 
всех. Через Ростов проезжали многие пе- 
троградцы и всегда передавали приветы. 
Много было рассказов о скаутах на фронте. 
Все верили в победу и молодежь опять нача- 
ла учиться и сериозно. А в это время в Рос- 



тове продавали литературу и велась пропа- 
ганда, о чем и скажем, ибо замалчивать исто- 
рическую правду нет смысла. 

После утреннего заседания Первого Съезда 
Донских Инструкторов в Ростове, группа но- 
вочеркассцев пошла погулять по городу. В 
одном из КНИ5КНЫХ магазинов на витрине 
красовалась кния^ка под заглавием : ;< Мили- 
таризация Юношества ». Заглавие привлекло 
наше внимание и книга была куплена и уже 
в поезде на обратном пути домой, читалась 
всеми. Негодованию нашему не было конца ! 
Это была капля той звериной злобы, кото- 
рую выплюнула в свое время наша « обще- 
ственность », когда клеймила появление па- 
триотической организации « Потешных ! ». 
Город Ростов на Дону продолжал жить своей 
либеральной и анти-правительственной жиз- 
нью — комментарии излишни. 

Вступил в исполнение своих обязанностей 
новый Атаман генерал А. П. Богаевский и... 
все переменилось, как по мановению вол- 
шебного жезла ! Организацию Бой и Герль 
Скаутов сразу выделили и был назначен 
новый Начальник — генерал Траилин. Дех- 
терева оставили с его званием « Старшего 
Скаута Дона », но на должности помощника 
Нач. Организации. В Новочеркасске, да и в 



23 — 



Ростове, многие радостно вздохнули. Новый 
Начальник был уважаем всеми и лучшего 
выбора и придумать нельзя было, да и его 
дети были во 2-ой Дружине. Шаткое поло- 
ясение Дехтерева теперь уж:е упрочилось и он 
мог исполнять задани.ч. Видно было, что на 
верхах решили привести организацию в по- 
рядок и от Отдела Народного Просвещения 
был назначен особый чиновник. Сразу все 
почувствовали, что есть сильная рука и 
власть. 

Войт решил спешно ехать к себе на роди- 
ну — в Латвию. Только после его отъезда 
выяснились подробности похож;дений этого 
молодца. К счастью, новсчеркассцы были 
вне сферы всех этих грязных делишек, а 
инструктора ничего не рассказывали ! 

Начальник 2-ой Дружины прибы.п с фрон- 
та и Отряд бывший в ведении Станичного 
Атамана вернулся обратно в Организацию 
под № 4-м и в дальнейшем этому подразде- 
лению еще прийдется сыграть большую роль 
в скаутизме Новочеркасска. Но и на этом 
дело не остановилось : ст. скаутмастору по 
приказу Нач. Организации присваива.тось 
прежнее звание Адъютанта Орг-ции, что пи- 
шущего эти строки весьма удивило... Опять 
началась бодрая работа и снова вспыхнул 
молодой энтузиазм. Но теперь было и дру- 
гое ; все почувствовали сразу, что Донской 
Атаман постоянно справляется о положении 
детей и юношества; не было дня, чтоб не по- 
лучались сведения о заботах и решениях в 
пользу скаутов. Опять был смотр в Красно- 
кутской Роще и Донской Атаман живо ин- 
тересовался подробностями технического ха- 
рактера и инструкторами. 

Как уже говорилось ранее, в Ростове шла 
неувязка после многих ошибок и просто по- 
тому, что атаковала скаутизм спять вся та- 
же интеллигенция, которой уроки больше- 
визма не пошли впрок. Все говорили, что не- 
обходимо созвать Съезд Руководителей и Де- 
-чтелей по Скаутизму, но никто себе не отда- 
вал отчета — что-же собственно может сде- 
лать такой съезд ?... Ясно было, что все жда- 
ли авторитетного голоса полк. Пантюхова. В 
Новочеркасске, оба петроградских скаутма- 
стора решили « протолкнуть » это начинание. 
В сентябре 1919 года, в недостроенном зда- 
нии Политехнического Института все-таки 
этот Съезд состоялся. Надежды многих сбы- 
лись и... испарились... 

На Съезд Инструкторов Юга России при- 
был и О.пег Иванович Пантюхов — что при- 
дало этому собранию несомненный вес. На 
всех перекрестках улиц стоя.пи парнью ча- 
совые, по всему пути с вокзала до Инсти- 



тута, для встречи полк. Пантюхова. Это бы- 
ли « Волки » 4-го Новочеркасского Отряда — 
остатки расформированнсй 2-ой Донской 
Дружины — которым в этот день суждено 
Сы.ло стать Имени полк. О. И. Пантюхова ! 
Честь, которой не мог похвастаться ни один 
Отряд Скаутов в Росси11... Вообще, энтузиаз- 
ма было хоть отбавляй. 

Но суровая действительность была другой 
и конец был близок... Как и Всероссийские 
Съезды 1915 и 1916 гг. — Съезд Юга России 
не дал почти НИЧЕГО. Да и трудно бы.ло 
ожидать, что люди приехавшие из других 
областей России, могут повлиять на судьбы 
скаутизма в России вообще, а тем паче на 
работу в Донской Государственной Организа- 
ции ! Однако было два положительных пунк- 
та. Во-первых, было закреплено « истори- 
ческое » право и был выбран Старший Скаут 
России. Это давало возмо>кность (мора.льнз'ю, 
конечно) не быть « Иванами Непомнящими », 
а, базируясь на собственной истории, рабо- 
тать копируя казаков, беря с них пример с 
Организации на Земле Всев. Войс. Донского. 
Во-вторых, были выяснены вопросы о « ру- 
сификации » скаутизма в противовес « ан- 
гликанизму » и проведены штаты инструк- 
торского состава (которые, потом, были изме- 
нены самим Ст. Русским Скаутом !), что упо- 
рядочивало кадры и давало какой-то стаж. 
Более всего Съезд упирал на создание про- 
грамм, а рядовым инструкторам нужны были 
более всего — руководства ! А, где их было 
взять ?.. 

На Съезд прибыли и старые работники по 
Петрограду, Репнинский, ст. скм. Л.Э. Му.пь- 
танен-Сахаров и др. Заседания были корот- 
кими, но присутствие двух профессоров из 
вновь сформированного Общества Русский 
Скаут — сразу влило деловую окраску и 
можно с уверенностью сказать, что это был 
самый делово!^ съезд. Все понимали сериоз- 
ность положения. Это да и присутствие 
старых работников, не дало возможности 
Дехтереву сказать, что-либо свое (чего мы, 
новсчеркасские инструктора, боялись бо.льше 
всего !) и поэтому его молчание было весьма 
полезным. Заседание было очень торжест- 
венным и открыл его Начальник Организа- 
ции — генерал Траилин. Бы.по прочитано 
приветствие Донского Атамана. Выходивший 
на линию и толковый скаутмастор Л. Фи.ла- 
тов, порадова.л всех предложенной програм- 
мой на испытания и об этом еще придется 
рассказать. Больше всего говорили инструк- 
тора, но говорили коротко, сгкато и у всех 
было сознание, что времени мало. 

А относите.льно программ, придется ска- 



— 24 — 



зать, следующее : давно были созданы про- 
граммы в обеих Дружинах, как в 1-ой, так 
и во 2-сй. Мало чем отличались (ведь оба ст. 
скаутмастора были петроградцами) они — 
одна от другой. Но условлено было, что нач. 
2-ой Дружины, как специалист по смешан- 
ным отрядам, т. е. мальчиков и девочек — 
создаст программу женскую, а из двух про- 
грамм мужских, будет выработана одна об- 
щая. Старший Скаут Дона Дехтерев растя- 
гивал эту историю и, наконец, весной 1919 
года, программы... вышли, но как ! Видимо 
ретивьп"! борзописец решил, что это — ли- 
тературное и « его » дело ! На первой стра- 
нице, перед испытаниями для « волчат », т. 
е. самого младшего возраста, стояло., посвя- 
щение(!) сыну его « дамы сердца » (замугк- 
ней женшины, конечно). Всю эту историю 
зкали все в Новочеркасске и поэтому — смех 
Сыл уничтожающий. Естественно, что и гнев 
обоих инструкторов положивших столько 
труда, был нормален и объясним... Но хуже 
всего было то, что программы были изданы 
халатно; все было перемешано и спутано. И 
еще ху»се было то, что нужно было, как-то 
избежать скандала и нам пришлось употре- 
бить много усилий, чтобы замять это траги- 
комическое дело. Вот, тогда-то Дехтерев (как 
« Мария Магдалина ») и решил « искупить » 
свей грехи, обратившись с просьбой к пишу- 
щему эти строки, подготовить его к скаутма- 
стерскому званию ! Было это довольно нео- 
жиданно. Потел он и уставал страшно, но... 
нужно сказать правду : был он учеником 
очень способным, да еще прибавив к этому, 
что пощады ему не было и ж;учили его стра- 
шно ! 

В Ростове дело начало опять налаживаться 
и теперь можно было наконец подтянуть 
тамошние отряды. Кроме того, в Ростове на- 
ходился О. И. Пантюхов и ст. скм. Му.пьта- 
нен-Сахаров. Пр11бывший на Съезд Репнин- 
ский, как всегда внес струю надежды в 
наши собственные силы. Яркий деятель, 
опытный воспитатель и пламенный патриот 
— он своей русскостью и дельными замеча- 
ниями, представлял резкий контраст со мно- 
гими. Но, как увидим скоро, было уже поз- 
дно и все усилие донских деятелей по скау- 
тизму должно было рухнуть... 

Со Съезда Инструкторов и Деятелей по 
Скаутизму Юга России и до начала общего 
отступления на Новороссийск — отрезок 
времени через-чур короткий, чтоб можно бы- 
ло говорить о достигкениях или реформах в 
области, как технической, так и воспитатель- 
ной. Тревожное пслоясение заставляло не 
раз задумываться : что-же будут де.лать ска- 



уты в случае неудачи ! 

Пишущему эти строки удалось при погло- 
ши одного старого офицера и вдовы растре- 
лянного генерала (дочери которой были в его- 
соединении), после долгих хлопот, достиг- 
нуть разрешения на формирование Особой 
Сотни. Конная Сотня должна бы.па форми- 
рсваться из скаутов старшего возраста. Даже 
намечен был командир — старый и заслу- 
женный офицер. Задеря^ивало все до настоя- 
щего формирования, положение с приводом 
лошадей : же.лезная дорога была забита во- 
енными передвижениями и не бы.по .пюдей 
для привода конным порядком. Все шлс' 
слишком медленно, а молодость инструктор- 
ского состава, еще раз показала свою нео- 
пытность в таких делах. Кроме того, все 
было облечено строж;айшим секретом, чтобы 
не напугать родителей. 

В декабре 1919 года, на площади у А.пек- 
сандровского Городского Сада, какие-то ин- 
структора, по большей части — ученики 
старших классов средне-учебных заведений 
— занимались со вновь призванными моби- 
лизованными. Картина напоминала ополчен- 
цев начала 1-ой Мировой Войны и.лм по 
Пушкину, « Капитанскую Дочку »... Кони за- 
паздывали, но говорили, что они уже в доро- 
ге. Семьи скаутов отнеслись к затее весьма 
холодно, да это и было понятно. Но вести 
доходившие с фронта, главным образом до- 
бровольческого, были не из утешите.пьных. 
Гроза повисла в воздухе ! 

23 декабря, проходя по Платовскому прос- 
пекту, пишущий эти строки заметил гусар- 
ские фуражки офицеров 6-го Гус. Клястиц- 
кого ген. Кульнева полка и... поспешил уз- 
нать в чем дело. Полк был сформирован в 
селе Великостском и составлял вместе с ма- 
риупольскими гуарами и чугуевскими ула- 
нами — 1-ую Сводную Кавалерийскую Донс- 
кую Бригаду. Проходил через Новочеркасск 
на Кубань, на формировку. Эта часть приня- 
ла на себя первый удар конницы Буденого, 
на стыке Донской и Добровольческо!^ Армии 
и., была разбита. Подробности были чреваты 
(как всегда) переходом солдат к противнику: 
убийствами офицеров и пр., и пр., так зна- 
комое по гражданской войне ! Но остаткр; 
были еще хорошо сбиты и части были нрав- 
ственно крепки. 

Ясно было одно со слов офицеров : начнет- 
ся всеобщее отступление и терять времени 
никак нельзя. Быстро сговорившись с ко- 
мандующим полком ротмистром Франк — 
нужно было быстро собрать инструкторов. 

К сожалению, родители даж;е инструкто- 
ров, рассугкдали по-обывательски : многие 



25 



думали, что все еще устроится и не соби- 
рались покидать Новочеркасска. Еще была 
сильна вера в победу, а спокойная гкизнь в 
столице Дона — затуманивала рассудок, К 
вечеру выяснилось, что согласилась итти в 
полк, только маленькая группа инструкто- 
ров, во главе с двумя петроградцами. Было и 
другое. Так братья Филатовы щли в Ата- 
манское Училище, Сергей Дронов в Мариу- 
польский Гус. полк и другие — по знакомым 
Партизанским Отрядам. К счастью, за пол- 
ком вели косяк заводных лошадей и в этом 
не было трудности — все сразу садились на 
коня !... 

Не имея возмогкности рассказать про про- 
воды и уход, так как наше описание и так 
растянулось, — скаясем только, что была и 
поучительная картина. Известно, что на юге 
России, босяки и всякие отбросы вообще, 
представляли собой во всех местах, как-бы 
« альбатросов или чаек » прихода большеви- 
ков. Полковая колонна по три с песенниками 
впергди, спускается к Железнодорожной 
улице. На одном из углов, на пригорке пус- 
тыря, откуда-то появляется обыкновенный 
мальчишка, оборванный и грязный. Он без 
шапки и на лице у него написано безгранич- 
ное удивление. Песенники прекратили пение. 
В колонне тишина. И вдруг... 

— Тю-ю-ю ! Протяжно и громко кричит 
маленький босяк — К. и П. драпают ! Но, 
каким тоном это было выкрикнуто — этого и 
через столетие забыть невозможно ! Нужно 
было иметь силу воли, чтоб не проучить 
нахала... 

Тяжело было на душе у донских инструк- 
торов ! Но еще тяжелее было тем скаутам, 
которые уже в последний момент, с голыми 
коленями и совсем налегке, уходили пешком 
из Новочеркасска — жертвы легкомыслия 
своих-же родителей ! Исход был действи- 
тельно трагическим ! 

Никого не приходится винить. Все случи- 
лось через-чур быстро и неожиданно. Были 
и другие трагические случаи. Вот один из 
них. 

Уже ушли все пароходы с рейда Новорос- 
сийска. От цементного завода наверху, пу.пе- 
меты поливают толпы сбившихся военных 
на Восточном Молу. Францусский миноносец 
быстро отходит от мо.иа, забрав последних 
гусар Клястицкого полка. Уже пустил себе 
пулю в лоб (из винтовки) чернецовец Конной 
Сотни, Люся Горбачев. Один молодой, почти 
мальчик, узнает на борту отходящего мино- 
носца.., своего скаутмастора. Моментальная 
радость не может затмить тоскливого выра- 
жения глаз... Он кричит : 



— Скажи правду — будут еще пароходы ? 

— Нет ! И скм. отрицательно качает голо- 
вой ... 

Юноша быстро садится и снимает сапог 
с носком. Как решительны его движения I 
Кажется, что он спешит... Встав и с тоской 
посмотрев во след уходящему миноносцу — 
он приставляет дуло винтовки к груди и 
большим пальцем правой ступни нажимает 
на спуск. Среди стрельбы и криков, ничего 
не разберешь. Наверно и этот выстрел про- 
ходит незаметно. Его тело леясит, а голова 
свесилась с мола... 

Чьи-то руки обхватывают пишущего эти 
строки и он поворачивается. Какой-то стари- 
чек полковник в полушубке, обнимает его и 
плачет. Он — тифозный и все видел, а нервы 
не выдержали. Мягко работают турбины суд- 
на. 

Но не только были уж;асные случаи. Много 
было радостных встреч и воспоминаний. До 
Галлиполи дошло только два донских ин- 
структора. Часть донских инструкторов за- 
платила своей гкизнью любовь к Родине- 
Часть осталась жить под игом ненавистным 
— один из резонов, почему не даются ни фа- 
мили, ни имена большинства. За границей 
уже были попытки создания казачьих отря- 
дов, но по понятным причинам, из этого ни- 
чего не вышло. Еще раз нам остается скло- 
нить головы перед памятью ушедших ! 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Да позволено мне будет 
сказать последнее слово и, если не по стар- 
шинству, то по моей деятельности в Донском 
Скаутизме ! Чем-же особенно выделился 
донской скаутизм — разведчество в России ? 
Этот вопрос занимал многих деятелей и осо- 
бенно то, что именно петроградские инструк- 
тора имели наибольший успех и результаты 
своей работы на Дону. Звучит парадоксаль- 
но, что именно, самая « инглезированная » 
организация (а сна и была такой, в Петрогра- 
де !) — нашла отк.пик в казачьих сердцах и 
чаяния ее инструкторов были созвучны каза- 
чьей молодежи ! Не случайно донские, и де- 
ти, и юношество стремились к Добру ! И это- 
му масса примеров за-границей ! 

Самое-же г.11авное ,вот в чем : казаки и 
только казаки с их домашним Православным 
и чисто Русским обиходом, научили и пов.пи- 
яли на своих-же русских инструкторов, до- 
казав на практике, что нам брать пример не 
с кого ! Памятны еще случаи и примеры все- 
возможных навыков, упражнений, маневров 
и пр., которым была полна жизнь донских 
скаутов. Но об этом в другой раз. 

Старший Скаутмастер и Адъютант Орга- 
низации на Земле Всевеликогс Войска Дон- 
ского В. А. Клименко 



— 26 



поход к ВОЗСТАВШИМ 



(Продолжение № 104) 



Репная находилась много выше уровня р. 
Донца. От бугра, на котором она была рас- 
положена, местность шла к реке с неболь- 
шим уклоном, без рытвин, канав, кустарни- 
ков, то есть была очень удобной для конной 
атаки. На нашей стороне красные имели 
большой хорошо оборудованный плацдарм 
с глубоким, полного профи.пя окопом. Перед 
ним — проволочные заграждения в 8 рядов 
кольев. Много специально оборудованных 
пулеметных укрытых гнезд. Этот участок по 

фронту был около версты с ПОЛОВИНО!"! с 

глубиной его до 200-300 сажень. Через До- 
нец, шириной здесь в 150-200 сажень был на- 
плавной мост. Река здесь делала очень кру- 
той поворот к северу и так текла около двух 
верст, когда опять принимала свое прежнее 
направление. 

С нашей стороны, от Репной к западу, при- 
мерно в версте, на крутом высоком берегу 
реки был хутор, середину которого разрезал 
широкий крутой овраг по дну которого про- 
ходила дорста-спуск к реке. В нем можно 
было скрыть целый полк. Выход к реке 
этого оврага со стороны красных не было 
видно, что было ва?кно для нас. Почти про- 
тив хутора на другом берегу реки была вы- 
сокая длинная каменная скала, почему река и 
начинала свой поворот к северу. Со стороны 
красных подняться на скалу пешеходу было 
почти что не возможно. Но от ея верхушки 
к реке постепенным ровным спуском ш.по 
чистсэ поле. Противник мог видет только пе- 
ред собой и назад. В итоге место к переправе 
было выбрано очень удачно, а спуск к реке 
от Репной облегчал атаку нашей конницы. 

Ген. Секретев решил на плечах красных 
переправиться через Донец, захватать мост 
целым и немедленно продолжать наступле- 
ние всем Отрядом. Наступление начнеться 
получасовой арт. подготовкой гранатами из 
20-и орудий, за это время будут уничтож;ены 
проволочные заграждения. Прямо в лоб идут 
78 № и 96-й полки, за ними моя 7-ая батарея, 
за ней четыре сотни 80-го Джунгарского 
Калмыцкого полка, затем 8-я батарея, за ко- 
торой переправляется 9-ая дивизия, которая 
идет сейчас же вправо (восточнее) 8-ой и 
сменяет 96-ой полк, который переправив- 
шись через Донец наступал правее 78-го 
полка. После всех — резерв Отряда : бригада 
ген. Постовского, батарея Упорникова. Мо- 
ральное и быть может г.лавное воздействие 



на красных должны были оказать две кал- 
мыцкие сотни, которые с началом арт. подго- 
товки вплав должны были переправиться 
через Донец. Одна сотня должны сразу бро- 
ситься на север, чтобы успеть захватить в 
хуторе в 2-х верстах штаб большевиков, а 
другая до.лжна была отрезать красных. Они 
должны были показаться на верху скалы, 
чтобы « товарищи » видели бы и знали, что 
калмыки отрезали им путь к отступлению, 
что заставит красных скорее бросить окопы, 
или же плыть через реку под метким обстре- 
лом батареи Упорникова. А при атаке на пе- 
хоту казаки все время должны были кри- 
чать : « Калмыки... Калмыки... » 

Весь маневр был обьявлен казакам, каж- 
дый из них знал что делать. И все было 
разыграно, как по нотам. Услышав крики 
« Калмыки.. » и увидев их от себя вправо от 
реки, « товарищи » бросились вплавь через 
реку, так как мост был уже захвачен каза- 
ками. Много их погибло в реке под меткими 
шрапнелями Упорникова. Из двух с полови- 
ной тысяч, по сведению штаба красных, мало 
кого спаслось. На хуторе калмыки захватили 
весь штаб красных. Ускакал лишь один ко- 
миссар. Никаких резервов у них здесь не бы- 
ло. При опросе пленных мы узнали, что в 
Каменской было два полка с одной батареей. 
Но со станции Глубокая ожидался подход 
красных войск для перегруппировки и пе- 
рехода в наступ.пение. В итоге, мы опереде- 
лили красных своим наступлением. 8-ая 
дивизия ночевала у хутора в 8-и верстах от 
реки. На следующий день она двинулась к 
Каменской, 9-ая шла самостоятельно восточ- 
нее, правее. 

Навстречу нам вышел пехотньп'! полк 
красных, на наш левый фланг. Он был обна- 
ружен нашим боковым дозором и только на- 
чал разворачиваться для занятия позиции, 
как на него обрушился с дистанции в две 
версты убийственный огонь батареи Упорни- 
кова. Два конных полка атаковали красных 
и они сдались, не оказав большого сопротив- 
ления. 

У Каменской нас, 8-ую дивизию, встретил 
второй полк красных с батареей. Начавший- 
ся бой длился недолго. При обходе конной 
бригадой ген. Постовского, пехота красных 
начала сдаваться, нами в плен было захва- 
чено более 1500 красных, батарея в 4 орудия. 
В станице были захвачены склады винтовоч- 



— 27 — 



ных и орудийных патронов, наши запасы по- 
полнились, у меня в 7-ой батареи на подво- 
дах было более тысячи снарядов. 

В Каменской мы пробыли три дня. Вели 
глубокую разведку и ожидали атаку крас- 
ных со стороны Глубокой, где, по сведениям 
разведки и перебежчиков, было около трех 
тыс. пехоты и две 4-ех орудийные батареи. 
Пехота рыла для себя глубокие скопы. Ждут 
еще подхода своих войск от станции Милле- 
рово. 

Ген. Секретев решил продолжать наше 
движение. У Глубокой был большой бой, 
красные оказали сильное сопротивление, но 
обходным движением бригады ген. Постов- 
ского и одновременным ударом всей конни- 
цы (четыре полка) — сдались. В плен к нам 
попалось около двух с половиной тысяч, две 
батареи с большим запасом снарядов. Но и 
у казаков были большие потери, особенно в 
конском составе. 

С нашим продвижением на север, мы пос- 
тепенно сменяли подводчиков, чаше всего 
женшин или подростков с их подводами для 
снарядов и заменяли другими, так что когда 
подсшли к восставпяим, то и подводы были 
у нас из ближ:айших к ним мест. Все подвод- 
чики питались своими средствами ,сами ж:е 
кормили своих лошадей. Были среди них и 
подводы на быках. 

Хотя Миллерово и оказалось в стороне от 
нас, но ген. Кучеров послал туда полк с ар- 
тил.перией. Тогда красных там не оказалось. 
Но после нашего прохода подошли эше.лоны 
красных и нам пришлось возвращаться об- 
ратно в Миллерово, чтобы их ликвидировать. 
Здесь ?лы увидали, что все ЖД пути были 
забиты награбленным красными имуществом 
и пшеницей в мешках. Все это ген. Секретев 
приказав немедленно отправить в Новочер- 
касск, а мы продолжали вьшолнять свою за- 
дачу. Недалеко от Миллерово наш конный 
разъезд захватил еще обоз из сорока подвод 
на быках, груженных мешками пшеницы, 
которую везли на ст. Миллерово. Никакой 
охраны не было, сопровождал обоз с подвод- 
чицами казачками только один матрос, кото- 
рый по жалобам казачек « измывался над 
всеми ». Вст над обозом пролетел аероплан, 
казачки со злобой говорили матросу ; « хоть 
бы Господь Бог поспал бы на тебя с неба 
управу... ». Матрос « матерился » и злобно 
смеялся, но вдруг появился каз. разъезд и 
матрос попал в его руки. Когда обоз привели 
к ген. Кучерову и он узнал от казачек о 
поведении матроса был созван здесь же во- 
енно-полевой суд и его приговорили к раз- 
стрелу. 



В дальнейшем красные пытались задер- 
жать дви»сение нашего отряда, но не смогли. 
Против нас была броц1ена бригада курсантов, 
об этом мы узнали от возвращавшихся с по- 
молы пшеницы на мельнице казачек. Оне го- 
ворили : что какие то курсанты заняли по- 
зицию за болотистой речкой, пушек у них 
нет, говорят : « пущай идут кадеты, мы им 
покажем как нужно воевать.. » Их много, 
тысячи три. Речка болотистая, через нее 
могкно пройти лишь по одному мосту, кото- 
рый сильно охраняется курсантами. И дей- 
ствительно, когда подошли наши разъезды, 
то сразу понесли потери от их меткого огня. 

Моя батарея стала на закрытой позиции, 
в лощине. Я с телефонистами пошел по вы- 
сокой, густой траве выбирать себе наблюда- 
тельный пункт. Но оба мсих спутника сразу 
были ранены, к счастью легко. Все мы трое 
упали в траву; осмотревшись, не поднимая 
головы я увидал, что лежу на скате бугра, 
и что мне хорошо видна позиция курсантов. 
На противоположной стороне речки — от- 
дельные постройки с деревьями. С правой 
стороны — высокое здание, вальцовая мель- 
ница. В окопах за рекой — курсанты. Под- 
ход к мельнице мне был хорошо виден, здесь 
не былс деревьев. Я решил, что с этого ме- 
ста я и буду вести свое наблюдение и 
управлять стрельбой. Мои раненые уползли 
назад. Курсанты стреляли очень метко по 
всем появляющимся целям, но, как мы уз- 
нали позже, стреляли только по команде 
своих офицеров — у них было мало патро- 
нов. Все время я держал курсантов в окопах 
под огнем своих орудий, мне хорошо было 
видно, как из окопов иногда на мельницу 
шло по два по три человека, но назад возвра- 
щался всегда один. Было ясно что там у них 
перевязочный пункт. Туда я не стрелял, бо- 
ясь что там были женщины или дети. 

К вечеру один из наших полков попробы- 
вал переправиться через эту речку - мне былс 
все отлично видно. Как только курсанты по- 
няли намерение казаков — они выслали пу- 
лемет с тремя обслугкивающими на пара- 
конной подводе. Дабы не дать ему возмож- 
ность стрелять по казакам, я начал стрелять 
одним орудием по пулемету, но не прекра- 
щая стрелять другими орудиями по курсан- 
там в окопах. Переправиться казакам не 
удалось — лошади сразу глубоко вязлк в 
болотистой речке. Но и пулемет красных не 
мог « открыть огня » из за моей стрельбы по 
нему. 

Вечером, во время ужина, наш начальник 
штаба Отряда полк. Соколовский, артилле- 
рист, говорил при мне ген. Кучерову : « Се- 



28 



годня, во время боя с курсантами, мне при- 
шлось наблюдать необычайное зрелище : од- 
новременную арт. стрельбу по двум различ- 
ным целям, далеко отстоящими друг от дру- 
га. Даже в « Правилах стрельбы » для офице- 
ров артиллерийстов такой случай не указан, 
ибо считается, что это не возможно. А се- 
годня днем М.К. Бугураев доказал, что не- 
возможное в теории .возможно в жизни. И 
не каждый артиллерист мсжет так стре- 
лять... » Начальник дивизии ген. Кучеров от- 
метил эту стре.ггьбу в приказе по дивизии и 
мне обьявил особую благодарность за нео- 
быкновенную стрельбу. Может быть некото- 
рые из артиллерийстов усомнятся в этом, но 
это факт, такой случай действительно был. 

С наступлением темноты курсанты оста- 
вили свою позицию и ушли. Когда казаки 
переправи.лись через речку, там их ждало 
три курсанта, перешедших к нам и показав- 
шим, что на нашем участке их было тысяча 
бойцов, на другом к западу — две тысячи, но 
там казаки к вечеру их обошли и обе груп- 
пы Д0Л5КНЫ были оставить свои позиции. 
Всех своих раненых курсанты броси.ли вме- 
сте с тремя сестрами милосердия, у которых 
была записка их командира « оставляем всех 
своих раненых в расчете на ваше благород- 
ство ». Конечно им не причинили никакого 
вреда. 

На следующий день мы выступили очень 
рано, надеясь догнать курсантов на походе. 
Так оно и случилось. Курсанты строили « ка- 
ре », чтобы отбить атаки нашей конницы, но 
под огнем нашей артиллерии и многочислен- 
ных конных атак казаков гибли, не ж;елая 
сдаваться. Обе группы были уничтожены. В 
дальнейшем мы двигались более свободно. 

Про то, что было на Донском фронте ген. 
Деникин писал : « В середине мая началось 
наступление и Донской Армии. Правая груп- 
па ген. Мамантова, форсировав Дон выше 
устья Донца, в четверо суток прошла 200 
верст, преследуя противника, отчищая пра- 
вый берег Дона и поднимая станицы. 25 мая 
он уже был на р. Чир... Другая группа пе- 
реправилась у Белой Калиновке. Третья 
форсировала Донец по обе стороны ЮВ Ж.Д. 
и преследовала отступающую 8-у армию кра- 
сных на Воронеж... » (« Очерки русской сму- 
ты » том 5, стр. 1067). Группа ген. Секретева 
была в тылу у красных. В начале мая ку- 
банцы конной группы ген. Врангеля начали 
успешное наступление на Маныч, Сал, заня- 
ли ст. Великокняжескую и успешно насту- 
пали на Царицин. 

Что ?ке происходило на фронте у восстав- 
ших ? — Конечно красное командование 



знало о целях нашего похода и прилагало все 
усилия, чтобы не допустить нашего соеди- 
нения с восставшими казаками. Но ни наше- 
го продвижения к ним, ни уничтожить их 
— тоже не могло. Борьба была жестокой и 
неравной. Пощады не было ни с той ни с 
другой стороны, не миловали ни старых, ни 
малых, ни женщин. У красных неограничен- 
ные запасы всего : людей, оруж;ия, снаряже- 
ния, у восставших — всего не хвата.ло. Пос- 
тоянной связи с донским командованием не 
было. 

С 16 мая шли очень упорные бои за пере- 
правы через Дон. Красные стремились пере- 
правиться на правый берег и захватить Ве- 
шенскую, где находился штаб восставших 
казаков. В ночь на 17 мая красным уда.пось 
захватить переправу « Обрыв », у восстав- 
и1их здесь кончились патроны. Красная ар- 
тиллерия в упор расстреливала казаков, Пе- 
реправился пехотный полк при 18-и пулеме- 
тах и эскадрон конницы. Все они повели на- 
ступление на хут. Безбородов, ст. Еланской. 
К вечеру они были отброшены конными ата- 
ками казаков, потеряв 12 пулеметов и 170 
пленых, остальные были изрублены при ата- 
ках. Но красным потери были не страшны, у 
них всего было вдоволь. 

19 мая от летчика кап. Веселовского, при- 
летевшего к восстави1им, их предводитель ее. 
Кудинов узнал, что конница ген. Секретева 
запоздала, ибо дойдя до слободы Дегтево бы- 
ла возвращена обратно для ликвидации кра- 
сных занявших Миллерово, но теперь она 
опять идет на север на помощь восставшим 
и прибудет не позже, чем через пять дней. 
Кудинов немедленно сообщил об этом по 
всему своему фронту, это сильно подняло 
дух восставших. 

На рассвете 21 мая красные, 15-я Инзен- 
ская пех. дивизия, 3-ий Московский латыш- 
ский, 3-ий Богучарский пех. полки, сводная 
бригадах московских и ленинградских кур- 
сантов, два батальона матросов, несколько 
карательных отрядов и крестьянских дру- 
жин, повели наступление на фронте в 60 
верст, соприкасаясь со станицей Акишеев- 
ской. Шли очень ожесточенные, упорные 
бои, горели хутора, переходившие не раз из 
рук в руки. До 23 мая бои шли с переменным 
успехом. 24-го красная пехота энергично на- 
ступала по всему фронту 3-й и 4-й дивизии 
восставших. Не смотря на многочисленные 
конные атаки казаков, к вечеру « товари- 
щи » смогли занять хут. Попов и Матюшкин, 
прервав связь между ст. Казанской и хут. 
Шумилиным, то есть между 3-ей и 4-ой ди- 
визиями. С наступ.лением ночи во всех хуто- 



— 29 — 



рах занятых красными начались грабеж;и, 
насилия и расстрелы женщин, стариков и 
детей, оставшихся на хуторах. 

На участке 5-С'й дивизии восставших, кра- 
сные были отбиты и их правый фланг отбро- 
шен за р. Хопер. 

24 мая в Отряде ген. Секретева, при под- 
ходе к хут. Сетракову, в руки 8-ой дивизии, 
да и всего отряда, попали громадные обозы 
« товарищей » удиравших от ген. Мамантова, 
наступавшего в районе ст. Усть-Медведиц- 
кой. К вечеру мы ночевали в 6-8 верстах от 
Дона. Хутор Сетраков был нами занят без 
боя. Пехота красных ушла и заняла пози- 
ции в камышах у реки. При занятии хутора 
нас сильно удивило полное отсутствие жите- 
лей, даже детей. Но вскоре причина этого 
явления стала понятна. Наш левый боковой 
дозор, пройдя версты полторы от хутора, об- 
наружил, недалеко от « шляха -> крутую, 
глубокую и широкую балку. Вся она была 
заполнена разстрелянными стариками, жен- 
щинами, детьми, не исключая и грудных 
младенцев. Не допускалась возмо?кность та- 
кой безсмысленой жестокой расправы даже 
над ни в чем не повинных младенцев... Все 
это сильно ожесточило наших казаков. 

При приближении к Дону нашей 8-ой ди- 
визии большое сопротивление оказал пехот- 
ный полк, которым командовал гвардейский 
капитан царской службы Козлов. Он был 
взят в плен со своим полком — около 2000 
человек. Сражался полк очень упорно. Его 
поддерживала тяжелая батарея с другой 
стороны реки, которую я хорошо видел в 
бинокль, но « достать » ее не мог из за даль- 
ности разстояния. Позиция полка была в 
густых камышах. Он успешно отбил три 
конных атаки 78-го полка. Ген. Кучеров от- 
правил 96-ой полк для захвата батареи кра- 
сных. А мы, 7-ая и 8-ая батарея, по собствен- 
ному почину заняв позиции ближ;е к камы- 
шам и развернувшись под ружейным огнем 
красных, открыли по ним, в упор убийствен- 
ный огонь. И когда наша конница вновь ата- 
ковала их, они подняв руки, вышли из ка- 
мышей и сдались. Многие из них были ра- 
нены. Часам к 12-ти бой у реки был закон- 
чен и наши полки бросились вплавь через 
Дон. 

Я присутствовал при допросе командира 
полка красной пехоты капитана Козлова. Он 
держал себя очень свободно и независимо, 
доказывая ген. Кучерову, что сдал полк до- 
бровольно. 

« Добровольно ? — спросил ген. Кучеров 
— А кто отбил конные атаки казаков, ведь 
ваш полк сдался лишь, когда наша артилле- 



рия стала его расстреливать в упор ? Кстати, 
а где ночевал ваш полк ? » 

« В хуторе Сетракове » — совершенно спо- 
койно ответил капитан Козлов. 

Тогда ген. Кучеров также спокойно задал 
ему вопрос : « Кто же расстрелял там ста- 
риков, женщин, даже грудных детей ? И 
всех сбросил в глубокую балку ? » 

Красный командир на этот вопрос ничего 
не ответил, понурил голову и тяжело вздох- 
нул... 

При опросе пленных солдат полка ими 
были выданы все, кто участвовал в этом 
ужасном преступлении. Таких извергов бы- 
ло не мало, все они понесли заслуженное на- 
казание, так же как и их командир. 

Кудинов так описывает последний бей вос- 
ставших казаков. К 9-и часам утра 25 мая 
половина станицы Казанской и хут. Шуми- 
лин были заняты красными. До 12-ти шел 
охсесточеный бой на улицах станицы, крас- 
ные постепенно теснили казаков, неоднокра- 
тные конные атаки которых не давали зна- 
чительного успеха. Казаки, из за недостат- 
ка патронов, начали отходить. К 2-ум часам 
дня послышался подоблачный шум неско.пь- 
ких пропелеров. Четыре самолета, первые 
предвестники приближения помощи, быстро 
опустились, каждый в своем направлении. 
Кап. Веселовский быстро разыскал ближай- 
шую телефонную связь и сообщил в штаб 
восставших : « Конная группа ген. Секретова 
оставлена мною на хут. Федоровском в 5-ти 
верстах от ст. Казанской. Сейчас ген. Се- 
кретев наступает на Казанскую ». И в то 
время, когда красные жгли все в Казанской, 
над их цепями стали рваться снаряды груп- 
пы ген. Секретева. И по всему фронту вос- 
ставших, по телефону было передано радост- 
ное известие о приходе конной группы ген. 
Секретева, который, не задерживаясь, бро- 
сил вплавь свою конницу через Дон, 26-го 
мая она обрушилась на Мигулинскую, 28-го 
была взята Усть-Медведицкая... 

В свое время инициаторы восстания конеч- 
но предпологали получить скорую помощь 
от Донской Армии. Но дальность разстояния 
до донского фронта (300-350 верст) и отсутст- 
вие связи помешали этому. Еще больше ме- 
шало этому то, что ген. Деникин, главноко- 
мандующий В. С. Ю. Р. при ген. Краснове 
не разрешил дон. командованию, как оно хо- 
тело, сразу оказать помощь восставшим. Но 
2Т0 стало возможно при новом Атамане ген. 
А. П. Богаевском. 

Мне трудно описать те чувства, которые 
переживали мы, чины отряда ген. Секретева, 
при своем соединении с восставшими... А 



— 30 — 



еще труднее передать, выразить словами, то 
волнение, те чувства, ту неограниченную ра- 
дость, охватившую восставших, особенно 
стариков, женщин. Всех нас встречали, как 
спасителей, как избавителей от верной, лю- 
той жестокой смерти... 

Генерала Секретева окружили особенным 
вниманием, ему целовали руки, коня его ук- 
рашали цветами, по земле стелили ковры. 
Женщины остановливали его коня, поднимая 
своих детей говорили : « Смотри и запомни, 
это наш спаситель от безбожных тсвари- 
шей... » Древние седые старики, опираясь на 
« байдики ^>, подходя к нему « гутарили » : 
« Спасибо ! Спасибо наш сынок ! Нас ты 
спас от верной смерти. Бог тебя вознагра- 
дит за этот подвиг. А наше Войска и мы 
также не забудем тебя ! » 

Ликование было неописуемо, хотя жесто- 



кие бои не были закончены и продолжались. 
Мало кто спасся из красных, но и казаки не- 
сли большие потери : красные дрались очень 
упорно, в плен не сдавались. 

Три дня наш отряд отдыхал, а восставшие 
казаки приводили себя в порядок. Вскоре 
дон. командование переформировало их пол- 
ки и влило в Дон. Армию. Наш же отряд 
продол?кал наступление на север, выполняя 
новую задачу командования. К 20-му июля 
19 года мы заняли Бутурлиновку, 23-го пе- 
редали этот район пех. дивизии ген. Гусель- 
щикова, а сами вошли в подчинение к ген. 
К. К. Мамантову. 25 июля начался знамени- 
тый поход-рейд по тылам красных ген. « Ма- 
мы », как говорили «товарищи». Но об этом 
рейде надо писать отдельную статью. 



Нью Иорк 



М. Бугураев 



КАЗАКУ 



Терпи казак ! Пускай невзгоды 
Тебя терзают и гнетут. 
Пускай труды, бои, походы 
Остаток сил твоих убьют... 
Но ты терпи, казак природный. 
Смотри с надеждою вперед : 
С слезами радости, свободный 



Придет тебя встречать народ ! 
Не подчинившись комиссарам. 
Не жил под красным ты ярмом. 
Ты жизнь свою прожил не даром, 
Роясден не даром казаком !... 
Терпи казак !... 

Вадим К. 



ИНОСТРАНЦЫ О КАЗАКАХ 



В № 102 « Род. Края » было отмечено из- 
дание во Франции книги на французском 
языке французского журналиста-писателя 
Ива Бреере « Казаки ». В ней, в чис.тге мно- 
гочисленых иллюстраций, помещена и об- 
ложка « Род. Края » с пояснительной надпи- 
сью : « Они (то есть казаки) всегда были сим- 
волом славы в глазах русского народа и оли- 
цетворяли военное искусство ». Между про- 
чим, та же обложка, но без названия журна- 
ла гюмещена, без ведома редакции, и в книге 
В. Г. Глазкова « НузШгу о! Ше Соззакз » с 
другой пояснительной надписью : :; Харак- 



терные типы казаков начала 20-го столетия. 
По середине донской казак, слева кубанец, 
справа терец. Рисунок художника Виктора 
Иванова ». 

В августе 1972 г. во Франции по телевизии 
передавался фильм « Тарас Бульба », вышед- 
ший в 1962 г. Главную роль Тараса Бульбы в 
нем играет Ю. Брюнер. Передаче предшест- 
вовала большая рек.тама в прессе. После пе- 
редачи на экранах телевизеров передавалось 
обсуждение фильма, в котором приняли уча- 
стие, кроме журналистов французы профес- 
сор Сорбоны П. Паскаль, автор вышедшей в 



— 31 — 



1971 г. книги « Ьа гёуоке бе Рои§а1;сЬе{{ », 
где не мало истерических сведений по исто- 
рии яицких казаков, г-жа Шерер, преподава- 
тельница в Институте Восточных языков и 
украинцы журналист Ковальский и секре- 
тарь « Научного Общества имени Шевченко » 
г-н Жуковский. Сам фильм, к сожалению, 
сплошал « клюква », от произведения Гоголя 
осталось лишь название, имена главных ге- 
роев и то, чтс отец убил сьша. При обсужде- 
нии фильма г-н Жуковский, отвечая на по- 
ставленные журналистами вопросы, подроб- 
но рассказал о роли украинского казачества 
в борьбе с католической Польшей. Но было 
очень мало сказано об других казачьих Вой- 
сках — как будто роль их в истории была 
совсем не значительной. 

В октябре того же года по телевизии пере- 
давался другой фильм '< Ьа сЬаг§е йез соза- 
^иез », из времен покорения Кавказа. И в 
нем тоже очень много неправдоподобностей 
и фантазии, и о казаках то?ке очень мало. 
Перед передачей этого фильма в парижской 
газете « Парижанин » была помещена статья 
французского ?курналиста Е. Легель под на- 
званием « Татары или християне — казаки 
— заставляли дрогкать Европу со стародав- 
них времен до взятия Берлина ». Ея содержа- 
ние довольно интересно, хотя тоже не без 
« клюквы ». Интересна она тем, что в ней 
сообщается о попытках « создать » казаков 
в разных странах. Сказывается, что уже в 
1743 году ВС Франции, из наемных польских 
и бесарабских татар, были организованы 
полки по образцу казачьих отрядов и с та- 
ким же вооружением. Поз?ке они преврати- 
лись в уланские полки. Наполеон, сразу оце- 
нивший боевые качества и достоинства ка- 
зачей конницы, приказал сформировать в 
начале войны с Россией несколько эскадро- 
нов из .литовских татар, роль которых была 
быть разведчиками при полках регулярной 
кавалерии. В 1812 г. по его же распоряжению 
был создан из поляков Краковский уланский 
полк, по сбразцу казачьих полков и с таким 
же вооружением. Не раз он отличался в 
боях с русскими казаками. Прикрывая отсту- 
пление французских войск под Лейпцигом, 
он был почти полностью уничтожен, но по- 
лучив пополнение, отличился в беях под Па- 
рижем. В конце 1814 г. этот полк был рас- 
формирован, но снова возродился во время 
польского восстания в 1830-31 году. 

И в Пруссии в 1806 году был создан кава- 
лерийский полк ПС образцу казачьих и но- 
сивший форму донских казаков. А еще рань- 
ше в Австрии в 1796 г. был сформирован 



полк Дегельмана, также по образцу каза- 
чьих. 

Касаясь более поздних времен, в этой ста- 
тье указывается на участие многих казачьих 
полков разных Войск в 1-ой Мировой войне 
и что ВС время гражданской войны больп1ин- 
ствэ казаков очень активно боро.пись против 
большевиков в белых армиях. 

Упоминается также о черкесских эскадро- 
нах о французской армии в Сирии во время 
войны 1914-19 гг. Повидимому автора ввели 
в заблуждение черкески, папахи, бывшие 
формой этих эскадронов. Ведь такие же чер- 
кески носил и Хоперский полк Кубанского 
Войска, о котором автор очень похвально 
отзывается. У наших читателей мож:ет воз- 
никнуть вопрос, каким образам в Сирии очу- 
тились черкессы, да еще в таком количестве, 
что из них формировали целые эскадроны ? 
— После окончательного покорения Кавказа 
в середине 19-го столетия значительно коли- 
чество горцев, не пояселали окончательно 
подчиниться русским и предпочли эмигриро- 
вать в единоверную Турцию. Так с террито- 
рии западного Кавказа между 1858 и 1864 гг. 
выехало около 500 тысяч горцев обоего по.ла. 
Русские власти не препятствывали их уходу 
а скорее содействовали, надеясь таким путем 
достичь скорейшего замирения края. Часть 
черкесских племен попала в Сирию, принад- 
лежавшую тогда Турции. Когда же Сирия 
стала французской колонией, то из потом- 
ков этих черкессов и бы.ли сформированы 
черкесские эскадроны французской армии. 

Заканчивается статья сообщением, что во 
время 2-ой Мировой войны в СССР были 
снова созданы казачьи эскадроны, снимки 
атак которых иллюстрируют первые кален- 
дари Красной Армии в 1945 и 1946 году и... 
что много казачьих частей были в то ясе 
время и в германской армии, боровшейся с 
советской. 

Статья эта иллюстрирована многочислен- 
ными изображениями гравюр на которых 
представлены эти иностранные « казаки ». 

В августе 1972 г. газета « Фигаро -> поме- 
стила отчет об конских состязаниях и кон- 
курсах устроенных совместно этой газетой, 
авиационной компанией А1г-Ггапсе и фото- 
графическим обществом Кодак на француз- 
ском фешенебельном курорте Ла Болль. 
Главной « ведетой » здесь оказался сьш дон- 
ского казака Петр Пахомов. 

В № 89 « Род. Края » на стр. 23, под назва- 
нием « По заданию » была помещена рецен- 
зия проф. Н.Н. Воробьева на книгу Ф. Лон- 
гворда « Казаки », вышедшей на английском 
языке с США в 1970 году. О ней же была 



— 32 — 



напечатана пространная статья А. К. Лени- 
вова « Палачи не каются » в № 204 журнала 
« Казачья жизнь », выходящего в США. 

В прошлом году эта книга вышла одновре- 
менно на немецком и французском языках. 
Ея оценка иностранцами, интересующимися 
казаками, совпадает с оценками Н.Н. Воро- 
бьева и А. К. Ленивова. Немецкий истерик 
и писатель, хорошо знающий русский язык, 
в прошлом офицер немецкой армии, доктор 
политических и исторических наук Р. Кар- 
ман в газете « В1е \'^еИ » (« Мир » от 13. 7. 72) 
пишет : « Будучи хорошо осведомленным 
об описываемых событиях и обладая подлин- 
ными документами того времени, я до.лжен 
выразить свое глубокое возмущение содер- 
жанием книги Лангворта « Казаки ». Роль 
казаков во время революции, граж:данской 
II 2-ой Мировор! войн рэзсматриваются авто- 
ром-англичанином через красные очки, его 
суждения пристрастны и несправед.ливы и 
являются ярким примером советской пропа- 
ганды, нахальной и злобной. Он осуждает 
борьбу белых и казаков против большевиз- 
ма, обвиняет казачьих генералов Краснова и 
Шкуро в автократии, считая ее « безчеловеч- 
ным белым терорром » (1918-1920), но совер- 
шенно умалчивает о массовых убийствах и 
садизме красных совершенных, по планам, 
выработанных в Чека, и не пишет, что пос- 
тупки белых были лишь ответом-реакцией 
на красный террор. Лангворт вс многом об- 
виняет Краснова и Шкуро, которые в свое 
время были награждены английским орде- 
ном « за заслуги в борьбе с мировым злом 
большевизмом » (английским орденом Св. 
Георгия и Михаила во время гражданской 
войны были награждены Дон. Атаман ген. 
А. П. Бсгевский, ген. Шкуро и ген. Врангель, 
ген. же Краснов его не имел — Редакция), и 
теми же англичанами (лордом Александером) 
были преданы и выданы советской армии. 
Какая горькая ирония судьбы ! 

С цинизмом автор оправдывает преступ.че- 
ние в Лиенце — насильственую выдачу сове- 
там более 50000 казаков, включая и их се- 
мьи, и считает эту « репатриацию » ме.почью, 
но справедливой и неизбежной, а казачьих 
вождей — преступниками перед любыми за- 
конами, и палачами СС. Он умалчивает о 
многочисленных свидетельствах и показани- 
ях очевидцев, журналистов-историков миро- 
вой известности о Лиенцевской трагедии. 
Ведь голландский историк профессор Грон- 
дис прямо утверждает, что это преступление 
было « подлее, безчеловечнее и более жесто- 
ким и угкастным, чем преступление в Каты- 



ни — уничтожение сов. властями польских 
офицеров. 

Описания Лангворта, который к тому же 
не указывает источников, на основании ко- 
торых он сообщает эти сведения — полны 
лжи и неправды, и являются ярким приме- 
ром извращения исторической истины л. 

С внешней стороны оба издания книги 
Лангворта, и немецкое и французское, изда- 
ны очень хорошо, на хорошей бумаге со 
мнсгими иллюстрациями. Такое издание дол- 
жно стоить не дешево, но ведь всем хорошо 
известно, что на пропаганду советы денег не 
жалеют. 

Совсем другого характера , вышедшая не- 
давно книга итальянского писателя П. . А. 
Карниера « Казачия армия в Италии в 1944- 
1945 гг. ». Он же в июне прошлого года по- 
местил в газете « Агепа » большую статью о 
выдачах в Лиенце. 

В Англии в прошлом году была издана 
на хорошей меловой бумаге небольшая бро- 
шюра в 60 стр. с многочисленными иллю- 
страциями А. Зеа1;оп « ТЬе Соззакз ». Автор 
ея, повидимому, считается специалистом по 
русской военной истории, им изданы на ан- 
глийском языке книги « Русско-германская 
война 1941-45 гг. », « Битва под Москвог! », 
« Сталин и военное командование » и др. 

Брошюра эта издана главным образом для 
тех, кто интересуется военной историей, ору- 
жием и вооружением, военными фермами, но 
попутно автор дает и исторический очерк в 
очень сжатой форме, разбив его на следую- 
щие главы : первоначальное населеннее Рос- 
сии, происхождение казаков, первые русские 
казаки. Донское каз. Войско, Воложские ка- 
заки, Украина, Запорожские и украинские 
казаки, цари и русские казаки, новые каза- 
чьи общины, кратковременность существо- 
вания украинских казаков, каз. Войска в 
20-м столетии, воинские обязаности казаков 
при царях, революция и гражданская война, 
казаки под советской властью, каз. формы. 
Сообщает он и главнейшие источники, ко- 
торыми он пользовался для своего труда : на 
рЗ'сском языке « Историческое описание 
одежды и вооружения российских войск » 
Висковатого (изд. в Петербурге в 1841-48 гг), 
на французском « Ь'Агтёе гиззе й'аргёз рЬо- 
1:о§гарЫе 1пз1ап1;апёез » К. А1тес11а и книга 
того же Лонгворта (лондонское издание 1969 
г.), о которой писалось раньше. Историческая 
часть брошюры Сетона до главы « Револю- 
ция и гражданская война » написаны соот- 
ветственно историческим данным, но роль 
казаков после 1917 г. описана совершенно 
неправильно, в том л^е духе, что писа.л и 



— 33 — 



Лснгворт, утверждающий, что сверясению 
царской власти и позже установлению влас- 
ти Советов в Петрограде способствовали на- 
ходившиеся в столице и перешедшие на сто- 
рону возставших 1-ый, 4-ый, 14-ый Дон. каз. 
полки, императорский Конвой и гвардейские 
каз. полки. 

Несколько слов об ил.пюстрациях. Их всего 
в брои1юре сорок две и три карты разселения 
каз. Войск. Половина изобрагкений — ста- 
риннные гравюры и фотографии, остальные 
— изображения в красках, как бы.пи отдеты 
и вооружены казаки разных Войск в различ- 
ные эпохи. Те изображения, что взяты у 
Висковатого конечно очень цены и интерес- 
ны, ибо они соответствуют истине. Труд Ви- 
сковатого очень серьезный пользуется непо- 



ко.пебимым авторитетом. Не некоторые гю- 
следуюшие изобрая^ения вызывают недоу- 
мение, откуда их мог взять автор ? Так дон- 
ской казак в форме 1914 года отдет в какой 
то китель го.пубовато-серого цвета с 4-я кар- 
манами, в фуражке такого же цвета... 

Два последних изображения — казаки со- 
ветской армии в форме 1944 г. (донец) и 
1945 г. (кубанец в парадной форме). Донец 
— в гимнастерке заш,итного цвета, синие 
штаны с красным лапасом, кубанец — в тем- 
но-синей Черкесске на красной подк.падке, в 
красном же бешмете, в сапогах со шпорами, 
но... без псяса. У терцев, по словам Сеатона, 
такая же форма, что и у кубанцев, но вместо 
красного — голубой цвет, а черкески серые. 

Б. Богаевский 



АННУШКА И АКУЛИНА 



« Дедушка — проснись : уж кончилось, 
идем домой... » тихо сказал внук Тихон, 17- 
тн летний, стройный казаченок. 

Дедушка, Викентий Федорович Дубов, дей- 
ствительно спал стоя. Часто с ним это быва- 
ло. В церкви ,во время всеношной, он подхо- 
дил почти к самому аналою, становился с 
правой стороны, истово крестясь и кланяясь. 
Но через некоторое время он уже стоял как 
столб : руки по-швам, грудь выпячена, го- 
лова прямо, только глаза закрыты, и спит 
он, не покачнется. Все это знали и не безпо- 
ксили его. Сколько ему было лет — Бог 
знает. Голова, и борода до пояса были бе- 
•пыми, как снег. Высокий, крепкий, могучий 
старик-богатырь, действительно он был как 
настоящий столетний дуб. Ходил бодро. Ста- 
руха его умерла давно. Жил с сыном. У сы- 
на было двое детей : мальчик Тихон и.ли Ти- 
шунька и девочка Ульяна. Умерли сын и 
сноха и дети остались на попечении деда. 
Души в них не чаял старый. Скоро выдал 
внучку замуж, посваталась хорошая и бога- 
тая семья. Остались вдоем дедушка с вну- 
ком, хозяйство было небольшое, пара быков, 
корова, рабочая лошадь. Наконец и Тихона 
взяли в затья соседи за свою единственную 
дочь Аннушку. Люди они были не богатые, 
но верующие, честные. Дедушка, отдавая 
внука, всплакнул, но сказал : « Счастлив я, 



внучек, что Бог дал тебе сироте, такую жену 
и ея родителей. Живи и почитай их, как 
своих и Бог Тебя не оставит ». Сваты не ос- 
тавили дедушку : взяли к себе, у них и скон- 
чался старый вахмистр Викентий Федорович 
Дубсв, окруженный любовью близких лю- 
дей. 

У Аннушки, когда она была еще девушкой, 
была подруга Акулина, или как ее зва.пи 
сверстницы, Акулька-казак. Непоседой была 
Акулинка, веселая, живая, певунья и плясу- 
нья, шалунья и красавица писанная. Аннуш- 
ка же была как бы наоборот : не люби.ла ве- 
черинок, тихая, кроткая, всегда за работой, 
никогда без де.ла. Подруги звали ее монаш- 
кой. И вот монашка первая вышла замуж за 
красавца Тишеньку, на которого заглядыва- 
лись все девушки. Когда отец с матерью 
сватали за Аннушку Тихона, Акулина при- 
бежала к подружке, стала ее целовать и поз- 
дравлять : 

« Знаешь что, монашка, отдай мне Ти- 
шеньку, а сама ступай в монастырь ! » 

« Ну и безсовестная 5ке ты коза... » шутли- 
во ответила Аннушка. 

Скоро и Акулина вышла замуж за своего 
соседа Мишу. 

И получилось так : и Тихон и Михаил вме- 
сте окончили приходское училище, оба с 
похвальными .пистами, были они одногодки. 



— 34 



Пришло время и оба пошли на действитель- 
ную службу в один из донских казачьих 
полков. 

Остались две жалмерки — Аннушка и 
Акулина. Акулина, жалмеркой «понеслась с 
места в карьер ». Свекорь и свекровь были 
строгими : « отдавили ей хвостик ». Тогда 
Акулина ушла к своим родителям. Отец 
Акулины поучил непутевую дочь, как следу- 
ет. Но зато получил от жены : « Не нравить- 
ся это тебе, кобель ты этакий !•.. Дочка то 
наша, вся с тебя... Иш ты непутевый... Ста- 
рый ты уже и то по чужим шляешся... — 
« Кобель » проглотил эту пилюлю и сказал : 
« Пойдем ка к сватам, поговорим, как быть, 
разрешат ли ей жить у нас до' возвращения 
Михаила или отправить ее обратно к ним. 
Ведь она теперь не наша — выдали же... » 

У сватов сообща решили; оставить Аку.чк- 
ну у родителей ,а сьшу написать письмо, что 
это сделано по добровольному соглашению. 



Акулина бросилась перед ней на колени, 
схватила руки Аннушки, стала их целовать. 
Потом вскочила и выбежала из куреня. Ан- 
нушка, став перед иконой, стала молиться, 
чтобы Господь Бог вразумел непутевую по- 
другу. 



« Здорово дневала, односумка ! » 

« Слава Богу — ответила Аннушка — ты 
прежде чем поздороваться .помолилась бы 
иконам, а потом и здоровайся. Что ты штун- 
дисткой что ли стала, Акулина ? » 

« Чего Богу молиться, Он и так нас боит- 
ся ! » 

« Не кощунствуй. Бог накажет. Что ты не 
свое на себя берешь ? Не казачка, штоли ста- 
ла ? » 

Акулина молча села на стул, ломая паль- 
цы. Смотря на нее, Аннушке ее стало жал- 
ко. 

« Ты чтожь, Акулюшка, что-то тяжело те- 
бе... Правда ли что говорят против тебя ? » 

« Никому не скажу... тебе монашка, пока- 
юсь : все правда, да еще многого не знают... » 

« Остановись, вернись к свекору и свекро- 
ви. Пойди, поклонись по нашему казачьему 
обычаю : батенька, маменька простите меня. 
Ведь мужья наши скоро придут. Встречать, 
то мужа надо в своем доме, а не у своих ро- 
дителей. У них ты — чужая... » 

«Знаю — тяжело вздохнув сказала Акули- 
на — сем бед — един ответ. Плеточкой то 
снимет материнскую шкуру и скажет — на- 
живай свою... Так то, монашка... Агафон вон, 
своей ж;ене « спустил шкуру » за проделки, 
а сейчас живут душа в душу. Ты одна какая 
то, не баба, что ли ? Ну скажи тебе... » 

Аннушка не дала ей договорить : « Без- 
стыдница !... Креста на тебе нет... Да ведь 
это срам, что ты говоришь... Одумайся, од- 
носумка милая моя... Страшно мне за тебя... » 



По станичному обычаю все выходили 
встречать возвращающихся со службы 
« служивых » за станицу. Когда вдалеке по- 
казались казаки на конях, Акулина сказа.па 
Аннушке : « Страшно., .убьет... Ты — святая, 
молись за меня... » Аннушка не слышала 
свою подругу. Она уже бежала по дороге 
навстречу конным казакам, таща за рученку 
сынишку Сашеньку. Казаки, доскакав до 
Аннушки, спешились... Тихон, богатырь ка- 
зак, уже держал на руках и жену и сьша. А 
Акулинка при приближении казаков безпо- 
мошно опустилась на дорогу, прямо в пы.ль 
и протянула руки... Не рыдала, не просила, 
сама бледная, губы мертвецкие... Михаил по- 
дошел к ней... Она не встала, не подняла го- 
ловы. Он поднял ее и., .поцеловал в лоб. Это 
было настолько неожиданоо, что она еще 
больше испугалась. 

« Ну, милая, идем домой ! » — сказал Ми- 
хаил, взяв ее под руку и передав коня 
младшему братишке. Поздоровались по заве- 
денному обычаю с родителями и спокойно 
пошли домой. Только бабы были разочаро- 
ваны этой встречей. Ждали другого. « За ея 
проделки, ее, сучку, убить мало » — говори- 
ли они. А Аннушка, все забыв на свете, видя 
своего мужа и не видела встречи ея подруги 
с ея мужем. 

Дома, после обильной казачьей выпивки, 
под. утро, когда остались вдвоем, Михаил по- 
смотрев на жену, сказал : « Какая же ты 
красивая... Ей Богу, краше тебя нет... » 

Акулина горько улыбнулась, потом опу- 
стила голову. Стало тихо... « Ну бей меня ! 
— прошептала она, и повысив голос продол- 
жала — даже убей... не вскрикну, никто не 
узнает, повесь меня, записку оставлю : сама 
порешилась... » — стала на колени и опусти- 
ла голову еще ниже. 

Михаил поднял жену : « Акуля, да ты с 
ума сошла... И пальцем не трону. Все мы 
греи1ники, и ты, и я, все, дело не в этом... 
Но вот зачем сраму наделала ? Пьянство 
твое, еще так, сяк, а вот остальное, стыдно 
мне на людей глядеть, вот в чем беда !... » 

Акулина упав на пол истерически крича- 
ла : « Убей, убей меня... я подлая, Мишенка, 
хороший ты мой, убей меня... » Михаил гюд- 



— 35 



нял ее, старался успокоить, но она продол- 
гкала кричать... За дверью послышался шо- 
рох, а потом голос ея матери : >< Так тебе и 
надо, шкуре, вся — в отца... » 

Михаил открыл дверь : « Как вам мамаша 
не стыдно, помочь ей нужно скорее, дайте 
воды... » — Удивленная теща, увидав что 
дочь ея не бита, завопила : « Не воды ей, а 
плеть... Гадина !... » и скрылась. Михаил сам 
принес веды, закрыл дверь напои.л Акулину, 
она успокоилась. 

В следующее воскресенье Аннушка и Аку- 
лина были с мужьями в церкви и после мо- 
лебна в доме Аннушки выпили графинчик. 
Улучив минутку Акулина шепнула подруге : 
« Аннушка, и я счастлива... Я теперь другая, 
благодаря Мише... » 

Не было у Акулины детей. Она плакала и 
говорила : « Бог меня наказал, распутную... » 

А Аннушка через год родила еще сьша, 
кумой пригласила Акулину. Таким образом 
друзья и подруги покумились. 

Настал 1914 год. Ушли на войну и Тихон 
и Михаил. Время шло. Получали письма с 
фронта и Аннушка и Акулина. Собира.лись 
вместе, читали, вспоминали. При.пежная к 
церкви Христовой Аннушка всегда заканчи- 
вала : «А теперь помолимся о их здравии». 
И обе искренно молились. 

Раз Акулина получила письмо, а Аннушка 
— нет. Опечаленная, молилась она о спасе- 
нии раба Божьего война Тихона. Через ме- 
сяц получила Акулина еще одно письмо. Ан- 
нушка упала духом : « Господи, услыши ме- 
ня, спаси его ради наших деточек... » Непро- 
шенные слезы капали 11з глаз- В своем пись- 
ме Михаил написал : « куму Тихону писать 
некогда — дело вахмистерское... >. Сама про- 
чла эти строки Аннушка, будто бы успокои- 
лась, но усомнилась. Потом пошли другие 
слухи : казаки будто бы писали, что вах- 
мистр Тихон Иренеевич убит в рукопашной 
стычке с немцами. Акулина бегала, разузно- 
вала, « затыкала » рты людям, чтобы ея ми- 
лая Аннушка об этом не узнала, но в то ?ке 
время спешно написала своему « родному, 
любимому ангелу Мишеньке » чтобы он ей 
ссобшил бы всю правду о Тихоне. Вся ста- 
ница уж;е говорила : « Тихон убит, три креста 
имел... » И как раз, когда эти слухи нельзя 
уже было скрыть, Акулина принесла письмо 
от мужа и радостно кричала : « Аннушка, 
милая, живой мой куманек, прочитай что 
пишет Мишенька мой... ». А Мии1енька пи- 
сал : « Правду сказать — взят он в плен 
немцами. Но ты смотри, куму не испугай, 
осторожнее говори... » И как раз как Анну- 
шка дочитывала письмо в окно постучал раз- 



носчик телеграмм : « Тетенька, вам телеграм- 
ма... » Побледнила Аннушка, взяла телеграм- 
му и упала бы если не Акулина. — < Да ты 
читай, ведь от мужа же она, а ты умира- 
ешь... с Господи... » Принесли воды, напоили 
Аннушку, пришла она в себя, говорит : « Да- 
вай помолимся. Это Господь Бог услышал 
молитву сынишки Сашеньки, чистого м.па- 
денца, вот он и услышал его молитву, спас 
Тишеньку... » Помолились, распечатали те- 
леграмму : « Бежал из плена. Здоров. Целую 
детишек, тебя. Тихон ». Перед домом на ули- 
це — много народу. Все поздравляют Анну- 
шку с радостью. А через месяц пришло и 
письмо от « Тишеньки ». Как всегда поклоны 
всем родным, поцелуй детям и любимой Ан- 
нушке, а « подробности — приеду и расска- 
ясу ». 

Через месяц станичный атаман престаре- 
лый ПО.ПКОВНИК приезжал к Аннушке поз- 
дравить : муж ея произведен в офицеры. В 
ближайшее же воскресение Аннушка отслу- 
жила в церкви молебен. Церковь была пол- 
на. Полно было и в ограде. Батюшка сказал 
прочуственное слово « о рабе Божьем войне 
Тихоне, которого покрыла Божья благо- 
дать ». А атаман, выйдя из церкви двинул 
речь, в которой упомянул и деда Викентия 
Феодоровича, у которого такой достойный 
внук Тихон Иренеевич Дубов. Слово атамана 
заглушило долгое « Ура герою ! » 

В следующем году и Михаил за боевые от- 
личия тоже был произведен в офицеры. 

« Ну вот, кума, и тебя с радостью., л ска- 
зала Аннушка. 

« Ох милая не радует меня это. Лучше бы 
домой пришел живой и здоровый. Что-то у 
меня на сердце тяжело, я уж по твоему де- 
лаю, молюсь Господу Богу, а все же тяже- 
ло... » 

И всю войну ни Тихон ни Михаил не при- 
шли на побывку. Писали : « покончим с нем- 
чурой, — и домой навсегда... » 

Революция... Старики-казаки не понимали, 
что делается. Царя нет. Кто управляет — 
не известно. Появились какие то подозри- 
тельные типы, атаманов они погнали. Сотво- 
рили какие то исполкомы. Ничего казачье- 
го... Старые люди в один голос говорили « не 
к добру », а дед Александр заявил : « Анти- 
христ заявился, спасайтесь ! »..■ Появился 
Евсишкин, высланный из станицы за воров- 
ство, начались грабежи, пьянство... Собирал 
он людей... призывал... кричал... свобода... 
братство... без контрибуций... Гляде.ли на не- 
го, как на сумасшедшего. Собирались по 
домам казаки... Атаман Каледин призывал 
спасать Дон... 



— 36 — 



Рождество Христово... Святки... Ночью поя- 
вился в доме Тихон. Никто не видал. Пробыл 
две ночи с семьей и ушел с Мамантовым. 

Потом ночью же въехала во двор Акулины 
груженная повозка. Приехал Михаил, привез 
разное оружие. Все это семьи спрятала, за- 
копала... Никто не знал и не видел. 

Вот не стало Атамана Донского. Все за- 
бурлило, зашумело... « Разбой силу возьмет » 
— говорили казали, и своими глазами увида- 
ли — взял власть. Евсшикин стал во главе, к 
нему пришли такие же. Стали сгонять на 
плошадь около станичного правления, на 
митинг. Никто не пошел. Появились ее стан- 
ции с пулеметами, с красными бантами, пья- 
ные, грязные, с пулеметными лентами, а 
некоторые привесили сбоку по два-три ре- 
вольвера. Для устрашения на площади уби- 
ли трех стариков, заявив : « всем это будет. 
если не подчинитесь... » Звонил вековой 
старинный колокол. И странно, он не звонил, 
а плакал, всем тогда это показалось. Чуждая 
власть воцарилась на казачьей земле... По.яи- 
лась казачья кровь, как в старину, застона- 
ли казки... Помутился Тихий Дон Иванович... 

Не стерпели казаки — возстали, много 
крови пролилось. В числе жертв бы.п отец 
Михаила. Возстали три станицы, выбрали 
начальником отряда Михаила, пригодились 
его руясья, пулеметы, патроны. <- Думал 
сдать атаману, а пришлось самим воспользо- 
ваться » — говорил он. В отряде были и де- 
ды со внуками, и отцы с детьми и несколько 
казачек. А вооружены были чем попало, 
включительно до дубин, ору?кия не хватало. 
Ночью, под командой Михаила захватили 
станцию, оплот бандитов, как называли кра- 
сных казаки. Трофеи были большие : всякое 
оружие, обмундирование. Послали связь к 
Мамантову, он пришел с Походным Атама- 
ном П.Х. Поповым. 

Вот выбрали Атаманом П.Н. Краснова, от- 
чистили почти всю донскую землю. Вздохну- 
ли казаки. Тихон был уже назначен коман- 
диром казачьего полка. Фронт был уже у 
Царицина. Два раза он бы.п ранен, но по.лк 
не оставлял. Появился тиф, заболел им и 
Дубов. Жена с Акулиной привезли его до- 
мой. 

Но вот красные, превосходя силами, стали 
напирать. Казаки должны были отходить, 
переформироваться. На небольшой станции 
ЖД остановился штаб казачьей армии, пере- 
формирование заканчивалось. 

« А вы, доктор, чтож не поехали с полков- 
ником Дубовым ? » — спросил штабной пол- 
ковник, не казак. 

« Я еше не управился. Дня через два полу- 



чу медикаменты и айда в полк... » ответил 
доктор. 

« Их водой не разольешь, оба они казаки » 

— делая ударения на « а » после « з » сказал 
нача,льник штаба армии, тоже не казак. 

« ...И только нас разлучит сырая земля 
мать » — шутя пропел доктор — «Я смотрю, 
господа, с какой иронией вы все это говори- 
те ! Простите за откровенность, но мы тут 
люди свои, надеюсь все останется между на- 
ми, хочется мне высказаться ». 

«А ну ! Казак-философ — дружески ска- 
зал смеясь подполковник с офицерским кре- 
стиком. 

Доктор сел за стол, тряхнул курчавой го- 
ловой и начал : « Всегда было и вероятно 
всегда будет у вас своеобразный взгляд на 
казаке в. Я учил в детстве русскую историю : 
казаки произошли от беглых крестьян, от 
бандитов и другой всякой дряни. Рабочие 
называют казаков нагаечниками, буржуазия 

— грабителями. На войне, при наступлении 

— казаки впереди, при отступлении — сза- 
ди. За стол садиться — где нибудь на краю 
сажают казачков. Так это все снисходитель- 
но, уменьшительно, как бы с презрением. 
Вот в частности про Дубсва. Ценить нужно 
этого самородка- Чтобы делали без него ? 
Прежде всего казаки бы разбежались бы от 
вас, господа. А тут всегда разговорчики : « а 
бравый вахмистр Дубов ». Конечно вахмистр 
а вы господа и в вахмистры не годитесь. А 
он в это лихолетье командир полка, да еще 
какой ! Спросите нашего командующего, если 
мне не верите. Знаете ли каким уважением 
пользуется Дубов у казаков ? Когда он забо- 
лел, казаки заметались. Умный полковник, 
назначенный временно командующим пол- 
ком, написал об этом командующему. Тот по- 
размыслив, назначил временно исполняю- 
щим должность командира полка есаула Ми- 
хаила Ивановича Горбунина, друга детства 
Дубова. Но никогда Дубов не оказывал ему 
особого внимания. На службе у него все оди- 
наковы. Возмо?кно Дубов дерясит полк лич- 
ным примером : не пьет, не курит и дагке на 
счет женщин ни-ни... За малейшие шалости 
казаков и им и бабам от него достается. Ино- 
гда и плеточка прогуливается по спине озор- 
ника. Строг, НС справедлив. Не знаю, когда 
он спит : везде и всюду сам. А казаки у него 
почти все фронтовики, они за него и в огонь 
и воду пойдут. 

А женщины казачки ! За 75 верст в наше 
смутное время, на подводе со своей соседкой, 
женой есаула Горбунина, жена полк. Дубова 
приехала забрать его из больницы. Когда 
она обратилась ко мне за разрешением — я 



— 37 — 



удивился. Дубов кончался, спасти его было 
нельзя. И я разрешил. Уехали. При отсту- 
плении я решил заехать к Анне Степановне, 
жене Дубова, выразить ей свое, сочувствие 
да и поклониться его могилке. Сая^усь в по- 
возку вимсу, казаки привозят также больно- 
го тифом Горбунина. Посоветовал им оста- 
вить его в больнице, которую в это время 
эвакуировали, а сам поехал на перекладных. 
В станицу, где жил Дубов, пришлось ехать 
со стариком из этой же станицы. Спрашиваю 
его когда и где похоронили полк. Дубова ? 
Дед посмотрел на меня и говорит : « Типун 
тебе на язык ! Похоронили... ишь какое сло- 
во сказал. Да Тихон Иренеевич жив и почти 
здоров. Да ты знаешь ли его Анну Степанов- 
ну ? Сна спасла его... Ночи не спала, не от- 
ходила от него, молилась и выходила... Вся 
станица вместе с Анной Степансвно!! радова- 
лась ». 

« А тут еще горе — добавил старик — на- 
ши отходят, а тут узнали, что Михаил Ивано- 
вич Горбуний тоже заболел тифом. Акули- 
нушка, жена его, верхом на коне ускакала 
искать мужа и взять его домой... » 

Сообщенное стариком поразило меня : Ду- 
бов жив... Не чудо ли ? А гкена есаула Гор- 
бунина поскакала в полк, не зная где он... 
Пропала казачка !... Это уже наверняка... 

Вот видете, господа, Некрасов воспел жен- 
щин, которые сами поехали с мужьями в Си- 
бирь... А наши казачки? Их подвиг выше... 
Одна спасла мужа своего жертвенностью, не 
щадя свою жизнь, а другая поскакала на 
верную смерть... 

Здесь я начну философствовать. Хотя вы 
нас не признаете за русских, это я говорю 
шутя, а вроде как бы незаконнорожденным 
телом. Но у меня другое мнение. Что такое 
русскость ? Если она олицетворяет славян- 
ство, то разрешите дологкить вам, что корен- 
ные славяне — это мы, казаки. Не сме11- 
тесь, дайте доказать... По историческим из- 
следованиям колыбель славянства между 
Каспием и Черным морем. Отсюда славяне 
рассеялись по всей Европе, получив разные 
названия : поляне, древляне, кривичи и т.д. 
Славяне казаки сохранили все древне-сла- 
вянские законы и обычаи. У новогородцев 
было управление почти вполне казачье, да 
и всех славян : круг, рада, вече и т. д. Ка- 
заки пополнялись лучплими свободными по 
духу людьми. Из славян шли к казакам, как 
к себе домой, а из других народностей шли 
люди, не терпевшие рабства. Нам же гово- 
рили сознательно про казачество неправду. 
А у меня, ей Богу, доля правды есть... » — 
закончил доктор. 



« Да вы действительно философ. Прихо- 
диться поверить, что казаки только и есть 
русские, ну, а нас то куда зачислите ? » — 
смеясь сказал начальник штаба. 

Вошел командующий армией и все замол- 
чали. 



Акулина нашла му?ка. Достала подводу и 
с больным поехала по песчанной правой стс^ 
роне Дона, где по пути было два больших 
хутора. Местность была сплои1ь из песчан- 
ных бугров, ехать было трудно, но зато бе- 
зопаснее, чем левой стороной. Все это учла 
Акулина. Поздно вечером добралась до хуто- 
ра. Лошадь, что называется, стала. Дальше 
ехать некуда. Знакомые приняли радостно. 
Настала ночь. Получили известие — красные 
идут. С помощью других скрылась Акулина 
с мужем в песчанных буграх. Потом одна на 
себе, отдыхая, тащила, несла мужа дальше. 
Куда ? Сама не знала, лишь бы подальше. 
Нашли приют у старика, незаметно я^ивплего 
среди песков. Жили у него, пока Михаил 
начал кое как ходить. А потом ночью пере- 
брались на другой хутор к дальним род- 
ственникам, где пробыли до наступления ка- 
заков. Узнали, что казаки гонят красных. В 
густых камышах собрались казаки и казач- 
ки, укрывавшиеся от красных. Пришедшая 
молодая казачка рассказывала, кого убили, 
кого арестовали в станице. Из ея рассказа 
узнали, что Дубов уехал с семьей, когда от- 
ступали. Все его хозяйство разграблено. У 
Горбуниных кое что осталось. Мать Акули- 
ны дома, а отца арестовали. Красные волну- 
ются, бесяться, увозят на станцию. 

Выслушав это, подумав Горбуний сказал : 
« Завтра утром мы займем свою станицу. Ка- 
заки наши близко, у меня есть еще вести, 
мы должны им помочь. Ты, Емельян. пере- 
правься через Дон, выясни все, что надо, те- 
бя не учить, ты сам хорошо знаешь что надо, 
а когда мы переправимся доложишь мне... » 

Рано утром Горбуний с казаками перепра- 
вился через Дон. Их встретил Емельян, рас- 
сказал, что узнал. Медленно повел Михаил 
казаков к станице. На востоке стало сереть... 
Тишина... И вдруг затрещало, защелкало, за- 
кричало. Через пол часа все было кончено, 
взято одно орудие, пулеметы, винтовки, не- 
сколько пленных. От них узнали, что аресто- 
ванных погнали вместе с обозом. Горбуний 
решил их освободить. Оставив Емельяна с 
несколькими казаками в станице, сам с ос- 
тальными бросился за обозом. 

Акулина смотрела, какой дорогой ушли 



— 38 — 



казаки. Пришла домой. Ее встретила све- 
кровь, прибежала мать и все, плача и радост- 
но обнимаясь рассказывали с^ пережитом, ка- 
ким издевательствам и мучениям подверга- 
.пись оставшиеся в станице. Сама же Акули- 
на не была в ней с тех пор, как уехала 
искать мужа. Да и родные ничего про нее не 
знали. Слушая матерей, она вспомнила Ев- 
сишкина с его компанией, убийства стариков, 
все перенесенные мучения ею и другими и 
закипела в ней лютая ненависть к пришель- 
цам. 

Вдруг вдалеке она увидала всадника, ска- 
чущего к станице. 

« Посмотрите, кто-то скачет к нам... » — 
сказа,па она. 

Всадник на повороте к воротам, остановил 
коня. 

« Красный ! Акулюшка, бежим в дом... » 
закричали матери... 

« Как бы не так ! Убегать — от кого "^ Да 
он сидеть на коне не умеет. Наш кобель 
Лиска лучше сидит на заборе, чем он ». 

« Эй, вы тетки ! Где штаб начальника ? — 
крикнул конный. 

« А ? Чего ? — спросила Акулина и пошла 
к нему за ворота навстречу. 

«Что тебе... что ли уши заткнуло?» 

« Да я немного' глухая. Чего ты гово- 
ришь ? » 

Подошла вплотную. Быстро выдернула из 
под кофты руку с револьвером, выстрелив в 
него, стащила с лошади, стала душить. — 
« Ишь ты нечисть — приговаривала Акулина 
— приехал к нам на казачью землю убивать 
казаков... Мы к вам не едем, не убиваем 
вас... » Всадник был мертв. Быстро сняв с 
него шашку и револьвер, она оттащила его 
к забору и подошла к коню. При виде коня 
лицо ея смягчилось : « Ми.яый коник... губы 
в крови у тебя... у-у проклятый порезал тебе 
губы... » Вытерла рукой их. Конь почув- 
ствовав друга, поднял голову, радостно зар- 
яжал. Акулина ввела его во двор, поставила 
к яслям с сенС'М, сама побежала в дом. Из 
дома вышла мужчиной-казаком. Волосы 
спрятала в чепец материнский, туго завязав 
сверху платочек в виде шапочки. Подошла к 
коню, осмотрела седло, подтянула подпруги. 
Трудно было узнать в ней женщину, туго 
затянута поясом, шашка, револьвер, только 
красивая грудь выдавала ее. 

Вышли свекровь и мать. « Акулинушка, 
куда ты ? » 

« К Шяше ! » 

Умело села на коня и сразу пустила его 
наметом через « Часовые » курганы, где по ея 
расчету долгкны были казаки догнать обоз. 



Недалеко от хутора обоз никак не мог вы- 
ехать из балки. Красные припрягали лоша- 
дей к повозкам, заставляли арестованных их 
тащить. Волновались, злились. Убили стару- 
ху-просвирню и старика полковника, быв- 
шего станичного атамана. А когда выбрались 
наконец из балки ста.ли гнать быков в под- 
водах на рысь, усердно их били, но рыси не 
могли добиться. В это время налетели каза- 
ки. Михаил двух сбил с лошадей, бросился 
на третьего. Но раздался выстрел, выронил 
он шашку и ста.п клониться к гриве коня. 
Красный, видно бывший кавалерийст, раз- 
махнулся шашкой — снять голову Михаилу. 
Птицей налетела на него Акулина, блеснула 
в ея руках шашка и сильным ударом в го.по- 
ву она его свалила. Соскочила с коня, береж- 
но сняла Михаила : 

« Миша !... Мишенька !... Это я твоя Аку- 
люшка ! Скажи мне... О Господи... » 

Михаил застонал... « Слава Богу, жив... « 

Обоз был отбит от красных, но перестрел- 
ка продолжалась. Прихрамывая подошел 
отец Акулины. Кровь сочилась из ноги у 
него. « Воды ему надо » — сказал он. У уби- 
того Акулиной нашли флягкку с водкой, 
влили в рст Михаила. Он пришел в себя, 
открыл глаза, — Ты? Акуленька моя»...» 
Подошло несколько казаков. 

« Подымите меня, я погляжу... » — сказал 
Михаил. Два казака бережно его приподня- 
ли. Сн осмотрел кругом, сказал : « Следите... 
Скоро со станицы к ним придет помощь, 
пригстовтесь защищаться. Димитрий, раз- 
ставь всех для защиты... » 

« Дай Мишенька, я тебя перевяжу » — 
сказала Акулина. 

« А чем ? Ведь ничего нет... » 

« Да своей рубахой, я чистую надела. А 
вы, казаки отвернитесь... » Все повиновались. 
Сильною рукою рванула на себе рубаху, за- 
стегнувшись, перевязала Михаила, от этого 
ему будто бы полегчало. 

Но стало видно, что красные округкают. 
Михаил распорядился ; « Занять этот сзраг, 
это будет нац1а лучшая защита... Вот толь- 
ко пу.пеметчика у нас нет... » 

« А я — отозвалась Акулина — помнишь 
ты меня учил стрелять из пулемета, когда 
было восстание и как лозу рубить надо ? Вот 
я его и секанула, как лозу... » — указала она 
на убитого ею. 

Красные и1ли со всех сторон. Несколько 
раз бросались на казаков, но бывали отбиты. 
Тогда они стали наступать пешим строем, 
ползком. Все ближе и ближе. Пулемет все 
время работал. Вот почти совсем доползли 
до сбоза, вскочили и бросились... но не на 



— 39 — 



обоз, а бежать в разные стороны. Но было 
поздно, сзади на них налетела конница по- 
доспевшего Дубова, безпощадно уничтожая 
красных. 

« Кажется опоздали... Ах, ты Боже мой ! » 

— Грусно сказал Дубов наклонясь над Аку- 
линой, державшейся за пулемет. Она была 
вся в крови. Возле него лежал лицом вниз 
Михаил. Дубов приподнял ее. Она пришла в 
себя : « Куманек, милый... Мишу спаси... » 
Это были ея последние слова. Повисла она 
на сильных руках Дубова. 

Доктор сказал : « Скончалась... » 

На третий день в станице хоронили всех 
убитых, их было- сорок человек, среди них 

— две казачки : посфирня и Акулина. Три 
гроба были опущены в одну могилу : Миха- 
ила, Акулины и ея отца. На похоронах был 
Дубов со взводом казаков. Отдали послед- 
ний долг и воинские почести. Престарелый 
батюшка после погребения сказал слово, 
окончивши его : « Бла:жени — души свою по- 
ложившие за други своя ». 

После батюшки сказал сильную, увлека- 
тельную речь доктор, нарисовав картину 



жертвенности казаков и казачек в борьбе 
« за Край свой родимый Дон Иванович ». За- 
кончил он такими словами : « Лучшие сыны 
Тихого Дона пролили свою искупительную 
кровь за Край свой родимый. Здесь и стар и 
млад : вместе леж;ат дед, отец и внук. И как 
встарь, как во время Азовского сидения и 
жены-казачки умеют умирать вместе со сво- 
ими му:нсьями... Не умрет казачество никогда. 
Порукой тому ?кены казачьи. Ни в одном 
народе не найти такой женщины, как жен- 
шины-казачки. 

Вечная память казачкам, положившим го- 
ловы свои за казачестве, и да здраствуют ка- 
зачки, оставшиеся воспитывать молодое ка- 
зачье поколение... » 

И действительно два разных характера, 
два совершенно разных темперамента : отчи- 
щенная подвигами Акулина сама себя прине- 
сла в мсертву казачеству, тихая »се крот- 
кая Аннушка воспитывая детей и внуков 
истинными християнами казаками, которые 
в нужный момент скажут : 

« Постоим за Дон Пресвятой Богородицы! » 

И. Дорофеев 



МАРСЕЛЬЕЗА 



Моим героем, в данном случае, является 
вовсе не гимн французского народа, а сотник 
Л.-Гв. Казачьего Его Величества полка, Ни- 
колай Павлович Воронин. Должен заметить, 
что этот полк, вопреки обще-гвардейским 
правилам, комплектовался офицерами из 
всех военных училищ, начиная от Пазкей и 
кончая юнкерами из Новочеркасского каза- 
чьего училища. В отличие от Атаманцев, в 
данном полку служили, кроме природных 
донцов, так же и представители старой рос- 
сийской аристократии, как князья Трубец- 
кие, графы Орловы-Денисовы, графы Граб- 
бе, графы Канкрины, Нарышкины, герцоги 
Лейхтенбергские и князья Радзивилы. 

Таким образом, из тихого Новочеркасска 
хорунжий Воронин окунулся по уи1и в при- 
дворный блеск императорской гвардии. На- 
дев алый мундир, заломив набекрень платов- 
ский кивер и громыхая саблей, Николай Пав- 
лович покорял сердца холодных северянок 
пылом своей безудержной казачьей натуры. 

Накануне Великой войны, перепуганные 



военной мощью Германской Империи, фран- 
цузы, обратили свои взоры на верную рус- 
скую союзницу, в надеясде защитить от нем- 
цем Париж грудью русского солдата. Просве- 
щенный запад привык за последне время вы- 
езжать повсюду на широкой спине « белого 
медведя », а высоко коммерческая Англия 
нажила даже на подобном предприятии со- 
лидные капиталы, сражаясь с Наполеоном до 
последней капли крови русского мужика. 

Итак, летом 1914 года военный ф.пот пре- 
красной Франции доставил в С.-Петербург 
мастистого президента союзной республики, 
господина Пуанкарэ. Крейсера Император- 
ского флота окутались дымом и салютовали 
на рейде высокому гостю, а столичная высо- 
кообразованная интеллигенция, захлебыва- 
лась от счастья и наслаждалась звуками доро- 
гой ее сердцу марсельезы. Президента и его 
пышную свиту принимали в Зимнем Дворце 
и кормили икрой на высочайших обедах, 
офицеров французской эскадры разв.пекала 
российская гвардия, знакомя их с кулебяка- 



— 40 — 



ми и сотней всевозмож;ных водок, настоек и 
спотыкачей на обедах в полковых собраниях, 
а скромных гостей-матросов, гулявших по 
Петербургу с красными помпонами на фу- 
ражках, приняли в свои объятия столичные 
граждане и курсистки со студентами. Даже 
красавицы из « Виллы Роде » расточали бес- 
платно ласки приезясим гостям и французы 
веселились на славу, расхваливая на всех 
перекрестках таинственную « ам слав ». 

Красные помпоны ходили день и ночь тол- 
пами по улицам столицы вперемежку с рабо- 
чими и студентами под несмолкаемые звуки 
бравурной Марсельесзы. Веселью и счастью 
передовой интеллигенции не было конца. В 
один из подобных ликующих дней, сотник 
Воронин возвращался со взводом из караула. 
Позавчера он здорово проигрался в карты и, 
надвинув на глаза алую фуражку, сумрачно 
размыщлял о плачевном состоянии своих 
финансов. Французские гости мало радовали 
сердце молодого офицера. Проезжая по Ан- 
глийской Набережной, он, вдруг, услышал 
какой-то странный шум, музыку и крики. 
Из-за угла на набережную вышла толпа на- 
рода и Воронин собственными ушами ясно 
услышал мотив Марсельезы. 

« Фу, ты, дьявольщина какая, это что еще 
за революция ? » — подумал выведенный из 
раздумья сотник и, подав команду, повел в 
атаку на толпу своих лейб-казаков, разогнав 
в единый миг нагайками дружественную со- 



юзную процессию. Многие французские ма- 
тросы и русские студенты, возвращаясь в 
этот день по домам, ощущали на спинах не- 
приятное впечатление от прикосновения ка- 
зачьих нагаек. После этого случая, францу- 
зам перестал нравиться грубый « ам слав » 
и они предпочитали пить русскую воцку 
на своих кораблях, воздерживаясь от непри- 
ятных прогулок по городу. 

Разогнав « революционную » толпу, Воро- 
нин, как ни в чем не бывало, вернулся с 
победносным видом в полк и гордо до.ложил 
о случившемся своему сотенному командиру. 
Удивлению его не было границ, когда он 
увидел возмущеное лицо есаула Оприца, а 
генерал Орлов вместо ожидаемой благодар- 
ности, отправил его на трое суток под арест. 
Тотчас гке командир полка облачился в пол- 
ную парадную форму и, блистая орденами, 
отправился во дворец принести личное изви- 
нение президенту французской республики 
за столь неприятный инцидент. 

Но зато в полковом собрании по прошест- 
вии трех дней было вьшито много шампан- 
ского в честь сотника Воронина, напомнив- 
шего вторично французам после Лейпциг- 
ского сражения об удали славного Л.-Гв. Ка- 
зачьего полка. С тех пор Николай Павлович 
не мет без возмущения смотреть на матросов 
II не переносил звуков французского на- 
циональноог гимна, их Марсельезы. 

Бразилия. Святослав Голубинцев 



НА « ДОБЫЧЕ » 



Негреющее, зимнее солнце прорвало пе- 
лену низких, серых облаков и ярко озарило 
развернувшийся вдоль побережья, город, На 
фоне хмурого неба, четко выступили конту- 
ры церквей, больших зданий и россыпи жи- 
лых домов... 

Такой мне запомнилась, увиденная с палу- 
бы парохода, Евпатория в полдень 2 ноября 
1920 года... Поясню : почему мне — в те 
далекие годы кадету 3-го класса Второго 
Донского Кад. Корпуса — врезался в па- 
мять именно этот день. Ответ прост : этот 
день для меня, как и для сотен тысяч рус- 
ских людей, был днем перелома моего жиз- 
ненного пути. Начало ноября 1920 г. было 
ознаменовано во всех портах Крыма спеш- 



ной погрузкой на корабли, уходивших в пол- 
ную неизвестность, бойцов Белой Армии и 
десятков тысяч беж;енцев. 

Не была исключением и Евпатория, на 
внешнем рейде которой собралась флотилия 
разномастных судов, присланных для эваку- 
ации казачьих военных госпиталей и дон- 
ских тыловых учрегкдений. « Флагманом » — 
главным кораблем — флотилии был старый 
военный транспорт — « Добыча », приютив- 
ший, вместе с ранеными и больными каза- 
ками, кадет Второго Дон. Кад. Корпуса. 

Вскоре после того, как кадеты на рыба- 
чьих баркасах были погружены на « Добы- 
чу », два военных катера прибуксировали на 
рейд две « плавучих батареи » — барж;и во- 



— 41 



оружейные 8-мидюймовыми пушками Канэ. 
Назначение этих барж, называемых моряка- 
ми « балиндерами » (по типу дизель-моторов 
на них) была охрана эвакуации Евпатории. 
По окончании погрузки на корабли, они дол- 
жны были быть потоплены, т. к. для их ди- 
зель-моторов не было горючего, а вести их 
на буксире было нельзя, из-за слабости па- 
роходных машин и чрезмерной перегружен- 
ности пароходов. 

В трюмах « балиндеров », кроме снарядов, 
были баки питьевой воды и небольшой запас 
морских сухарей. И одного и другого на пе- 
регруженной людьми « Добыче » — не хва- 
тало. Поэтому, неудивительно', что когда 
« балиндеры » были пришвартованы к « До- 
быче », то их трюмы наполнились кадетами. 
Среди других, забрался туда и я. Мне не по- 
везло : большая часть сухарей была уже ра- 
зобрана. На мою долю пришлось только не- 
сколько разломаных сухарей, каковые я хо- 
зяйственно запихал за пазуху моего подпо- 
ясанного полушубка. Неладно было и с во- 
дой. Правда ,она была, и я вдоволь напился. 
Но набрать « про запас » воды мне было 
не во что. Я стал рыскать по трюму, в по- 
исках какой-либо посудины. В дальнем углу 
трюма, мне попались деревянные полки с 
металлическими, закрытыми крышками. Я 
потянул за одну. Сна легко снялась. Внутри 
цилиндра были « макароны » бездымного по- 
роха. Порох мне был ни к чему, а вот крыш- 
ка, емкостью в 2-3 бутылки, была ценной 
находкой. Я сразу же набрал в нее воду 
и стал по железным скобам выбираться из 
трюма. Карабкаться наверх было нелегко : 
меи1ал котелок с водой. Но вода была драго- 
ценностью, и я, бережно ее сохраняя, пере- 
ползал со скобы на скобу. Когда мне оста- 
валось одолеть еще 3-4 скобы, я увидел, что 
люк был наглухо закрыт — « задраен ». От- 
валить головой толстые доски, держась од- 
ной рукой за скобу, было невозможно : доски 
были слишком тя?келы, а я — слишком слаб. 
Я испугался. А когда я вспомнил, что « ба- 
линдеры » доля^ны быть уничтож;ены, то 
мсй испуг перерос в ужас. Ни « взлететь на 
воздух » вместе с бар?кей, ни « пойти на дно » 
с нею — мне никак не хотелось. Я заорал, 
не хуже пароходного гудка ! На мое счастье, 
закрывавший люки матрос не успел еще пе- 
ребраться на « Добычу » и услыхал мой ди- 
кий рев. Доски были отвалены. Я выскочил 
из люка и « пулей » взлетел по шторм-трапу 
— веревочной леснице — на борт « Добычи ». 
Должен сказать, что несмотря на весь мой 
испуг, котелка с водой я из рук не выпу- 
стил... 



Позднее я узнал, что когда погрузка была 
закончена и до потопления барж остались 
считанные минуты, корабельное начальство 
распорядилось задраить люки, чтобы никто 
не пострадал бы при взрыве баргк. Послан- 
ный для этого матрос не заметил меня в 
дальнем углу трюма. 

Десяток минут после моего возвращения 
на « Добычу », « балиндеры >' были отбукси- 
рованы в открытое море и там подорваны 
выстрелами с катеров. Один из них сразу 
ж;е пошел на дно, носом вниз, а другой за- 
горелся и стал медленно уходить от берегов. 

Взрывы « балиндеров » были сигналом к 
отплытию. На « Добыче » загрохотала якор- 
ная цепь, вползая в носовые крюзы. Показа- 
лись перевитые водорослями лапы якоря. За 
кормсй вырос бугор белой пены. Хриплый 
гудок. Вытянувшись в « кильватер » — в 
затылок — своему флагману, евпаторийская 
флотилия начала свой поход в Царьград... 

Предвечерний туман заслонил сперва па- 
нораму Евпатории, а потом и очертания 
крымских берегов... Море было на редкость 
для поздней осени спокойным. Мне в моем 
полушубке было тепло и я, привалившись к 
пароходной трубе, после всех пережитых 
волнений, крепко уснул. 

Второй день нашего плавания прошел в 
напрасных поисках съестного и в ожидании 
выдачи горячей пиши. Ожидание был на- 
прасным : весь наш дневной паек был огра- 
ничен небольшой кружкой пресной воды... 

К ночи заморосил мелкий — затяжной — 
дождь. Сидеть на мокрой палубе стало очень 
неприятно. Тем более, что мой полушубок 
грозил разлезтся на клочья. Плохо выде- 
ланная овчина намокнув, растянулась в по- 
чти прозрачную пленку. Мне было нужно 
хоть немного, подсушить мой кожух, да и 
самому побыть в сухом. Все трюмы были 
полностью заняты раненными и бо.пьными. 
Мечтать о ночевке в них было — бессмыс- 
ленно. Поэтому, я и мой дружок-одноклас- 
ник решили пробраться в кубрик — поме- 
щение для команды парохода. В нем ранен- 
ных не было, но зато была сплошная масса, 
тесно прижатых один к одному, сидяших 
людей (места для легкания, конечно, не бы- 
ло !). Нам повезло : под лестницей было не- 
занятое, сухое место. Мы туда юркнули. В 
кубрике было жарко и можно было наде- 
яться, что мне удастся подсушить свою ов- 
чину и поспать. Надежды, как известно, об- 
манчивы, а мои лопнули, как мыльный 
пузырь. Все дело испортил мой полушубок. 
В сухсм виде, он вел себя прилично, как и 
подобает почтенной меховой одежде. Когда 



— 42 



же он намок, его неприглядная сущность вы- 
явилась в полной мере : от него потянуло та- 
ким удушающим козлинным духом, что да- 
же мне самому становилось невтерпеж. По- 
видимому, аромат моего кожуха был нестер- 
пим не только для меня, т. к. мои со'седи 
с редким единодушием, потребовали моего 
изгнания из кубрика. Мой приятель был 
удачливее меня : у него полушубка не было 
и он был оставлен в покое. 

Волоча по мокрой палубе рукава и полы 
моего тулупа, я прослонялся до полуночи, а 
потом решил попытать счастья в другом 
трюме. Только на этот раз я был осторож- 
нее : прежде, чем спуститься в трюм, я снял 
и свернул в тугой комок мою злосчастную 
овчину. Отыскав в трюме свободное местеч- 
ко, я бросил на него мой сверток и уселся на 
нем. Конечно, моя предосторожность не 
уничтожила « духовитость » моего полушуб- 
ка, но она затруднила установление винов- 
ника запаха. Только к рассвету, моя « воен- 
ная хитрость » была обнаружена и я, под 
аккомпанимент сочной ругани, покинул на- 
сиженное место. 

В поисках сухого места, я забрел на бак — 
переднюю — носовую часть корабля, куда 
сносили умерших за ночь. Между двумя, 
принесеными для погребения в море, мерт- 
вецами, я увидал моего дружка, оставшегося 
на ночь в кубрике. В неверном свете ран- 
негс утра, отчетливо выделялась на его жел- 
том, восковом лице полоска засохшей крови, 
тянущаяся от носа к подбородку. Мы были 
очень дружны и эта неожиданная смерть 
меня ошеломила. Я снял папаху и перекре- 
стился за упокой его' души... Тут, при моей 
радости, « покойник » зашевелился. Я рас- 
толкал его и оказалось, что ему от спертого 
воздуха в кубрике стало плохо и пошсла 
кровь из носа. Он выбрался на палубу и 
устроился ночевать на баке. Под утро, рядом 
с ним положили двух умерших... 

Наступивший день отличался от предыду- 
щего увеличением наи1его пайка : нас, кроме 
питьевой воды, побаловали несколькими ло- 



жками вареного овса с легкой примесью 
мясных консервов. Полуочищенный овес 
был колючим и бесвкусным, а волокна раз- 
вареного мяса — почти неощутимыми. Но, 
все-таки, это была еда ! Мой « восставший от 
смертного сдра » дружок и я — очистили 
наш общий котелок, вьшесенный мною из 
« балиндера », до последней крупинки овса. 

После еды, жажда стала еще нестерпимее. 
Некоторые из наиболее нетерпеливых кадет 
поддались соблазну напиться морской воды. 
К счастью, таких нетерпеливых было не- 
мнсто, а последствия их поступка были 
настолько внушительны, что желающих по- 
следовать их примеру — не нашлось. 

Облазив всю « Добычу », я нашел, что са- 
мым лучшим местом для спанья будет при- 
крытая сверху брезентом, спасательная 
шлюпка. Мой приятель был такого ж;е мне- 
ния. Как только стемнело, мы с ним шмыг- 
нули под брезент и привольно вытяну.пись 
ВС всю длину. Правда, нам вскоре пришлось 
потестниться, т. к. нашлись и другие, по 
достоинству оценившие возможность спанья 
в шлюпке. Но, как говорится, « В тесноте, да 
не в обиде ! » Из шлюпки меня никто не 
выгнал... 

К полудню, на горизонте показалась неяс- 
ная, серая полоса. Берег. Турция... Под ве- 
чер, наша старушка « Добыча », а за ней и 
вся евпаторийская флотилия, медленно 
вползли в Босфор. И немного позднее вклю- 
чились в « плавучий город » выходцев из 
Крыма. Тяжело загремела якорная цепь, 
убегая из носовых клюзов в темную глубину 
« Золотого Рога ». По мачте « Добычи » мед- 
ленно поползли наверх комочки материи. 
Добрались до клотика — верхушки мачты — 
и развернулись гирляндой пестрых сигналь- 
ных флагов меж;дународного кода... Морской 
поход Евпатория — Константинополь был 
закончен. Его лучше всего определяли слова 
поднятых сигналов, « прочитанные » вслух 
кадетом-моряком : 
« Больные на борту. Терпим голод и жажду » 

М.Н. Залесский 



43 



ПОХОРОНЫ ПОСЛЕДНЕГО ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА 
ВСЕВЕЛИКОГО ВОЙСКА ДОНСКОГО Н.М. МЕЛЬНИКОВА 



11-го декрабя 1972 года, в 7 часов вечера 
в госпитале Лр^кантей близ Парижа на 9 1-ом 
году жизни скончался последний председа- 
тель правительства Всевеликого Войска Дон- 
ского Николай Михайлович Мельников. 
Ушел от нас « последний из могикан ». так 
выразился в своем надгробном слове пред- 
седатель Казачьего Союза В.М. Кузнецов. 

За несколько дней до смерти Н.М. пред- 
видел ее, и с исключительным спокойствием 
и мугкеством ож;идал печального исхода. 

Похороны были совершены утром 16-го 
декабря. В 9 часов тело умершего положено 
было в гроб в мертвецкой госпиталя в при- 
сутствии священника отца Николая Жукова, 
прочитавшего ритуальную молитву. Ввиду 
того, что супруга покойного Елизавета Ни- 
колаевна не в состоянии двигаться, председа- 
телем Казачьего Союза в согласии с адми- 
нистрацией дома для престарелых, где жил 
Н.М. решено было привести тело в церковь 
при доме, чтобы там совершить отпевание и 
чтобы дать возможность вдове проститься с 
любимым человеком, с которым в течение 
62-х лет делила она радость и горе. 

Церковь находится во дворе трех зданий 
дома. Для перемещения Елизаветы Никола- 
евны из дома в церковь вызвана была са- 
нитарная карета. В 9 часов 30 минут гроб 
при торж;ественнопечальном пении « Святый 
Боже » был внесен в церковь. Сидя на стуле 
со слезами встретила недвиж;имсе тело мужа 
Елизавета Николаевна. В церкви присут- 
ствовали администрация дома, председатель 
Казачьего Союза с супругой, двоюродный 
брат вдовы, ближ;айи1ие друзья Николая Ми- 
хайловича и пансионеры дома. 

Нельзя не отметить, что лица впервые 
увидевшие церковь были поражены ее боль- 
шими размерами и красотой иконостаса, при- 
обретенного стараниями помощницы дирек- 
тора Н.А. Недошивиной. 

Помешенный по средине церкви гроб по- 
крыт был венками из гкивых цветов, а с 
двух сторон его поставлены были венки 
крупных размеров. Надписи на венках бы.пи 
на французском языке : от супруги, от Ка- 
зачьего Союза во Франции, от друзей и Об- 
щеказачьей Станицы в Нью Иорке, от Каза- 
чьего Союза в Германии, от дирекции дома 
и пансионеров. Величиной, красотой цветов и 
сочитаннием их отличались два венка-; от 
Казачьего Союза во Франции и от Общека- 
зачьей Станицы в Нью Иорке с надписями 
на го.лубых лентах. 



Прекрасно пел смешанный хор, состоящий 
из пансионеров. Не глядя на певцов, можно 
подумать, что они молоды; в их чистых голо- 
сах не замечалось ничего, что напоминало- 
бы их возраст. 

По совершении отпевания похоронная про- 
цессия двинулась на русское кладбище, от- 
стоящее больше, чем в 30 километрах. 

При входе в кладбище она встречена бы.ла 
кладбищенским священником и многочис- 
ленными друзьями и почитателями покойно- 
го. Среди присутствовавших были две ка- 
зачки, приехавшие в Париж: к родственни- 
кам с Дона. Следуя за катафалком, процес- 
сия медленно, с пением « Святый Боже » на- 
правилась к казачьему участку. Два свя- 
щенника, прибывший отец Николай Жуков 
и местный отец Александр Ергин, совершили 
отпевание перед спуском гроба в склеп. Вме- 
сто с ними пела донская казачка, участница 
Степного похода, К. Г. Чернобровкина. По 
совершении отпевания при открытой могиле 
председатель Казачьего Союза В.М. Кузне- 
цов сказал слово, отметив основные этапы 
жизни покойного. Спокойный тон, з'верен- 
нссть в произносимых фразах, последова- 
тельность в изложении, искренность и про- 
никновенность оратора поглотили внимание 
слушателей. Чувствовалось, что каждое про- 
изнесенное слово проникает в глубь души. 
Надгробная речь произвела сильнее впечат- 
ление на присутствовавших. После спуска 
гроба в склеп председатель Каз. Союза по- 
сыпал его землею, привезенной с Дона со 
словами ; « последний дар Дона Вам, доро- 
гой Николай Михайлович, вот зта горсть 
земли, взятой в донских степях ». 

Вот текст слова, сказанного В.М. Кузнецо- 
вым ; 

« Мы хороним сегодня последнего из мо- 
гикан. 

Здесь при открытой могиле бросим бег.пый 
взгляд на 90-.петнюю жизнь покойного. 

Николай Михайлович Мельников, казак 
Трех-Остравянской станицы Донского Вой- 
ска, родился в станице Качалинской в 1882- 
ом году. Высшее образование он получил на 
юридическом факультете Московского уни- 
верситета, которое пополнено было пребыва- 
нием в 1905-6 годах в высшей школе соци- 
альных наук в Париже и слушанием курсах 
кооперативных инструкторов Народного уни- 
верситета в Москве. По окончании образова- 
ния ему предложено было остаться при Мос- 
ковском университете с целью подготовки 



— 44 — 



к профессорской карьере. Николай Михай- 
лович отклонил предложение, его влекла ра- 
бота в непосредственном контакте с народ- 
ной массой. Он уехал туда, где родился и 
где провел юные годы — к себе на Тихий 
Дон. Там он не ограничился службой по юри- 
дической специальности, но и с пылкой энер- 
гией отдался общественной работе. Высокая 
культура и выдающиеся способности быстро 
продвинули его вверх по служебной лестни- 
це, а общественная работа создала ему широ- 
кую популярность. 

Происходит революция 1917-го' года. Дон 
восстанавливает свое местное самоуправле- 
ние, отнятое у него 200 лет назад. Атаманом 
Донского Войска избирается прославленный 
генерал Каледин. Донское Войско становится 
островом со здоровым воздухом в обширном 
море Российского Государства, отравленном 
пагубными бациллами коммунистической 
пропаганды. Н.М. Мельников с первых дней 
революции появляется на авансцене полити- 
ческой жизни родного края- Он остается на 
ней до конца борьбы с большевиками, зани- 
мая долнсности первостепенной важности 
вплоть до поста председателя Правительства 
Юга России при генерале Деникине. 

По оставлении России он продолжает свою 
политическую работу, занимая пост предсе- 



дателя Донского правительства при Атамане 
Богаевском. Со смертью последнего Донского 
Атамана кончается активная политическая 
деятельность Николая Михайловича. Отсут- 
ствие средств к жизни заставляет его перей- 
ти на положение рабочего. 

Годы идут, стареет Николай Михайлович, 
слабеют его силы. Старость вынуждает его 
вместе с супругой Елизаветой Николаевной 
итти в дом отдыха для престарелых в Кор- 
мей ан Паризи. Попав в приют, он не пре- 
дался банальной жизни пансионера, а при- 
ступил к писанию книг исторического харак- 
тера. Им написаны : « Ермак Тимофеевич — 
Князь Сибирский », монография « Митрофан 
Петрович Богаевский » и « А.М. Каледин — 
герою Луцкого прорыва и Донской Атаман ». 
Последняя книга имела наилучшие отзывы в 
русской заграничной печати. Жестокая 
смерть прэрвала его работу над книгой о 
генерале Краснове. 

В этом кратком слове отмечены были не- 
которые вехи длинного ж;изненного пути, 
прейденного Николаем Михайловичем Мель- 
никовым. Жизнь его не была праздной. Она 
посвящена была слугкению родному краю с 
глубокор! верор! в то, что служ;а Батюшке 
Тихому Дону, он служ;ит матери России ». 

П. А. Селиверстов 



Н.М. МЕЛЬНИКОВ 



11-го декабря 1972 года в госпитале Ар- 
жантей,, пригороде Парижа, скончался по- 
следний Председатель Правительства Всеве- 
ликого Войска Донского Николай Михайло- 
вич Мельников. Он был конечным звеном 
донской цепи общественных и политических 
деятелей периода вооругкенной борьбы про- 
тив большевиков, возмо^кно, что последний 
из плеяды общерусских деятелей этого вре- 
мени. Ушел от нас «последний из могикан». 

Н.М. Мельников, казак Трех-Остравянской 
станицы, родился в Качалинской станице 
2-го Донского округа 23-го сентября 1882 
года в богатой казачьей семье. Отец его — 
Михаил Петрович занимался виноделием, 
производя, главным образом, « выморозки » 
из Цымлянского вина, доставлявшегося в 
Качалинскую станицу в больших бочках по 
зимнему пути на собственных лошадях. Лю- 
бил маленький Коля, укутанный в бараний 



тулуп, сопровождать отца в этих поездках. 
Помимо этого дела Михаил Петрович имел 
земскую почтовую станцию, славившуюся 
в чиновном мире своими тройками. Мать 
Николая Михайловича А. И. Григорьева была 
казачка Иловлинской станицы того-же 2-го 
Донского округа. Четыре брата ее имели 
высшее образование и работали на казачьей 
ниве : трое у себя на Дону, а четвертый в 
Оренбургском Войске. 

Детство, юность и зрелые годы Николай 
Михайлович провел в казачьей народной 
толще. Любил он народ и всегда стремился 
быть в тесной связи с ним. Мальчиком он 
отдавался играм со станичными ребятами, 
которые отличались озорством. Вместе с ни- 
ми он совершал походы в целинную степь 
табунного « отвода » за лазоревыми цветами, 
пестревшим11 на зеленом ковре донской сте- 
пи. 



45 



Подросши любил он со своими сверстни- 
ками развлекаться в разлив Дона плаваньем 
на лодке по затопленому лугу шириною в 
семь верст, отделявшему Качалинск^'Ю ста- 
ницу от Трех-Остравянской. Совершали <' мо- 
реплаватели » « рейсы » по « Соловьевско- 
му », по « Острову » и по « Старому Город- 
ку », где после спада воды заметны были 
следы Разинсксто городка Рыгина. Ребячья 
ватага ходила за вербовыми « китушками », 
за тополевыми « сережками », в луг — за 
«купырями» и «чаканом», в озера — за 
раками, на бахчи — за дынями и арбузами. 
Добывание последних плодов связано было с 
риском, так, как бахчи охранялись сторожем. 

Качалинцы гордились тем, что их станица 
была родине^! Ермака Тимофеевича. Около 
нее Дон близко подходит к Волге и про- 
странство меясду этими реками называется 
« Волго-Донской Переволокой ». Предки на- 
ши для походов по Во.лге по ней перетаски- 
вали свей челны. Будучи школьником Нико- 
лай Михайлович под руководством учителей 
совершал зкскурсии на Переволоку. По рас- 
сказам их когда то друнсина князя Игоря 
перетаскивала волоком свои лодки, а в 1569 
году Кафский паша Касим с 17.000 турок и 
Крымский хан Девлет Гирей с 50.000 татар 
по приказу Турецкого султана Селима Вто- 
рого пытались прорыть Волго-Донской ка- 
нал от Качалинской станицы до теперешнего 
Волгограда. Дожди, размывая берега неза- 
конченного, полузасыпанного от времени 
канала, обнагкали 11ногда турецкие монеты, 
которые попадали в руки некоторых счаст- 
ливцев — экскурсантов. 

Начальное образование Н.М. Мельников 
получил в Качалинской станичной школе, 
после которого поступил в Александровскую 
гимназию в Царицыне. Будучи гимназистом, 
а потом студентом, он проводил каникулы в 
родной станице, встречаясь с друзьями дет- 
ства. Там вместе с народными учителями и 
кооператорами организовывал он любитель- 
ские спектакли с благотворительной целью- 
Культурная работа объединяла молодежь. В 
зрелом возрасте бывшие школьные товари- 
ши вспоминали развлечения их детских и 
юношеских лет. 

По окончании гимназии Николай Михай- 
лович поступил на юридический факультет 
Императорского Московского Университета. 
Во время его подготовки к государственным 
экзаменам в 1905-1906 учебном году универ- 
ситет был закрыт на неопределенное время 
в связи с вспыхнувшей революцией. Нико- 
лай Михайлович уехал в Париж, где посту- 
пил в высшую русскую школу социальных 



наук, которая открыта была профессором 
Сорбонны Лягарделем в сотрудничестве с 
писателем А.М. Амфитеатровым и поэтом 
К. Д. Бальмонтом. В Паригке он снискал ува- 
ж;ение своих коллег, избравших его в совет 
старост. Прослушав шестимесячный курс в 
школе, Николай Михайлович вернулся в Мо- 
скву, где к этому времени возобновились за- 
нятия. Там он выдержал государственные 
экзамены в Государственной Комиссии при 
Московском Университете с дипломом 1-ой 
степени. В период пребывания в Москве он 
окончил вдобавок специальные кооператив- 
ные курсы при Московском Народном Уни- 
верситете имени Шанявского, что потом при- 
несло ему большую пользу в его обществен- 
ной работе. 

Получив широкое образование Н.М. Мель- 
ников вернулся к себе на Дон, где начал 
судебную каррьеру при Новочеркасском 
Окружном Суде, прерванную отбыванием 
воинской повинности. Он зачис.пен бы.п воль- 
ноопределяющимся с правами по образова- 
нию первого разряда во 2-ой Донской Каза- 
чий генерала Сысоева полк, расквартирован- 
ный по городам Сувалской губернии. Сотня, 
в которую попал Николай Михайлович сто- 
яла в городе Владиславове, около Верясбо.по- 
во, командовал ею есаул А. Д. Антонов. Ко- 
мандир отнесся к вольноопределяющемуся 
благосклонно, он поручил ему в свободное от 
занятий время устраивать для казаков чте- 
ния, читались главным образом рассказы и 
повести Гоголя. Это освегкало монотонную 
казарменную атмосферу, разнообразило 
жизнь казаков, оторванных от родных оча- 
гов. У Н.М. Мельникова создались прекрас- 
ные отношения не только с начальниками, 
но и с казаками. На военной службе он не 
порывал со своею специальностью, преда- 
ваясь в свободное время научной работе, на- 
чатой в Москве в « кружке криминалистов ». 
Срок военной слуясбы полностью он не от- 
был из-за воспаления легких, получив пол- 
ную отставку. 

Прибыв на Дон, он возвратился к своей 
специальности, по которой быстро продви- 
нулся вперед. В 1908-ом году он избран был 
на пост Участкового Мирового Судьи Митя- 
кинского участка в Донецком округе, а че- 
рез два года переехал в хутор Калач 2-го 
Донского округа на пост того-же ранга. В 
участок этот входили станицы Пятиизбян- 
ская, Голубинская и несколько волостей. 
Приведя в порядок запущенные дела вверен- 
ного ему участка, он, с согласия съезда ми- 
ровых судей, переехал в родную Качалин- 
скую станицу. При этом съезд постановил 



— 46 — 



представить в Министерство Юстиции хода- 
тайство о награждении Николая Михайлови- 
ча орденом Святой Анны 2-ой степени, ми- 
нуя ряд предшествующих орденов. Там, в 
Качалинской станице в 1910-ом году он же- 
нился на дочери Мирового Судьи, казака 
Кепинской станицы Усть-Медведицкого ок- 
руга. Когда Мировой Судья 3-го' участка А. 
П. Савватеев был избран членом Государст- 
венной Думы, Съезд Мировых Судей предло- 
жил Николаю Михайловичу перейти в окру- 
жную станицу, избрав его одновременно Не- 
пременным Членом и Председателем Съезда 
Мировых Судей и сосредоточив в его веде- 
нии три судебных функции. 

Энергичная натура Николая Михайлови- 
ча не могла удовлетвориться одною деятель- 
ностью по судейской специальности, она по- 
буждала его к общественной работе. Он был 
председателем Окружного отдела Донского 
Областного Общества взаимопомощи служа- 
щих в учреждениях Войска Донского, пред- 
седателем Комитета имени Александра 2-го 
помощи бедным учащимся округа, председа- 
телем Наблюдательного Совета Союза Кре- 
дитных и Ссудо-сберегательных Товари- 
ществ 2-го Донского округа, имевшего свею 
типографию, газету и кожевенный завод. Как 
председатель Совета Союза Кредитных и 
Ссудо-сберегательных Товариществ округа 
он был членом Комиссии по Союзному Стро- 
ительству при Московском Народном Коопе- 
ративном Банке, содействовавшей организа- 
ции кредитных союзов по всей России. В са- 
мой станице Ниясне-Чирской Николай Ми- 
хайлович избран был попечителем Кредит- 
ного Товарищества, а так-ж;е председателем 
Народного Дома и правления Публичной Би- 
блиотеки-читальни. 

Наступил 1917 год, принесший революцию. 
Волна ее прокатилась по необьятному про- 
странству Российского государства и дости- 
гла степей Дона. Казаки приняли револю- 
цию, но смотрели на нее другими глазами, 
чем огромная масса русского народа. Они не 
хотели признать за ней права на исключи- 
тельно разрушительные действия, стараясь 
придать ей созидательное начало. Видя, что 
Дон рискует быть захлеснутым революцион- 
ной волной, донцы в апреле 1917 года соз- 
вали Донской Казачий Съезд, который по- 
становил созвать 27 мая Войсковой Круг. 
Дон восстановил у себя былой порядок пра- 
вления, нарушенный царем Петром Первым. 

В станице Нижне-Чирской в то время соз- 
дался Исполнительный Комитет всех обще- 
ственных организаций округа, председателем 
которого был избран Н.М. Мельников. Вре- 



менное правительство, возглавлявшееся вна- 
чале князем Г.Е. Львовым, назначило Дон- 
ским Областным Комиссаром Правительства 
члена Государственной Думы донского каза- 
ка М.С. Воронксва. Последний потом обра- 
тился к совещанию депутатов Войскового 
Круга по Второму Донскому округу с прось- 
бой сообщить ему, кого округ хстел-бы ви- 
деть на посту Окружного Комиссара прави- 
тельства, окружное совещание назвало Н.М. 
Мельникова и он назначен был на этот пост 
князем Львовым. Широкие полномочия ко- 
миссара, авторитет председателя Исполни- 
тельного Комитета Общественных Организа- 
ций округа, согласованность действий его с 
работой выборного Окру?кного Атамана вой- 
скового старшины А. И. Жданова и команди- 
ра 6-го Донского запасного полка войскового 
старшины Самсонова помогли Нижне-Чир- 
ской станице преодолеть трудности момента 
и сдержать яростную прсбольшевитскую 
агитацию крайне левых. 

Создавшаяся новая обстановка выдвигает 
Н.М. Мельникова на политическую авансце- 
ну краевого масштаба. Он выбирается деле- 
гатом от Нижне-Чирской станицы на Донской 
Казачий Съезд, а Съезд предоставляет ему 
пост товарища председателя и председателя 
Комиссии по созданию Нового Положения об 
Управлении Войска Донского. Войсковой 
Круг майского созыва, избравший Атаманом 
генерала Каледина, также вверяет Николаю 
Михайловичу пост товарища председателя и 
докладчика выработанного Комиссией « Но- 
вого Положения », единогласно принятого' 
кругом. В июле 1917 года созывается Малый 
Войсковой Круг, на котором председатель- 
ское место предоставляется Н.М. Мельни- 
кову. 

В августе того- же года Войсковой Атаман 
и Донское Войсковое Правительство коман- 
дируют Николая Михайловича, вместе с дву- 
мя другими членами Круга, представлять 
Донское Войско на Московском Государст- 
венном Совещании. Сьехавшхтеся представи- 
тели двенадцати казачьих Войск принима- 
ются за совместную работу. На Н.М. Мельни- 
кова возлагается задание создать проект об- 
щей части декларации казачьих Войск. Он 
с успехом справляется с ним, проект едино- 
гласно принимается двенадцатью казачьими 
Войсками. 

Декларация прочитана была Атаманом Ка- 
лединым на общем собрании Государствен- 
ного Совещания. Она была призывным зво- 
ном, прозвучавшим по всей России, обра- 
щенным к живым силам страны. В ней 
указывалось на грозящую опасность и на 



— 47 — 



путь, ведущий к спасению родины. Умерен- 
нодемократическая часть печати с восторгом 
отозвалась о ней, подробно описывая высту- 
пление Атамана Каледина. Декларация по- 
дала надеясду здравомыслящим людям, но 
вооружила против Атамана и казачества ре- 
волюционных воясдей, одержимых стремле- 
нием к углублению революции. 



были тем, что ка пост главы их края по вос- 
становленному древнеказачьему обычаю, 
свободными голосами избрали они природно- 
го казака, прославленного генерала русской 
армии. Недолго длилась радость, она омра- 
чилась в сентябре обвинением в государст- 
венной измене, брошенным председателем 
русского правительства А. Ф. Керенским 




Николай ]8!д«^!ямв11айаш- Мельников 



При выборах во Всероссийское Учреди- 
тельное Собрание Н.М. Мельников, вместе 
с восемью другими представителями Войска 
во главе с Атаманом Калединым и М.П. Бо- 
гаевским, был избран от казачьего и неказа- 
чьего населения Дона депутатом разогнан- 
ного большевиками высшего представитель- 
ного органа. 

С избранием атаманом генерала Каледина 
начался на Дону калединский период. Радо- 
стен был он для казаков вначале, горды они 



Атаману Каледину и готовностью послать на 
подавление несуществующего на Дону мяте- 
жа силы двух военных округов. Тяжел был 
упрек Атаману — русскому патриоту, вели- 
ка была обида казаков, нанесенная клевет- 
ническим обвинением их избранник. 

Товарищ Войскового Атамана М.П. Бога- 
евский поднимает « сполох » по Дону и созы- 
вает Войсковой Круг. Круг избирает предсе- 
дателем Н.М. Мельникова, отправляет рез- 
кий протест Временному Правительству, за- 



48 



являя, что народного избранника судить мо- 
жет только полноправный представительный 
орган, избравший его. Войсковой Круг по 
древнему казачьему праву обьявляет себя 
высшим судом Донского Войска и предлагает 
Временому Правительству прислать на Круг 
представителей Правительства. Правительст- 
во командирует министра труда Скобелева. 
Помимо министра прибывают на Круг де.пе- 
гаты революционных организаций. Н. М. 
Мельников шлет от себя Временному Прави- 
телству протест, как от Правительственного 
Комиссара, и слагает с себя полномочия та- 
кового. 

Пишущий эти строки, будучи молодым 
студентом Донского Политехнического Ин- 
ститута, присутствовал на этой сессии Круга 
в качестве зрителя. 

Необходимо отметить умелое руководство 
Кругом Н.М. Мельникова в столь напряжен- 
ный момент, когда сталкнулись два враждеб- 
ных лагеря : один представителей революпи- 
онной демократии, стремившийся во чтобы- 
то ни стало обвинить Атамана, подозревая 
его в контрреволюционных замыслах, — 
другой — оскорбленных казачьих депутатов, 
беспредельно веривших своему избраннику 
и убежденных в невиновности его. Со сто- 
роны казаков были резкие и насмешливые 
выпады. В числе ораторов не лишне отме- 
тить полковника Чернецова, бывшего в то 
время в чине есаула. Свою речь с резкой 
критикой Временного Правительства он за- 
кончил словами : « Временное Правительство 
предстало пред нами во всей своей бездарной 
наготе ». 

Помнится мне выступление депутата Ста- 
рочеркасской станицы, пожилого казака. Он 
рассказал как на подводы, ехавшие ночью на 
базар с « яблочками »( помидорами) напала 
разведка запасного полка, стоявшего в Ро- 
стове. Увидев в темноте подводы разведчики, 
будучи уверены в захвате обоза « мятежни- 
ков », победоносно закричали:» вот обоз их! » 
Тот-же оратор после нескольких дней сес- 
сии, видя Атамана, сложившего с себя пол- 
номочия, сидящего в глубине эстрады театра, 
на которой находился президиум, выступи.л 
со словами : « приехали к нам депутаты, де- 
легаты от комитетов, советов, выступают они 
с речами, а Атаман наш сидит в стороне и 
не принимает никакого участия. Время нам 
сказать Атаману : Атаман, бери пернач, са- 
дись за стол и начинай с нами думу думати ». 
Громом аплодисментов и криками « ура » от- 
ветили на эти слова вставшие депутаты 
Круга. Из глубины сцены твердым шагом 
медленно выступил на край сцены Атаман и 



спокойно сказал : « господа члены Круга, су- 
дите с холодной голевой ». 

На одном из заседаний Круг взволнова.лся, 
послышались выкрики в разных местах за- 
лы: « Голубов ! Голубов ! Голубов !... » В.М. 
Мельников обратился со словами : « Войско- 
вой старшина Голубов, Ваше присутствие 
нервирует Круг, прошу Вас покинуть за.лу 
заседаний ». Здесь я впервые увидел Голубо- 
ва, с которым потом пришлось встретиться 
при других обстоятельствах. Он, выходя из 
залы, повернулся в сторону Круга и подня- 
тым кулаком погрозил депутатам. Разсмо- 
трев дело в открытом судебном заседании, 
Войсковой Круг всеми голосами депутатов, 
кроме голоса хорунясего Автономова, став- 
шего впоследствии одним из советских глав- 
коверхов, оправдал Атамана. Председате.яь 
Круга Н.М. Мельников, обьявив приговор, 
прочитал генералу Каледину приказ Вох'юка 
Донского немедленно вступить в исполнение 
прерванных атаманских обязанностей. Одно- 
временно Атаману запрещалось оставлять 
пределы Дона. Последнее решение принято 
было с целью воспрепятствовать Атаману 
ехать в Могилев для дачи показаний Следст- 
венной Комиссии по делу генерала Корни.по- 
ва, как требовало от него Временное Прави- 
тельство. 

В декабре 1917 года был создано Объеди- 
ненное (« Паритетное ») Донское Правитель- 
ство, членом которого был избран Войско- 
вым Войсковым Кругом декабрьской сессии 
Н.М. Мельников. Вновь созданное прави- 
тельство вверило Николаю Михайловичу 
пост товарища председателя. Войсковой 
Круг избрал его так-же представителем в 
Предпарламенте, от чего он отказался и за- 
менен был Б.Н. Улановым. 

После смерти Атамана Каледина вынуж- 
денньп"! скрываться Николай Михайлович 
возвратился на Дон в атаманство генерала 
Краснова, которому передал 40.000 руб.лей, 
врученных ему Атаманом Калединым в день 
своей смерти. В период пребывания на посту 
Атамана генерала Краснова Николай Михай- 
лович стоял в стороне от политической дея- 
тельности, и работая вновь по судебной спе- 
циальности в качестве члена Новочеркасской 
Судебной Палаты. Время от времени он при- 
глашался в комиссии Войскового Круга в 
качестве советника. 

В феврале 1919 года на пост Войскового 
Атамана избран был генерал А. П. Богаев- 
ский. Он обратился к президиуму Войсково- 
го Круга с просьбой указать, кого он предпо- 
чел-бы видеть на посту председателя Вой- 
скового Правительства. Президиум выставил 



— 49 — 



первым кандидатом Н.М. Мельникова, а вто- 
рым ген. П.Х. Попова. Н.М. снял свою кан- 
дидатуру в пользу главы Степного Похода. 

Когда Войсковой Круг, на основании со- 
общений, поступивших с фронта, принял 
решение назначить ревизию деятельности 
интендантства и отдела продовольствия (ми- 
нистерства продовольствия) Войскового Пра- 
вительства, была создана следственная ко- 
миссия, председателю которой Войсковым 
Кругом и Войсковым Атаманом были предо- 
ставлены чрезвычайные полномочия по пла- 
ну прежних сенаторских ревизий сенатора 
Гарина. Обер-Прокурор Донского Сената, на- 
значенный на пост председателя комиссии, 
вскоре столкнулся с неудобствами вслед- 
ствие неизбежности в ходе ревизии принятия 
больших мер (обыска, ареста и проч.) в от- 
ношении лиц занимающих высокие посты. 
Не будучи казаком, И. И. Поповский наста- 
ивал перед Управляющим Отделом Юсти- 
ции, что « лучше будет », если ревизию воз- 
главит Донской казак. Этот ответственный 
пост вверен был Н.В. Мельникову. Тяжелое 
положение на фронте и назначение в нача- 
ле декабря 1919 года по совету Войскового 
Круга Н.М. председателем Донского Войско- 
вого Правительства помешали довести дело 
до конца. Однако по настоянию Войскового 
Круга Николай Михайлович сделал частич- 
ный доклад о ходе ревизии, произведший ог- 
ромное впечатление. На другой день все га- 
зеты Юговостока России напечатали доклад, 
а на следующий день Управляющий Отде- 
лом Продовольствия ген. Я-ий подал Атама- 
ну прошение об отставке, а ген. Деникин ис- 
ключил провинившегося бывшего министра 
из списков офицеров Генерального Штаба. 

В тяжелый момент на фронте и в тылу, 
когда генерал Деникин ликвидировал « Осо- 
бое Совещание », а казаки созвали в Екате- 
ринодаре Верховный Круг Дона, Кубани и 
Терека, сбъединивший три Казачьих Войска, 
между Главнокомандующим и вновь созван- 
ным казачьим выси1им органом состоялось 
соглашение об образовании Правительства 
Юга России. Председатель правительства по 
соглашению должен был назначаться Г.пав- 
нокомандующим из кандидатов, выбранных 
Верховным Кругом. В феврале 1920-го года 
из трех представленных кандидатов Главно- 
командующий остановился на Н.М. Мельни- 
кове, который образовал Южно-Русское 
Правительство. Вследствие крушения фрон- 
та Правительство Юга России переехав в 
Крым, прекратило свое существование одно- 
временно со сложением генералом Деники- 
ным полномочий Главнокомандующего. 



В конце марта 1920 года Николай Михай- 
лович выехал в Константинополь и временно 
поселился на Принцевых островах Мрамор- 
ного моря. Там временное правление Русско- 
го Общества Пароходства и Торговли, во 
главе которого были проф. А. А. Копылов, 
М.М. Федоров, адмирал Зеленецкий и дирек- 
тор « РОПИТА » адмирал Канин, пригласило 
его на должность секретаря правления. 
Вскоре после этого Н.М. Мельниковым по.пу- 
чено было из Крыма от Атамана А. П. Бога- 
евского предложение быть его представите- 
лем в Константинополе и принять на себя 
охрану и составление подробного списка 
предметов Донского Музея, перевезенного в 
Турцию. Николай Михайлович принял пре- 
дложение Атамана, отказавшись от поста се- 
кретаря «РОПИТА». 

Помимо этого Донское Войсковое Прави- 
тельство, находившееся в Крыму, поручило 
ему произвести ревизию « Донских Закупоч- 
ных Бюро » за границей. Создав комиссию, 
утверж;денную правительством, для описи 
предметов музея, Николай Михайлович за- 
нялся ревизией. Установив в процессе реви- 
зии необходимость распространить ее на де- 
ятельность Министра Торговли и Промы- 
шленности, которому подчинялись Закупоч- 
ные Бюро, он послал представление в этом 
смысле в Крым. Министр в то время нахо- 
дился в Константинополе. Правительство ут- 
вердило представление, но министр Торгов.пи 
и Промышленности инженер Васильев за- 
протестовал, считая свою должность выше 
положения Представителя Атамана- Заявив, 
что представит отчет непосредственно Кругу, 
и забрав все книги, он уехал в Крым. 

После крушения Крымской кампании и 
переезда казачьих правительств в Турцию в 
Константинополе создан был Объединенный 
Совет Дона, Кубани и Терека, который на- 
значил Н.М. Мельникова своим представите- 
лем в Югославии. Одновременно глава Дон- 
ского Войска возложил на него функции 
представителя Донского Атамана и миссию 
урегулировать положение Донского Мариин- 
скогс Института. Помимо забот о Донском 
Мариинском Институте ему вменялось в обя- 
занность создать Донской Кадетский Корпус, 
расыпавшийся отчасти во время эвакуации 
из Новороссийска и из Крыма и окончатель- 
но переставший существовать в Египте по 
прекращении помощи английского прави- 
тельства. Со свойственной ему пылкостью и 
упорством взялся Николай Михайлович за 
исполнение своих обязанностей. Он нашел 
отзывчивость в Государственной Комиссии 
Королевства С.Х.С., но встретил сопротивле- 



50 



ние со стороны уполномоченного правитель- 
ства генерала Врангеля С.Н. Палеолога- Этот 
последний, стремясь создать русские учеб- 
ные заведения на средства Королевства Сер- 
бов, Хорватов и Словенцев, хотел, чтобы вла- 
сти королевства не имели права контроля над 
ними, с чем не могла согласиться Государ- 
ственная Комиссия Королевства С.Х.С. Ни- 
колай Михайлович, опираясь на согласие 
Атамана, при поддержке членов Дер?кавной 
Комиссии в лице бывшего Московского Го- 
родского Головы М.В. Челнокова и проф. 
Плетнева добился признания Королевским 
Правительством всех прав на существование 
и на содержание на югославские средства не 
только Донского Мариинского Института и 
Донского Кадетского Корпуса, но и всех 
общерусских учебных заведений в Югосла- 
вии. Достиясение это дало возмоясность мно- 
гим русским детям получить среднее образо- 
вание. До сих пор лица, получившие образо- 
вание благодаря заступничеству Николая 
Михайловича, с благодарностью вспоминают 
о нем. Недовольными остались С.Н. Палео- 
лог и его окружение. На Николая Михайло- 
вича был сделан генералу Врангелю клевет- 
нический рапорт с обвинением его в само- 
стийности. Произошел обмен писем по этому 
поводу между ген. Врангелем и Атаманом 
Богаевским. Последний опроверг ложные 
сведения о Николае Михайловиче. Донос сде- 
лан был ген. Комиссаровым, бывшим в то 
время главой контр-разведки в Сербии, пе- 
решедшим потом на слу?кбу правительства 
СССР. (Подробный отчет о работе Николая 
Мих. Мельникова изложен был в газете 
« Новое Русское Слово » от 4 февраля 1971 
года в статье, озаглавленной « Еще о Н.М. 
Мельникове » за подписью Н. Воробьева). По 
переезде в 1922-ом году Донского Атамана из 
Болгарии в Югославию Н.М. Мельников на- 
значен был им председателем зарубежного 
Донского Правительства и в качестве тако- 
вого стал членом Объединенного Совета До- 
на, Кубани и Терека. 

Прошло три года с момента оставления 
родной земли, грезы многих эмигрантов о 
возвращении на родину при каких-то чудес- 
ных обстоятельствах разбивались временем. 
Все бо.льше и больше стали думать они о 
прочном устройстве на чужбине, об улучше- 
нии своей бегкенской обездоленной жизни. 
Нужно отметить, что Атаман Богаевский ни- 
когда не тешил себя иллюзорными надежда- 
ми, не обманывал он ими и казаков. Русская 
эмиграция, скопившаяся на Балканах, потя- 
нулась в более культурные и более промы- 
шленные страны — туда, где лучше опла- 



чивается труд, в частности во Францию, 
нуждавшуюся в рабочей силе. Начали стре- 
миться туда и казаки. Чтобы помочь им в 
переселении, переехали в Париж в конце 
1923 года Донская часть Объединенного Со- 
вета Дона, Кубани и Терека, Донской Атаман 
и председатель правительства- Воинские 
формирования в это время перестали суще- 
ствовать. У Николая Михайловича явилась 
мысль заменить их свободной от воинской 
дисциплины организацией казаков. При мо- 
ральной поддергкке Войсковых Атаманов А. 
П. Богаевского, В. Г. Науменко и Г. А. Вдовен- 
ко, давших согласие быть почетными предсе- 
дателями, был создан Казачий Союз, куда 
входили казаки всех Казачьих Войск. Осно- 
ван он бы.п на программе, выработанной Н.М. 
Мельниковым, ставшим председателем его. 
В состав Казачьего Союза вступили 188 орга- 
низаций казаков, рассеянных в 18 странах. 

Казачий Союз издавал под редакцией Н. 
М. сначала информационный « Вестник Ка- 
зачьего Союза », а петом журнал « Казак » 
и позже « Родимый Край ». Нельзя не отме- 
тить, что Николай Михайлович был одним 
из организаторов и руководителей Донской 
Исторической Комиссии, издавшей три тома 
« Донской Летописи », исторический труд 
проф. Сватикова « Россия и Дон ». Казачьим 
Союзом в 1922 г. была издана « Анкета о Ка- 
зачестве », представляющая сборник статей 
видных лиц в эмиграции. 

В последние годы ж;изни А. П. Богаевского, 
когда войсковые средства иссякли и когда у 
Атамана оставался единственный источник 
жизни — денежная поддержка С. А. Жарова 
и его хора, Н.М. перешел на частную работу. 
Обремененный заботой о заработке насущ- 
ного хлеба, он продолжал до самой смерти 
Атамана в свободное время помогать ему. 

В силу статьи 21-ой Основных законов 
В. В. Д., в случае смерти Атамана его полно- 
мочия переходят к Председателю Правитель- 
ства, который долгкен созвать Войсковой 
Круг для выборов Атамана. Не имея возмо- 
жности после смерти Атамана Богаевского 
вьшолнить эти требования закона, Николай 
Михайлович отказался от всех претензий на 
заместительство Атамана. Им было заяв.лено 
Донской казачьей общественности, что если 
она пожелает произвести выборы зарубеж- 
ного атамана, функции которого, по завеща- 
тельному распоряжению покойного Атамана, 
обнародованного з журнале « Казак », до.л- 
жны быть ограничены лишь беженскими де- 
лами, то он, считая себя временным замести- 
телем Войскового Атамана, готов сказать со- 
действие в осуществлении этого желания. 



51 



Отказавшись от « атаманских » прав, Нико- 
лай Михайлович сохранил за собой обязан- 
ности по хранению Донского Музея, Донско- 
го Архива и других ценностей Войска, создав 
для этой цели Донскую Историческую Ко- 
миссию. 

Частная работа Н. М. Мельникова была 
разнообразна и, порою, очень тяжела, осо- 
бенно на сахарном заводе, где приходилось 
ему на больших тяжелых тачках на сквоз- 
няке безпрерывно вывозить груз отработан- 
ной свеклы. Больше выпадало ему работать 
бухгалтером : в кредитном кооперативе, на 
кирпичном заводе, в оптовом предприятии по 
сбору металлов и т. д. Были у него тяжелые 
периоды безработицы и ж;изни на скудном 
пайке безработного. Правда его никогда не 
покидали заботливые донцы как напр. И. И. 
Сенышин и В. С. Крюков, находя ему работу 
около себя. На работе Н. Мих. внуша.п к 
себе уважение французов, о чем свидетель- 
ствует девятилетняя непрерывная служба в 
канцелярии мерии Бри-Конт-Робер при трех 
сменявшихся мерах. Бывший посол В. А. Ма- 
клаков сказал, что это небывалый случай, 
так-как по французскому закону иностранец 
не может служить в мерии. 

Шли годы, старел Николай Михайлович, 
слабели его силы. Старость и отсутствие 
средств к жизни вынудили его итти в 1956- 
ом году в дом для пристарелых Комитета 
« Земгор », находящийся под Парижем в 
Кормей-ан-Паризи. Казалось-бы, что настал 
период спокойной жизни пансионера. Однако 
кипучая натура Н.М. Мельникова не могла 
мириться с бездеятельностью : он занялся 
просмотром рукописей « Родимого Края » и 
корректурой типографских гранок и в тоже 
время приступил к писанию книг историче- 
ского характера. Из-псд его пера вышлрх : 
брошюра « Как извращается история », книга 



« Ермак Тимофеевич — Князь Сибирский, 
его сподвиясники и продол?катели », моно- 
графия « Митрофан Петрович Богаевский », 
« А.М. Каледин — герой Луцкого Прорыва и 
Донской Атаман ». Последняя книга имела 
лестные отзывы в русской эмигрантской пе- 
чати. Смерть не дала ему возмо^кности окон- 
чить книгу о генерале Краснове. Его боль- 
шой законченный труд, озаглавленный « По- 
чему белые на Юге России не победили кра- 
сных », находится в Русском отделе архива 
Колумбийского университета, в США. 

Николай Михайлович почувствовал недо- 
магание в начале 1969 года, когда впервые он 
помещен был в госпиталь. Болезнь постепен- 
но развивалась и он с перерывами находился 
в больнице. Осенью 1972 г. он был помещен 
последний раз в госпиталь, где закончил 
свою жизнь. Незадолго до смерти главньп! 
врач перевез ега> вновь в дом отдыха, где он 
пожил несколько дней вместе с супругой 
Елизаветох^ Николаевной. 

Будучи тяж:ко болен Николай Михайлович 
до самой смерти находился в полном созна- 
нии. В последнее мое посещение, предвидя 
конец, он слабым, но внятным голосом ска 
зал мне : « я спокоен ». Смерть он встретил с 
большим муж;еством. 

Ушел от нас честный, большой человек, 
казак, беспредельно преданный казачьим 
идеалам, совмещавший их с верностью Рос- 
сии. 

Нет сомнения, что книги его будут слу- 
лсить источником для будущих историков. 
Долг казаков — современников его : быть 
признательным ему. Да будет позволено нам 
надеяться, что будущие поколения казаков, 
читая книги Николая Мельникова, вспомнят 
его и помянут добрым словом. 

В. Кузнецов 



ФОНД Н.М. МЕЛЬНИКОВА 



Принимая во внимание возраст Н.М. Мель- 
никова и его скудное материальное положе- 
ние пансионера дома для престарелых. Пра- 
вление Казачьего Союза во Франции реши- 
ло в начале 1970-го года создать фонд его 
имени с целью покрытия расходов, которые 
вызовет его смерть. Решение Правления и 
сбор средств дергкалось в тайне от Нико- 
лая Михайловича и поэтому имена жертво- 
вателей в фонд не были до сих под обьявле- 



ны в « Родимом Крае ». Теперь после его 
кончины Правление считает своим долгом 
поименовать всех жертвователей и выразить 
им глубокую благодарность. 

В.М. Кузнецов — 50 фр., Н.П. Казинцев 

— 50 фр., Н.А. Ломакин — 50. фр., Б. А. Бо- 
гаевский — 20 фр., МП. Сергеев — 50 фр., 
А. Л. Уваров — 50 фр., Ф.Ф. Гончаров — 50 
фр., Н.Ф. Пузанов — 50 фр., СВ. Артемов 

— 10 фр., В. А. и В. С. Балахнины — 50 долл., 



52 



Донская станица в Лос Анжелес — 50 долл., 
В.М. Яворский — 10 долл., Донской хутор в 
Сан Франциско — 50 долл., Н.Н. Воробьев — 
10 долл., Ф.М. Агеев — 10 долл., А. П. и 
К. В. Марковы — 10 долл., А. Седов и Ф.И. 
Быков, от казаков в Чикаго — 40 до.пл., Н. 
Е. Корольков — 10 долл., В. В. и К. Г. Черно- 
бровкины — 30 фр., М.Я. Борисов — 22,78 
фр., И.Е. Николаев — 20 фр., Т. Г. Поляков 
— 50 фр.. Донское Войсковое Объединение 
во Франции — 200 фр., А. С. Кулягин — 50 
фр., И. Я. Крюков — 75 фр., Секция казаков- 
комбатантов в г. Монтаржи (Франция) — 20 
фр., Ф.М. Миронов — 20 фр., Н.Я. Самойлов 



— 10 фр-, В. А. Балахнин (2-ой взнос) — 193 
фр., К.Т. Жибров — 10 фр., Н.П. Казинцев 
(2-ой взнос) — 50 фр., П. А. Селиверстов — 
50 фр., А. И. Амочаев — И долл. 

Получено после кончины Н.М. Мельнико- 
ва ; от казаков в США через А.Е. Афанасье- 
ва — 100 долл. (поименный список будет со- 
общем позже). 

На покрытие расходов, вызванных похо- 
ронами : П. А. Селиверстов — 100 фр., Ф.Ф. 
Гончаров — 100 фр., М.П. Сергеев — 50 фр., 
Н.П. Казинцев — 100 фр. 

Правлсие Каз. Союза во Франции 



УШЕДШИЕ 



1 10 окт. 1972 г. в г. Кременика (Чехосло- 
вакия) скоропостижно скончался горный ин- 
женер А. А. Петров, 75 лет, ст. Луганской 
В. В. Д., о чем с прискорбием сообщают жена 
с двумя дочерми и брат с гкеной. 

Покойный окончил Реальное Училище в 
Петрограде. После революции принимал ак- 
тивное участие в борьбе против красных. По- 
пав заграницу, в г. Пшиброме в Чехослова- 
кии окончил Горную Академию и после ра- 
ботал в г. Кременика по своей специально- 
сти до выхода на пенсию. Был женат на че- 
хословачке, имел двух дечерей. Старшая ос- 
талась с матерью, а младшая окончив гим- 
назию в Чехословакии и университет в Ле- 
нинграде преподает русский и чешский язы- 
ки в Чехословацкой гимназии. 

")■ 19 янв. в г. Бордо (Франция) скончался 
полк. Б. И. Закрепа, участник 1-го Куб. По- 
хода, казак К. К. В. 

1" 14 янв. в Этреши (Франция), после тяж- 
кой болезни скончался А.М. Дадонов, 70 лет, 
ст. Цымлянской В. В. Д. 



I 6 сент. 1972 г. в Голандии, после тяжкой 
болезни скончался полк. И. Д. Бондарев, ка- 
зак В. В. Д., член Войскового Круга всех со- 
зывов. 

I 18 дек. 1972 г. в Чикаго (США) скончался 
В. Д. Ловской, 74 лет, ст. Анастасиевской 

к.к.в. 

I 12 дек. 1972 г. в Франкфурте (Германия) 
скончался Р. Евдокимов, ст. Кочетовской В. 
в. Д. Тело покойного, хлопотами дочери пе- 
ревезено в США и похоронено на Клифтон- 
ском кладбище (Нью Джерси). 

1 15 ноября 1972 г. в Нью Йорке скончался 
хор. А. П. ПереслО'В, приписной казак ст. 
Старицкой Астраханского каз. Войска. 

I 13 февр. в доме для престарелых в Мере 
(Франция) скончался И. В. Ковалев, казак 

в.в.д. 

I В 1972 г. в Брисбане (Австралия) скон- 
чался полк. Арчеков Терек. Войска. 

1 10 дек. 1972 г. в Австрии скончался под- 
хор. А. А. Закладный, 74 лет, ст. Уманской 
К.К.В. 



53 



из КАЗАЧЬЕЙ ЖИЗНИ ЗА РУБЕЖОМ 



• 11 февраля Казачьим Союзом во Фран- 
ции и входящими в него каз. организациями. 
Союзом Казаков-комбатантов и Объединени- 
ями Л.-Гв. Казачьего, Л.-Гв. Атаманского 
полков и Объединением Атаманского Воен- 
ного Училища в кафедра.пьном Соборе Св. 
Александра Невского была отслужена па- 
нихида по спучаю Дня Казачьей Скорби. 

• Платовцы в Японии — турне 1972 года. 
— « Славим Платова героя, победите.яь был 
врагов » — так начинается известная донская 
казачья песня в честь Атамана графа Мат- 
вея Ивновича П.латова, героя Отечественной 
войны 1812 года. 

Генерал граф Платов побеждал тогда вра- 
гов лихой казачьей лавой, « шашкой вост- 
рою, да пикой крепкою », а вот теперь, че- 
рез более чем полторы сотни .пет, его духов- 
ные потомки — певцы-платовцы — побеж- 
дают и пленяют, и врагов и друзей по всему 
свету несокрушимой силой чар русских и ка- 
зачьих песен и огнем казачьих танцев. 

Из столицы « страны восходящего солн- 
ца », города Токио получено сообщение о 
триумфе выступавшего в Японии Платовско- 
го Донского каз. Хора под з'правлением Н. 
Ф. Кострюкова. 

Хор прибыл в Токио из Лос Анжел еса 13 
октября и на следующий же день началась 
большая концертная поездка по всей стране. 

Вечером в день прибытия в Токио, Хор в 
полном составе был приглашен на банкет, 
устроенный в его честь. Присутствовали 
представители печати и телевидения. Было 
произнесено много речей, приветствий и по- 
желаний успеха. Ораторы говорили на япон- 
ском и английском языках. Директор Хора 
Н.Ф. Кострюков ответил кратким благодар- 
ственным словом по английски. 

Выступления Хора происходили ежеднев- 
но, а иногда, как это было в Токио и некото- 
рых других городах, из за огромного нап.пы- 
ва публики, и дважды в день. Всюду успех 
был колоссальный. Русская песня в мастер- 
ском исполнении платовцев вызвала восторг 
японской аудитории, а молодцы танцоры, 
изумительно исполняющие лихого « казач- 
ка » и лезгинку, неизменно вызывали громо- 
вые ап.т10дисменты. Публика в зале, захва- 
ченная общ11м подъемом во время пляски, 
присоединившись к Хору, начинала бурно 
хлопать в ладоши в такт, и подпевать. В 
Америке и Европе этого, кажется, не быва.ло. 
Аплодисменты по окончанию концерта обыч- 
но переходили в овации; японские девушки 
в национальных костюмах преподносили ре- 



генту Хора Н.Ф. Кострюкову цветы, а вся 
публика вставала с мест, аплодируя и тре- 
буя повторения песен и танцев и долго не 
отпускала Хор со сцены. 

Одна восторо?кенная поклоница Хора, как 
потом выяснилось, родственница японской 
императорской семьи, подарила Н.Ф. Кос- 
трюкову великолепную статуетку гейши, ра- 
боты известного японского скульптора. Гово- 
рят, что эта статуетка стоит не малых денег. 

Концертное турне по Японии продолжа- 
лось полных пять недель, вписав еще одну 
славную страницу в историю П.патовского 
Хора. 

Закончив там гастроли. Хор прилетел из 
Японии в Лос Анжелес 18 ноября, а оттуда 
через Сан Франциско, где дал два благотва- 
рительных концерта в окрестностях, напра- 
вился в Нью Иорк с концертными выступле- 
ниями по дороге во многих городах США. 

Общее турне Хора 1972 г. закончилось 10 
декабря в Нью Иорке. В. Куцевалов 

®Казачий бал в Сан Франциско. — Устро- 
енный 11 ноября в Русском центре традици- 
онный казачий бал Общеказачьего Союза в 
Сан Франциско прошел с большим успехом. 
Официальная часть открылась парадом ка- 
заков в форме, выстроившихся на сцене с 
флагами и значками. Командовал ими хор. 
А.Н. Князев. Был11 прослушены Американ- 
ский гимн и Преображенский марш. Затем 
поэт М. Залесский прочел свою поэму « Вы- 
дача казаков в Лиенце », певец Р. Красовс- 
кий исполнил « Спите ,орлы боевые » Об- 
ширная артистическая программа име.па 
большой успех, а танцы продолжались до 3 
часов утра под оркестр Анны Вороновой. Ус- 
пешно торговали различные киоски, буфет, 
бар и т.д. Ответственным распорядителем 
ба.ла бы.п председатель Кру?кка Молодых 
Казаков Н.А. Ленков. 

® Нападение на М.Н. Залессксго. — 3-го 
янв. на нашего сотрудника М.Н. За.песского, 
шедшего по одной из улиц Сан Франциско, 
около И часов утра, было произведено на- 
падение. К нему сзади подошло два негра, 
набросили на шею веревку, которую банди- 
ты стали затягивать. Сва.пив свою жертву на 
зем.пю, грабители вытащи.пи из кармана бу- 
мажник и скрылись. К счастью М.Н. Залес- 
ский никаких увечий не получил. 

• Кни2кные новинки — В конце прошлого 
года в Нью Иорке выше.я 1-ый том нового 
труда А. К. Ленивова « Кубанская казачья 
старина » (Изд. Казачье-Американскоог На- 



54 



родного Союза). В дальнейшем должны вый- 
ти еще два тома. 

Автор не претендует на то, что его труд 
будет полной истерией Кубанского Войска, а 
представляет его, как материал для нея, как 
изследование отдельных событий. Это видно 
из 1-го тома, содержащего следующие гла- 
вы : откуда ведет начало свое Кубанское каз. 
Войско, Великое Войско Кубанское, Задунай- 
ская Сечь, Петр Калнишевский — последнир! 
кошевой Запорож;ской Сечи, письмо запо- 
рожских казаков турецкому султану, побег 
с Кубани трех Донских каз. полков в 1792 г.. 
Черноморское каз. Войско, Персидский бунт 
черноморских казаков в 1796-97 гг., мнение 
иностранца о казаках, волнения среди черно- 
морцев и казаков 1-го Хоперского полка в 
1861 г., как было образовано Кубанское каз. 
Войско в 1860 г., расказачивание Российской 
имперской властью 12-ти станиц в 1869 г. и 
12-ти станиц в 1870 г., волнения в среде ка- 
заков станицы Полтавской в 1873 г., восста- 
ние 2-го Урупского полка в 1905 г.. Войско- 
вая Рада Кубанского каз. Войска в декабре 
1906 г., казачьи православные монастыри на 
Кубани, выдающийся куб. казак статский 
советник А. Д. Бигдай, кубанские казаки во 
2-ую Мировую войну, рейд сот. Гамалия к 
берегам Тигра в 1916 г. казачье народное 
просвещение на Кубани, Кубанская Консти- 
туция 1918 г. 

Труд А. К. Ленивова интересен не только 
для кубанцев, первые главы особенно инте- 
ресны для донцов, в них подробно рассказы- 
вается об волнениях на Дону в конце 17-гс 
столетия и о первой эмиграции казаков с 
Дона, сначала на р. Аграхань, а потом и на 
Кубань. 

Как и все труды А. К. Ленивова « Кубан- 
ская каз. старина » помимо иллюстраций, со- 
держит ценные указания на источники, ко- 
торыми пользовался автор. 

Вышли № 18 журнала « Станичник », из- 
даваемого Донской Объединенной станицей 
гор. Мельбурна (Австралия) и № 7 журнала 
« Рсдной Терек », издаваемого Союзом Тер- 
ских Казаков под редакцией Н.Н. Протопо- 
пова и выходаший в Монтрей (США). 

В Австралии стал выходит каз. журнал 
« Казачья надежда » под редакцией Ф. Ф. 
Сметанина. 

• Письмо в редакцию Л. Л. Масянова — 
« К моему великому сожалению я не мог из 
за семейного несчастья своевременно напи- 
сать по поводу моей книги « Гибель Ураль- 
ского Казачьего Войска », вышедшей 10 лет 
тему назад. Так как она была написана до- 
вольно спешно, то в ней допущены некото- 



рые ошибки и даже некоторые пропуски. 

Генерал Хагондоков был Терского Войска, 
но не из осетин, а кабардинец. 

Относительно Плетнева я должен сказать, 
что в 1917 г. он в Уральске организовывал 
белую гвардию будучи в чине хорунжего. В 
походе же он был в чине войскового стар- 
шины. 

П. А. Фадеев в книге указан как есаул, тог- 
да как в Форте Александровске он Атаманом 
В. С. Толстсвым был произведен в чин вой- 
скового старш1.шы. 

Я хотел бы подробно написать о герое 
Уральского Войска командире 1-го Парти- 
занского полка Абрамове, но, к великому 
сожалению, помошник его, ныне здраству- 
ющий, отказа.пся на отрез дать мне сведения 
об его геройстве. Однокашник Абрамова по 
Оренбургскому Каз. Училищу кубанец пол- 
ковник Елисеев вспоминает о нем с большой 
любовью. 

Мною не указано то, что у нас тоже был 
самодельный бронепоезд с одним орудием 
и пулеметами. Командовал им хорунжий 
Григорий Масянов. Но перед падением 
Уральска команда бронепоезда эвакуирова- 
лась и приняла участие в защите Уральска, 
где хор. Г. Масянов был разорван снарядом 
красных, попавшим прямо в него. 

Не указал я, что в Войске была произ- 
ведена полная мобилизация всех способных 
носить оружие, призвали дагке тех, кто в 
нормальное время были освобогкдены от не- 
сения воинской службы по состоянию здоро- 
вья. Из них сформировали полк № 6, так на- 
зываемый « Статейный », так как он состоял 
из людей, которые были освобождены по 
разным статьям закона. Командовал этим 
полком полковник Т. И. Спадков, но вскоре 
этот полк был расформирован и казаки пе- 
решли в другие полки. 

Упустил из виду написать и о геройском 
Гурьевском дивизионе из молодых казаков, 
командовал им Сергей Кирьякович Конова- 
лов. 

После ревслюции наше Войсковое прави- 
тельство звало вернуться на Урал так на- 
зываемых « уходцев », то есть уральских ка- 
заков, высланных царским правительством в 
1874 г., когда вводилась общая воинская по- 
винность, на Аральское море. Многие из них 
в этому времени поумирали, но часть моло- 
дежи вернулась и принимала участие в 
гражданской войне. — Л. Масянов. 

* Поступления в кассу Казачьего Союза 
и редакцию « Род. Края » : Для оказания по- 
мощи сот. Сычеву : Общество « Родина » — 
10 долл., г-жа 3. Фомина — 10 долл., Каз. 



55 — 



Союз во Франции — 50 фр., Дамский Коми- 
тет Каз. Союза — 50 фр., С.А. Пахомов — 
5 долл. 

Для оказания помощи казаку-инвалиду 
Аникину в Парагвае : С.А. Пахомов — 5 д. 

Каз- Союзу для помощи нуждающимся от 
М.Я. Салищева — 100 фр. 

На канцелярские расходы Каз. Союзу : К. 



Д. Сушков — 50 фр., С.А. Канивцев — 50 фр. 
Всем гкертвователям приноситься глубокая 
благодарность. 

• 20 мая в Доме Белого Война в Париже 
(5 рю Мериме) состоится казачья Пасхальная 
встреча, устраиваемая Дамским Комитетом 
Каз. Союза во Франции. 



ОТ РЕДАКЦИОННОЙ КОЛЛЕГИИ 
« РОДИМОГО КРАЯ » 



Непринятые рукописи обратно не возвра- 
щаются и в переписку о них редакция не 
вступает. Редакция оставляет за собой пра- 
во статьи сокращать, не меняя смысла напи- 
санного. За статьи, подписанные полным 
именем автора, редакция не отвечает и они 
не всегда вырагкают взгляды редакции. 

Не имея возможности документально про- 
верять имена, даты и события, редакция воз- 
лагает всю ответственность за содержание 
статей на их авторов. 

Корресподенцию на имя Редакционной 
Колегии направлять по адресу : 
Мг. Во§аеузку - 230 ау. йе 1а Е)1\'1з1оп Ьес1егс 
95160 — Моп1;тогепсу 

• Через редакцию « Род. Края » можно 
выписать (пересылка за счет покупателя) : 

И. М. Мельников — « А. М. Каледин — ге- 
рой Луцкого прорыва и Донской Атаман » — 
28 фр. или 6 долл. 

« Воспоминания ген. А. П. Богаевского ;■ 
(Ледяной поход) — 18 фр. или 4 долл. 

« Митрофан Петрович Богаевский » — 
Сборник статей о Донском Баяне — 20 фр. 
или — 4,50 долл. 

А. К. Ленивов — « Под казачьим знаменем 
в 1943-1945 г. г. » — 27,50 фр. или 5 долл. 

А. К. Ленивов — « Донской каз. Словарь- 
Лексикон » — 38 фр. или 6,50 долл. 

Н. Н. Воробьев — « Кондратий Булавин » 
— 15 фр. 

Н. Н. Воробьев — « Стихи о разном » — 
10 фр. 

Н. Н. Воробьев — < О человеках с другой 
планеты » стихи — 7,50 фр. или 1,50 долл. 

М. Бугураев — •> Михайловское Артилле- 
рийское Училище ■■ (150-летие основания) 
1,25 долл или 6,25 фр'. 



Адмиралов — • « Казачья трагедия » 1940- 
1945 г. г. — 15 фр. или 3 долл. 

« Степной Поход » — специальный двой- 
ной №80-81, «Род. Края», посвященный 
Степному Походу, Пох. Атаману ген. П. X. 
Попову. Цена 10 фр. или 2,50 долл. 

П. С. Поляков — « Прищел, увидел, про- 
щай ». Стихи. — 15 фр. или 3 долл. 

Л. Масянов — « Гибель Уральского каз. 
Войска » — 20 фр. или 4 долл. 

• Просьба к подписчикам журнала, живу- 
щим во французской провинции сообщить в 
редакцию их почтовый №, если его не было 
на последних посланных № « Род. Края ». 
Иначе журнал может не дойти до адресата. 

• Редакцию « Род. Края » уведомляет сво- 
их подписчиков и читателей что из за повы- 
шения стоимости типографских работ, на 
15 "/с, мы вынуждены повысить стоимость 
подписной платы и продажную цену журна- 
ла : со следующего № 105 стоимость годовой 
подписки на 6 № будет 42 фр. во Франции 
и 10 долл. заграницей, а цена отдельного № 
соответственно 7 фр. и 1.75 дол. 

• В редакцию « Род. Края » с 1 янв. по 
1 марта поступило : 

В Фонд Издательства : И. П. Осетров — 
19 фр., П.А. Селиверстов — 10 фр., д-р Ря- 
хин — 30 долл., А. Якушев — 1 долл., С.А. 
Пахомов — 30 долл., г-жа Мащенко — 14 
фр., г-жа Кулягина — 4 фр., поступило от 
казаков 21 янв. в день панихиды по случаю 
100-летия рождения Дон. Атамана ген. А. П. 
Богаевского (Фадеев, Жибров, Падалкин, Ло- 
макин, Балданов, Гончаров) — 130 фр.. П. С. 
Ситников — 5 герм марок, Б. И. Седов — 25 
долл., г-н Загоровский — 14 фр., М.П. Сер- 
геев — 34 фр., А. П. Падалкин — 4 фр., г-жа 



56 — 



Абрамова — 10 фр., казаки дома для пре- 
старелых в г. Абондане (Франция) через П. 
Д. Наумова — 10 фр., Ивановсков — 10 дол., 
г-жа Самсонова — 24 фр., Б. А. Богаевский — 
60 фр., Хор С. А. Жарова — 20 герм, марок., 
А. А. Леонов — 14 фр., Ф.М. Агеев — 3 долл., 
Н.Н. Туроверовой — 80 фр., В.Н. Гончаровой 
— 2 долл., X — 12 фр., И.Н. Жидков — 14 
фр., г-н Шекем — 1 долл., Д.Е. Свинарев — 
21 долл. 

Для передачи Дамскому Комитету Каз. 
Союза во Франции : отец А. Макаренков — 
2 долл., Е.Д. Богаевская — 2.50 долл., М.П. 
Сергеев — 30 фр., А. А. Леонов — 20 фр., К. 
Жибров — 10 фр. 



На издание Памятки Донского Кадетского 
Корпуса » от В. В. Шляхтина — 30 фр. 

Всем жертвователям приносим нашу ис- 
креннюю благодарность. 

• Опечатки и ошибки. — В № 103, стр. 
56, правый столбец — ошибочно указано что 
получено поздравление от председателя от- 
деления Каз. Союза на востоке Франции 
К. В. Кадыкова. Председателем его является 
Б. П. Хмарин, а К. В. Кадыков его казначеем, 
ведущим переписку с правлением Каз. Со- 
юза в Париже. 

В том же № 103 на стр. 37, правый столбец, 
14 строка сверху, пропущено « некий яицкий 
казак Нечай... » 



в * 

в «ПЕРВОПОХОДНИК» о 

о в 

® 2 

о о 

в Летопись белой борьбы. Издание Объединения Первопоходников ® 

в в Лес Анжелес, США, под редакцией А. Долгополова, Н. Мяч, А. Мяч. в 
в в 

в Выходит 6 раз в год. Годовая подписная плата — 6 долл. Це- § 

е на отдельного № — 1,25 долл. 5 

в в 

§ Адрес редакции : 1 

§ А. Р. Муа1сЬ, 842 N0 АХехапйпа § 

т . , „ ,.„ „„„„„ ^..^ . ^^ 

о 



А. Р. Муа1сЬ, 842 N0 АХехапйпа 
Ьо5 Ап§е1ез, СаЫ. 90029. ПЗА 



е 
о 



^VVЛ/VлЛ/ЛЛ/ЛЛ/Л/VЛЛ^Л/VЛЛ/Л/VЛЛ^ЛЛ^Л/\/ЛЛ/ЛЛ/ЛЛ/Л/VV\/Л/ 

РУССКИЙ книжный МАГАЗИН 
В ПАРИЖЕ 

— Все новинки книлсного рынка — 

МАСА5IN Ви ЫУКЕ 

10, гие йез Сагтез -Раг15 5 

Тё1. ВАтоп 25-28. 

/VЛЛ/ЛЛ'ЛЛ>ЛЛ'ЛЛXV^'Л/VЛ/^.ЛЛ/Л/VЛА'Л/\<Л/^x\/^x\л-ЛЛ'ЛЛ'Л/^ 



1трг1тег1е Р. 10 р. - 3, гие ёи ЗаЬо[ - Раг1з (6«) 




47 ^гтп'] I 

шйимй мт 




Ш 



1 р> 



ОГЛАВЛЕНИЕ 



От редакции — «О "Родимом Крае" ». 

Э. Теми-Хан • — « Скорбная годовщина ». 

П. Поляков — « Дону >'. 

С. Лонгвинсв — Стихи. 

Н. Келин — Стихи. 

М.Д. — « Сон ». 

В. Г. фон Рихтер — « Казаки Отечественной войны в глазах 

англичан ». 
А. П. Богаевский — «С забайкальцами в 1917 году» (окончание). 
С. Рождественский — « Трагедия Атамана Анненкова ». 
Д. Цымлов — « Нравственная победа 4-го Донского каз. Корпуса 

на Черноморском побережье в апреле 1920 г. ». 
В. С. Мыльников — « Из прошлого » (окончание). 
С. Голубинцев — « На Тихий Дон ». 
Станичник — « Алеша ». 

Б. Прянишников — « После бала веселого.-. » 

Полк. Щербаков — « Приказ № 1-ый по Терскому Каз. Войску ». 
Правление Обще-Казачьей станицы в Нью Иорке — « Казачий 

памятник в Париже ». 
Из казачьей жизни зарубежом и письма в редакцию. 
Уигедшие. 
От редакционной коллегии « Род. Края ». 



РОДИМЫЙ НРАЙ 



Орган общеказачьей мысли. 
Издатель: Донское Войсковое Объединение. 

Л>!-*>г1а1|оп <1р!^ Со?а^^1р^ (1|1 1)оп 

ЛГГ (14 .М1111ЯГР 1|е |'1111. .1.(1. 7(1 1955 

20-ЫЙ год издания 

РАУ5 NАТА^ МА1 — ^^IN 1973 

Хе 106 — МАЙ-ИЮНЬ 1973 года — 7 фр. 

Рага11; Ьиз 1ез 2 то15. В1гес1;еиг: Водаеьзку. 



Редакционная Коллегия : С. Ш. Балданов, Б. 

А. Богаевский, В. М. Кузнецов, К. С. Мащен- 

ко, А. П. Падалкин, Н. И. Зимин, П. А. 

Фадеев. 

Адрес редакции: 

В. ВОСАЕУЗКУ 

230, А\-. йе 1а В1\пз1оп-Ьес1егс 
95160 — Моп1;тогепсу 
Ггапсе 



О « РОДИМОМ КРАЕ » 



Год тому назад вышел сотый № « Родимо- 
го Края », а в этом году наступил 20-ый год 
его издания. В течении 20-ти лет наш жур- 
нал, не смотря на все трудности его выпуска, 
верно и честно слугкил и служит казачеству. 
Много ценного и интересного материала из 
жизни казаков всех каз. Войск, их истории 
было в нем напечатано. Фактически, он яв- 
ляется единственным казачьим журналом, 
выходящим регулярно в свободном мире. 

В сотом № мы кратко ознакомили чита- 
телей с условиями его издания. Выходил он 
и выходит исключительно на деньги своих 
читателей, на средства выручаемые от его 
продажи, подписной платы и на взносы от- 
дельных .яиц в Фонд его издательства при 
полной безвозмедной работе всей редакции 
и всех сотрудников. Никакой прибыли от 
него нет, никаких субсидий мы ни от кого не 
получаем, нет у нас и платных обьявлений, 
которых всегда так много во всех журналах 
и которые фактически оплачивают бо.пьшую 
часть стоимости их издате.пьства. Но стои- 
мость жизни продолжает верно и неуклонно 
возростать во всех странах и Франция не со- 
став.пяет исключения. Уже давно стоимость 
отдельного № превысела его продажную 



цену. Недавно последовало и новое повыше- 
ние — стоимость типографских работ уве.пи- 
чена на 15 "Л;. Почти одновременно произо- 
шла и девальвация дол.пара более, чем на 
10 "/(I, что также сильно отразилось на на- 
шем бюджете — ведь половина тиража 
« Род. Края » вьшисывается заграницей. По- 
этому то мы и были принуждены, как было 
обьявлено в конце предыдущего № 105, по- 
высить годовую подписную плату до 42 фр. 
во Франции и 10 долл. заграницей (7 фр. и 
1,25 долл. за отдельные №№). 

Мы глубоко надеемся, что наши читатели, 
понимая роль и значение « Род. Края » в 
жизни казаков, примут во внимание эти на- 
ши объяснения и окажуть нам, как и преж- 
де, свою поддержку. Не в Советском Союзе 
казаки могут открыто выражать свои мысли, 
писать о прошлом, чему они были свидете- 
лями и участниками. Но это они могут в сво- 
бодном мире при помощи « Родиного Края », 
который остался единственным рупором сво- 
бодного казачества, верным заветам наших 
предков, нашим идеалам, нашему мировоз- 
рению. 

Редакция 



СКОРБНАЯ ГОДОВЩИНА 



Май, считающийся традиционным месяцем 
весны, радости, надежды и обновления... стал 
д,ля северокавказских беженцев, в свобод- 
ном мире, месяцем траура и глубокой нацио- 



нальной скорби ! 

28 лет тому назад, в последних числах мая 
1945 года, состоялась массовая выдача в ру- 
ки советчиков око.ло 7000 северокавказских 



1 



беженцев, находившихся в местности Обер- 
драубург (Австрия). 

Кто же были эти « преступники » и в чем 
заключалась их вина ? 

Почему английское военное командование, 
следуя параграфам т.н. Ялтинского соглаше- 
ния, так безжалостно и жестоко передало их 
(на муки в руки своих « союзников », — ста- 
линских палачей ? 

Это были труженики северскавказцы из 
всех слоев населения (бывшие колхозники, 
рабочие и интеллигенты), которые зимой 
1943 года, при отходе Германской армии с 
Кавказа, на своих подводах и лошадях, с 
семьями, покинули свои веками насиженные 
аулы и ушли на Запад, предпочитая совет- 
ской рабовладельческой тирании, неизвест- 
ную будущность на чужбине. Незначитель- 
ная часть из обш;его количества беженцев 
составляли и бывпп-те военноспуясащие севе- 
рокавказской национальности, бывшие в 
плену у немцев, затем ради спасения своих 
жизней служившие в немецкой армии. 

...Не легок был путь исхода северокавказ- 
ских беженцев. Бескрайные степи Украгшы, 
леса Белоруссии и горы северной Италрп!, 
пришлось им исколесить и в холод и в 
жару, отбиваясь, на каж;дом шагу, от напа- 
давших на них партизан и теряя родных и 
близких на своем пути !... 

Ко дню капитуляции Германии, основная 
масса северокавказских беженцев находи- 
лась в долине реки Дравы, в местности Обер- 
драубург, по соседству с беженцами казака- 
ми Дона, Кубани и Терека. Казаков было 
около 30000 душ. 

В начале мая 1945 года, когда англичане 
окулировали долину р. Дравы, северковказ- 
цы, как и казаки, были интернированы ан- 
глийскими военными властями... В течение 
трех недель, т. е. со дня интернирования и 
до выдачи в руки советчиков, кавказские 
беженцы находи.пись на « иждивении ^> ан- 
гличан. Жили бегкенцы под открытым небом 
в палатках, шалашах и в кибитках своих 
подвод. Во главе беженской массы северо- 
хавказцев стоял генерал Султан Клыч Ги- 
рей (известный герой гражданской войны и 
активный борец против большевиков на С. 
Кавказе в 1918-20-х гг.). 

Для правильной информации английских 
военных властей, (чьими пленными теперь 
поневоле очутились северокавказские бежен- 
цы) о положении бея^енцев и о причинах, по- 
будивших северскавказцев покинуть роди- 
ну, и для выяснения впереди их ожидавшей- 
ся участи, к английским властям была пос- 
лана делегация в составе ген. Клыч Гирея. 



докт. Кочкарова и других. Делегация была 
принята в штабе английского командования 
в городе Шпиталь, где английский генерал 
обеш;ал делегации беженцев в ближайшем 
будущем переселить всех северокавказцев в 
мусульманские страны... 

После обещания анличан, у всех беженцев 
поднялось настроение : люди, измученные 
двухлетней ненормальной беженской ж;из- 
нью надеялись на приближение конца их 
мытарств и страданий !... Все говорили о 
предстоящей эмиграции в братские мусуль- 
манские страны ближнего Востока... В тре- 
вожных, измученных душах людей царило 
относительное спокойствие... 

Однако, это спокойствие продолжалось не 
долго... — 20 мая в зоне северокавказских 
беженцев появились автомашины англичан. 
На машинах были поставлены сильные гром- 
коговорители, из которых неслись мелодии 
советских, давно всем надоевших, песен-час- 
тушек « Катюши », « Майской Москвы » и 
т. д. 

Когда люди, заинтересовавшиеся таким 
необычным « концертом » стали собираться 
большими группами возле автомашин, то 
« частушечный концерт » сразу прекратился, 
и из громкоговорителей началась передача 
следующего содержания : « Граждане Совет- 
ского- Союза ! Приняты все меры к скорейше- 
му возвращению вас на Родину !... ^> 

Все были « шокированы » этим обращени- 
ем. Страх и уя^ас снова овладели душами 
беженцев... Чтобы ободрить людей, ген. 
Клыч Гирей ходил по лагерю и успокаивал 
беженцев, говоря им, что не может быть и 
разговора о выдаче... Западная демократия 
никогда не позволит никому насильствен- 
ной выдачи и т. д. Это заверение генерала 
немного их успокоило. 

Однако, 28 мая, 150 человек из руководи- 
телей беженцев, в том числе ген. Клыч Ге- 
рой, карачаевский доктор Кочкаров, инж. Г. 
Казбеков, старый чеченский эмигрант, Дай- 
даш Тукаев и другие, были отвезены на ан- 
глийских машинах в штаб английского ко- 
мандования в г. Шпиталь. Им было сказано, 
что их везут на совещании при англ1П4Ском 
штабе, где якобы будут разрешаться вопросы 
о дальнейших судьбах северокавказских бе- 
женцев... Никто из них не вернулся обратно- 
в лагерь. Все они были вероломно переданы 
в руки советского командования. 

Вечером того >ке дня, все лагеря северо- 
кавказцев, а также лагеря казаков, бы.пи 
оцеплены английскими танковыми соедине- 
ниями. Всем настрого запрещено отлучка из 
лагерей. На следующее утро по лагерям 



— 2 



разъезжали на танкетках английские офи- 
церы и через переводчиков по громкоговори- 
телям объявляли : « Ваши вожди переданы 
Советам... Вам тоже надлежит вернуться на 
1:одину... » 

Невозможно описать, что- происходило в те 
далекие дни среди несчастных людей... Всю- 
ду были вывешены черные флаги... Непре- 
рывно совершались благоговейные молитвы, 
прося милости и заступничества V Аллаха !..■ 
Увы... ничто не помогло... 

С 28 мая по 1 июня происходила насиль- 
ственная погрузка в товарные вагоны несча- 
стных беженцев. Эшелон за эшелоном ухо- 
дили на восток, увозя обреченных на смерть 
и страдания людей !... 

Вблизи ж. д. станции Делах (где произво- 
дилась погрузка выдаваемых советам бежен- 
цев), на местах стоянок, всюду и везде — 
подводы, домашний скарб, бурки, седла и 
другие вещи, оставленные выданными... 

Никто из выданных англичанами северо- 
кавказцев не избежал мести советских пала- 
чей. Большинство было расстрелено без суда 
и следствия. Другие отделались 20 и 10-лет- 
ними каторжными работами. Только очень 
незначительная часть так наз. « активис- 
тов », которые, с развернутыми красными 
тряпками и пением советских « патриотичес- 
ких » песен, сами пояселали вернуться в со- 
ветский « рай », получили сравнительно не- 
большие сроки лагерей... 

Очень незначительному количеству из бе- 
женцев удалось, благодаря помощи и жало- 



сти со стороны австрийцев, скрыться в лесах 
и избежать неминуемой смерти. 

Исключительное мужество и обладание 
духа, проявил в эти дни, доблестный сын 
Кавказа, генерал Султан Клыч Гирей. Когда 
английское командование предложило ему, 
как старому эмигранту и не советскому под- 
даному, уйти на свободу, то он наотрез отка- 
зался от этой « милости », и мужественно 
предпочел гибель, вместо со своими земля- 
ками !... По приговору советского « Шемяки- 
на » военного трибунала, доблестный генерал 
Султан Клыч Гирей был повешен в январе 
1947 года в г. Москве. 

Ни одна газета мира ,ни один государст- 
венный деятель, не заступился за беззащит- 
ных людей. Даже такие с мировым именем, 
прогрессивные писатели, философы, как 
Руссель, Сартр, Майер, Франсуа Морьяк и 
другие, не выразили протеста против злодея- 
ния, совершенного над безвинными северо- 
кавказскими беженцами ! 

Безумный акт человеконенавистничества, 
совершенный над северокавказцами, в исто- 
ри останется большим темным пятном на 
совести мировой общественности ! 

Вечная память всем погибшим северокав- 
казцам ! 

Вечная память и неувядаемая слава ге- 
роям-борцам, павшим За свободу и незави- 
симость своей Отчизны — Северного Кав- 
каза ! 



Швеция 



Эльти Темихан 



ДОНУ 



До последней улыбки, до последнего слова. 
До псследнего вздоха вспоминать о тебе. 
Не отречься от нашего права людского, 
Не кориться преступной дурацкой судьбе. 

Помнить веру отцов и казачьи преданья. 
Славы дедов своих никогда не забыть, 
Не клониться пред здешней торгующей 

рванью 
И степной нашей Правде бесстрашно 

служить. 



До последней улыбки, до последнего вздоха, 
До последнего слова молиться за тех. 
Кто погиб от ударов холопов Молоха, 
Кто подстрелянный в Альпах, свалился на 

снег. 

До последнего вздоха, до последней улыбки, 
До последнего вздоха по степи тужить, 
И о них, о несчетных о Божьих ошибках. 
Там, в заоблочном мире, с Ним Самим 

говорить. 

Павел Поляков 



— 3 — 



1 



Не видать нам родного порога, 
Не видать и станицы родной. 
Не дошла знать, молитва до Бога. 
Или мимо прошла, стороной !... 
Что сказать, если доля такая, 
Здесь заканчивать век казакам. 



Ах, Ты Родина, мать ты родная. 

Почему стала мачехой нам ? 
Но не думай, что духом мы пали, 
Что раздавлены горькой судьбой ! 
Казаки и под турком ясивали, 
Нам такое уже не впервой ! 



С. Логвинов 



Не шурши ты, степь, травой зеленою. 
Не зови ты нас в края крамольные — 
Не для вас пути твои тореные. 
Не для нас просторы подневольные. 

Не мани ты нас своими зовами, 
Не тревожь души в боях изломанной. 
Я не верю, что увидим снова мы 
Твой простор, как встарь раскованньп"!. 



Тесный круг теперь тебя сж:имающий 
Разорвет за нас потомок будущий, 
И вновь ветер нежный и ласкающий 
Понесется по полю ликующий. 

Мы-ж уйдем в века, томясь в изгнании; 
Наш приют не ты, о, степь родимая, — 
В землю втоптаны угасшие желания 
И сковала грудь тоска звериная. 

Нико.71ай Келпн 



СОН 



Снилась степь. Снилась высь голубая. 
Безпредельно широкая даль. 
Снилась церковь, — обитель святая. 
Снилось то, чего сердцу так жаль. 

Снилась паперть, до боли родная. 
Православный теснился народ. 
Степной ветер в хоругвях играя. 
Колыхал их и мчался вперед. 

Колокольный трезвон разносился 
Во все стороны в тихую даль 



Чудный сон мне в изгнаньи приснился 
И расстаял, как в небе вуаль. 

Все, что снилось ушло безвозвратно, — 
Как и юность ушла навсегда. 
Улыбнулася жизнь мне превратно 
И ответной у.лыбки ждала. 

Но я плачу вот годы и годы. 
Неутешныя спезы текут. 
Никогда не поймут нас народы. 

Либо слишком уж поздно ПОЙМУТ. 

М.Д. 



— 4 — 



КАЗАКИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ В ГЛАЗАХ АНГЛИЧАН*) 



Разгром Россией наполеоновских полчищ в 
1812 г. вызвал подъем духовной жизни на- 
родов; творческий дух человека увековечил 
эти события в скульптуре, живописи, нумиз- 
матике, в исторических и литературных про- 
изведениях и в графике. Русские нумизма- 
тические памятники этого незабвенного года 
(не считая позднейшей серии медалей гр. Ф. 
Толстого) чрезвычайно бедны в сравнении с 
иностранной продукцией; зато немало так 
называемых героиззёз, односторонних меда- 
льонов с изображениями, выдавленными в 
металле; они нак.ладывались на крышки та- 
бакерок или носились дамами, как брошки. 
На них были изображены Император Алек- 
сандр I (редко — и супруга Императрица 
Е.пизавета), Кутузов (но не Барклай де Тол- 
ли, кому должное было отдано позже), Вит- 
генштейн и два казацких графа, Платов и 
Орлов — Денисов. Те же изображения вос- 
производились на современных русских (и 
иностранных) фарфоре и хрустале (казаки 
особенно входили в моду). 

Ко.личественно преобладали карикатуры 
на Наполеона и его истерзанную армию, соз- 
данные в России Ив. Теребеневым и др. (с 
таким успехом копировавшиеся в Англии 
Крукшенком, в чем с трудом сознались впо- 
следствии британские исследователи), и в 
этой области иностранцы, очевидно, были 
еще более плодовиты : не было страны, в 
которой издевки над Наполеоном не бы.пи 
увековечены в карикатурах. Несколько от- 
влекаясь от темы, интересно познакомиться с 
воспоминаниями современников по поводу 
распространения карикатур в России. В за- 
писках врача гвардейского (французского) 
корпуса де ла Флиз, попавшего в плен под 
Красным в 1812 г., читаем следующие строки 
о его посещении имения помещика Покор- 
ского (Мглинского уезда) : « ...Покорский 
сказал мне : « Посмотрите ! », и я заметил, 
что он очень яселал мне их показать: он 
повел меня в эту комнату и с холодной ус- 
мешкор! представил мне целый ряд раскра- 
шенных гравюр — карикатур, развешанных 
на стенах... Это была картина всех бедствий 
московского отступления и до того верная в 
самом преувеличении, что она представляла 
уже не вымысел, а горькую действитель- 
ность. И эти сцены, вместо жалости, возбуж- 



*) Перепечатано из книги В. Г. фон Рихтера — 
« Собрание трудов по русской военной медалисти- 
ки и истории » — Военно-историческая библиотека 
№ 17 — « Военная быль », Париж 1972. 



дали дикий хохот в русском помещике !... » 

Итак, француз-доктор по достоинству по- 
нял, прочувствовал и оценил русские кари- 
катуры, но не мешало бы ему вспомнить по- 
говорку : « К1га Ыеп яи! пга 1е с1егп1ег » 

На русских карикатурах встречаются и 
казаки, но на иностранных, особенно англий- 
ских и немецких, казаки доминируют, и по- 
этому создается впечатление (у иностранцев), 
что « казак » гнал французов из России, что- 
это он выиграл Лейпцигскую битву и в клет- 
ке отвез Наполеона на остров Эльбу, а поз- 
днее наводи.я страх на паригканок... 

Англичане, чествуя в Лондоне казака Зем- 
ленухина в 1913 г. и атамана Платова в 1914 
г., всецело отдали дань преклонения перед 
казаками (недаром Император Александр I 
дипломатически прихватил с собою в Лондон 
одного графа Платова !). Попавшаяся мне 
редкая книжица поясняет, почему казаки, и 
только они, осуществили английскую мечту 
об уничтожении Наполеона. В ней доказыва- 
ется, что квинт-эссенцией русского народа 
бы.пи и есть казаки. Книга эта напечатана в 
Эдинбурге в 1814 г., в 16", на 107 страницах; 
ее заглавие : -< А Сопс1зе Н151,огу о1 ХЪе Соз- 
заскз 1пс1ис11п§ а зке1;сЬ о^ Ше Сиз1:отз о1 Ше 
Сгеек СЬигсЬ, Ьу 5атие1 К1Ше, аиШог о{ 
1ес1игез оп 1;Ье Ароса1ур11са1 ЕзразИез... ». 
(т. е. « Краткая истерия казаков, включая 
очерк обычаев греческой церкви; составил 
Самуил Киттль — автор лекций об Апока- 
липтических посланиях...). Итак, автор инте- 
ресуется религией и потому в своем труде 
анализирует православие (очевидно, отдавая 
преимущество англиканству); воз.пагает 
большие надегкды на « Библейское Обще- 
ство », квакерсв и т. п., начавигих уже про- 
никать в Россию при содействии кн. А.Н. 
Голицына и присных, и видит в казаках кан- 
дидатов в проповедники христианства среди 
магометан и язычников, населявших окраи- 
ны России на юге и востоке... (Кстати, — 
следствием этих англиканских мечтаний по- 
явились « Ланкастерские войсковые шко- 
лы », игравшие у нас известную роль до 60-х 
годов прошлого столетия). 

В начале книги видим гравированный пор- 
трет, в рост, знакомого у?ке нам казака Зем- 
ленухина (это — тринадцатый, не описан- 
ный, его портрет), а в конце книги Землену- 
хину посвящены еще три страницы, описы- 
вающие его пребывание в Лондоне в мае 
1813 г. (подробное повествование напечатано 
мною в № 4 « Военно-Исторического Вестни- 
ка » 1954 г.). 



5 — 



Приступаю к краткому изложению содер- 
жания этой любопытной книжки. В преди- 
словии автор поясняет, что предпринял он 
свей труд для просвещения британской мо- 
лодежи вследствие всеобщего увлечения ка- 
заками в « настоящее » время и что все дан- 
ные почерпнуты им из ряда воспоминаний 
путеи1ественников по России, начиная с тру- 
да Брауна « История казаков и их войн с 
Польшей », напечатанного в 1672 г. В нем 
нашел он первое известие о казаках, а имен- 
но — что « польские казаки, служ;ившие в 
войсках греческого императора в 948 г., были 
им рекомендованы польскому королю и, сле- 
довательно, прозвище « казаки » восходит к 
классической эпохе... Казаки, мол, — народ 
свободный, интеллигентный; они отстаивали 
свои права на свободу верования и боролись 
против наброшенного на них позорного раб- 
ства, ведя долгие войны против Польши, и 
потому автор утверждает, что, истребив ка- 
заков, поляки сами нанесли себе первый 
удар по своей независимости. Автору без- 
различно, — одинакового ли происхождения 
« русские » и « польские » казаки, а важно 
то, что все казаки объединены одной рели- 
гией, что теперь им доверена охрана границ 
могущественной Российской Империи, окру- 
женной разнообразными магометанскими и 
языческими племенами, с которым!'! казаки 
непрестанно сталкиваются. Следовате.льно, 
автор в этом уверен, будет весьма легко на- 
вербовать известное количество казаков, ко- 
торые... будут проповедывать св. Писание 
среди этих непросвещенных соседей, напри- 
мер, во время... ярмарок, причем автор ссы- 
лается на достигнутые таким способом успе- 
хи в восточной Индии !... 

В главе & происхождении « казачьих пле- 
мен » автор заявляет, что это точно никогда 
установлено не было; некоторые, мол, исто- 
рики утверждают, что казаки — польского 
происхождения, как и их язык; другие нахо- 
дят их предков в стране «Кассахра», части 
нынешней Черкесии, в соседстве « горы 
Кавказ ». Но согласно истории, исповедуемой 
самими казаками, их предки эмигрировали 
из... Греции, не были допущены в среду « на- 
рода Азова » и потому основали свою столи- 
цу севернее, назвав ее «черкасской»; раз- 
множились они быстро благодаря « конститу- 
ционному закону «, дающему права граж- 
данства всем желающим стать казаком; и 
потому — казаки являются смесью русских, 
поляков, татар, черкесов, калмыков, армян, 
греков и турок... Рассуждая об этимологиче- 
ском происхождении слова « казак », автор 
ссылается на мнения нескольких ученых; 



например, что слово « казак » происходит от 
польского слова « коза », подвижностью ко- 
торой одарены эти воины; а могкет быть и 
потому, что казаки одевались в козьи шку- 
ры; еще существует мнение, что слово « ка- 
зак » означает « бродягу », ибо казаки не- 
усидчивы и живут грабежами; наконец — 
будто это слово происходит от « каса », 
« мыс »... 

Две последующие главы посвящены по.пь- 
ско-казачьим взаимоотношениям и войнам 
между ними; затем следует описание « зна- 
комства » казаков с русскими : « Казаки свя- 
зались с Россией не позже 1021 года, когда 
руские под предводительством князя « Ми- 
стизлава » покорили страну, примыкающую 
к горе Кавказ, — Кабарду; так как Русь не 
ранее 900 года приняла христианство, то есть 
немного ранее покорения казаков, — следо- 
вательно включение в свою среду народа, 
уже ранее исповедывавшего христианство 
(т. е. казаков), несомненно очень повлияло 
на духовную сторону русских : культурность 
и храбрость казаков вынудили русских от- 
нестись к ним с особой учтивостью. Затем 
автор всесторонне описывает казаков : ^< Пер- 
вое впечатление, производимое казаками, — 
это их чрезвычайно воинственный вид, бла- 
городный, величественный ! Приподнятые 
брови, темные усы; высокий го.ловной убор 
из черной шерсти с мешком, с султаном и 
шнурами, с белой кокардой. Казак держится 
прямо, легко и элегантно ходит, все это вы- 
являет его значительность; казаки одеваются 
богаче всех прочих русских; их форма состо- 
ит из синего сюртука на шелковой подк.пад- 
ке, застегнутого на груди крючками; под 
сюртуком — шелковый жилет, внизу при- 
крытый шарфом; широкие, длинные брюки 
из того »се материала или белого плиса; все 
это — исключительной чистоты; шаровары 
охватывают тело выше тали и спускаются 
на сапоги; в мирной, домашней обстановке 
казак носит в руке трость с набалдашником 
из слоновой кости; сабля одевается во время 
путешествий, на войне, когда казак верхом. 
Но, повторяю, самое красивое — это шапка, 
украшающая каждое лицо; она увеличивает 
рост и вместе с... бакенбардами придает во- 
инственный вид самой невзрачной фигуре. 
Они подстригают волосы вокруг головы, но 
на маковке оставляют хвост; их волосы — 
прямые, густые, темные. Их шарфы бывают 
желтого, зеленого или красного цвета, ча- 
ще всего черного; они носят большие воен- 
ные перчатки (!). Во всем свете нет народа, 
носящего более чистые одежды, — будь то 
молодежь или старики; их руки всегда чи- 



— 6 



сты, волосы избавлены от насекомых, их 
зубы белы, цвет лица чист и здорсв... На 
действительной службе каждый (!) казак 
должен иметь... две лошади : одну верховую, 
другую — подвьючную для разных запасов- 
Вооружение состоит из пики, длиной в 12 
футов ,со стальным наконечником и неболь- 
шим флажком, пары пистолетов с патронта- 
шем, саб.пи без эфеса и нагайки, сплетенной 
из кожи, толщиной в большой па.лец, вися- 
щей на кисти правой руки; нагайка употре- 
бляется для подбадривания коня и против... 
побежденного неприятеля (!). Некоторые ка- 
заки ж;ивут очень богато, пользуясь всеми... 
тонкостями и роскошью... самых цивилизо- 
ванных народов (!). Белее бедные обеспечены 
хорошей пищей и имеют больше водки, чем 
могут выпить : порядок и согласие всегда 
поддерживается в станицах. Казачья пляска 
очень похожа на английский народный та- 
нец, хотя сопровождается свистом и визгом; 
они поводят головой от плеча к плечу и 
держат руки около ушей; в общем — все 
схоже с китайскими и татарскими танцами... 

Затем следует подробный разбор (вопрос 
близкий автору) религии казаков, соприча- 
стной греческой; выводы автора : праздники 
чуть ли не каждый день; чрезвычайное ко- 
личество церемоний привело к тому, что они 
с большим усердием преклоняются перед 
пустяшными, причудливыми обрядами, чем 
поддерживая дсктрины и повинуясь запове- 
дям; проповеди случают редко, иногда толь- 
ко в великом посту; знание катехизиса ни- 
чтожно и потому понятие о христианстве 
сведено к знакомству с внешней обрядно- 
стью; это не истая набожность, а театр; аму- 
леты и талисманы очень распространены и 
носятся в карманах; они воздвигають част- 
ные каплицы в честь любимых святых и не 
ясалеют денег, украшая картины, писаные 
масляными кратками, называемые « Бог и 
« Образ ». Белое духовенство особенно не 
подготовлено к исполнению своих обязанно- 
стей; приходские священники еле читают и 
пишут; церковная служба руководится пра- 
вилами, излоясенными в 20 огромных томах, 
и т. д. (Автор, который, очевидно, никогда в 
России не был, ссылается тут на ряд англи- 
канских духовных трудов). 

Следует обзор отдельных казачьих войск, 
начиная с Донского (между прочим автор го- 
ворит, что в 200 милях вверх по Дону от 
станицы « Землянская » — находятся остатки 
крепости, построенной Александром Маке- 
донским...); донские казачки в общем, « Ьеаи- 
1;11и1 » (т. е. прекрасны, красивы), но их 
одел'Сда странновата : замужние носят шля- 



пы, вроде епископской митры, а девицы — 
индийские платочки. Лавки главных горо- 
дов хорошо снабжены всеми предметами рос- 
коши... и в них можно найти все для ком- 
форта и удобства цивилизованного народа... 
В « Черкасской » имеется общественная 
« академия », в которой преподаются разные 
иностраннью языки, геометрия, механика, ге- 
ография, история, арифметика и пр., в ко- 
торой воспитываются все офицерские дети... 
Главные города Войска Донского называются 
« Черкасской » и « Казанской », оба на реке 
Дон; дома, преимущественно деревянные, — 
на столбах, ибо во время разлива реки весь 
город наводняется, кроме места, где высится 
собор. Население этих городов очень весело и 
общительно; часто устраиваются балы и ве- 
черинки; был и театр, но теперь он... запре- 
щен ! В особенности празднуется день при- 
бытия огнеприпасов, посылаемых русским 
правительством. Недавно казаки нача.пи 
строить новый город на берегу Аксая, кото- 
рый будет соперничать с любым другим рус- 
ским городом !... Их церкви гораздо .лучше 
построены (и в смысле архитектуры и вну- 
тренних украшений), чем наши английские... 
Казачьи дома гораздо лучше русских... Ко- 
личество населения точно неизвестно, ибо 
казаки не разреигают производить перепись 
населения на своей территории!! ...Потом 
следуют описания « Сечи, или Ма.пороссий- 
ских казаков », « Черноморских и Запорож- 
ских казаков », « Волясских », « Гребенских », 
« Оренбургских », « Уральских » и « Сибир- 
ских » казаков. 

В конце этой курьезной, почти комической 
книжки, запечатлевшей (наравне с карика- 
турами) британское ув.печение казаками 
1812-1814 гг. (но не далее), находим четыре 
добавления. Остановимся на первом и чет- 
вертом (второе повторяет Земленухинский 
анекдот, а третье содержит краткие геогра- 
фические и статистические данные о России). 

Первое добавление озаглавлено : « План 
формирования казачьих полков»; вот до- 
словный перевод его : « Мистер Друвилл, ка- 
питан кавалерии, вручил герцогу Йоркскому, 
как главнокомандующему великобританской 
армией, проект сформирования корпуса пи- 
кинеров или .легкой кавалерии по примеру 
казаков. Мистер Друвилл предлагает ниже- 
следующий штат каждой сотни : 

Подъесаул 1 

Хорун»сих ....... 2 

Подхорунжих ...... 4 

Урядников . 8 

Рядовых . 86 



Трубачей . . • '. 
Итого, включая офицеров 



2 

104 



Кагкдый полк состоит из восьми сотен, или 
832 человек, включая офицеров, составляя 
4 дивизиона. Цвет формы зелено-травянис- 
тый с небесно-голубым прикладом. Длина 
пики — 10 футов, с флюгером национальных 
цветов, прикрепленные ниже наконечника. 

Одно лишь заглавие четвертого дополне- 
ния вполне отражает апокалиптические ме- 
чты автора книжки, но тут он базируется 
уже на данных, доставленных прямо из Пе- 
тербурга. Заглавие дополнения г.ласит : 
« Усилия для морального и религиозного 
усовершенствования Российской Империи » ; 
следуют сообш,ения петербургского коррес- 
пондента : « 23 января 1913 года проект рос- 
сийского « Библейского Общества » был пре- 
дложен собранию из 40 лиц в доме кн. А.Н. 
Голицына (министра народного просвегцения 
и духовных дел !). Когда присутствующие 
заняли места, был прочтен Императорский 
Указ, разрешавший учреждение « Библей- 
ского Общества », с центра.пьным управле- 
нием в Петербурге, и его устав. Председате- 
лем единогласно избран кн. А.Н. Голицын... 
Поражало единодушие членов собрания, со- 
стоявшего из православных, армян, католи- 
ков, лютеран и кальвинистов... Отныне (?!) 
проповедь Слова Божия распространится от 
Балтийского моря до Восточного океана, от 



Ледовитого океана до Черного моря и границ 
Китая !!? » 

Следующее сообщение гласило : « 20 фев- 
раля 1813 г. состоялось второе собрание Би- 
блейского Общества; отчет прочел г. Попов; 
уже 7000 библий было отпечатано для бес- 
платной раздачи... Внесен ряд предложений : 

1) немедленно напечатать немецкую библию; 

2) выдать пленным Новый Завет; 3) учре- 
дить в Петербурге склад Библейского Обще- 
ства, который будет снабжать библией каж- 
дого на его языке... 

Император очень доволен открытием этого 
общества и обещал помочь; Его Величестве 
и другие члены Императорской Фамилии 
всем сердцем навстречу этому доброму де- 
лу... » 

« 2 декабря из Петербурга писали : « Обще- 
ство печатает библию на калмыцком, армян- 
ском, финском, немецком, польском, фран- 
цузском, славянском, эстонском и латыш- 
ском языках, намечено печатание на языках 
исландском, шведском и лапландском... Со 
всех концов России поступают просьбы о 
присылке библии, а из Сибири тобольский 
губернатор, вместе с двумя князьями-языч- 
никами, прислал пожертвование !!! » 

Мы обязаны автору весело проведенным 
временем при чтении его « казачьей исто- 
рии » ; подобные « истории » печатаются и в 
наше время... 

В. Г. феи Рихтер 



С ЗАБАЙКАЛЬЦАМИ В 1817 ГОДУ 

(Продолжение № 105) 



20 июля — Жаркий настоящий июльский 
день. Утром с начальником штаба поехал ос- 
мотреть, что сделано в окопах. Они, конеч- 
но, оказались не исправленны.ми : кое где 
поковыряли землю, набросали соломки и ус- 
покоились : авось сойдет ! Обычная русская 
лень даже там, где дело идет о сохранении 
своей я^е собственной ^хизни... Большинство 
казаков, разморенные гкарой, дрыхнут, сняв 
рубахи и сапоги. Немного работают девушки 
из ближайшей деревни под надзором наших 
сапер. 

Какие здесь дивные ночи ! Светло, тепло, 
тихо... Не хочется верить, что с утра снова 
загремят безпощадные пушки и красивая, 



вся в зелени д. Иванувка сделается, может 
быть, добычей пламени. 

23 июля — Последнюю ночь провожу в 
этой милой зеленой деревушке : завтра при- 
казано нам перейти в д. Качанувку. 

Вчера, поздно вечером привели ко мне 
пленного немца 167 пех. полка. Пруссак, с 
разбитым лицом и раной в спину пикой, за- 
щищался, как лев против девяти казаков и 
сдался только тогда, когда расстре.пял все 
патроны и был ранен пикой. Котда я начал 
с ним говорить — он протянул мне руку 
и горько разрыдался... Я пожал руку побеж- 
денного, но храброго врага и успокоил его : 
он думал, что я прикаж;у его расстрелять. 



Сердобольная дочка хозяйки дала ему моло- 
ка и хлеба и он совсем повеселел; долго мне 
говорил, что их офицеры уверяют солдат, 
что как только он вытеснят русских из Га- 
лиции и Буковины — будет заключен мир. 

От семьи уж месяц, как нет писем. Наша 
почтовая контора во время отхода куда то 
сбежала, а часть почты сгорела у Езерны 
вместе со старым штабным автомобилем. 

24 июля, д. Качанувка — Получено ужас- 
ное известие, что несчастный ген. Эрдели, 
после Тарнопольской драмы принявший Осо- 
бую Армию, убит каким то солдатом в то 
время, когда он уговаривал один из своих 
полков идти в бой... Убит предательски под- 
.1Ю — в спину из револьвера. Бедный Иван 
Егорович ! А давно ли я писал про него, что 
он сделал блестящую карьеру... Царствие 
ему Небесное ! 

Арестован ген. Гурко, бывший Главноко- 
мандующий Западным фронтом по обвине- 
нию в « заговоре против революции ». Глав- 
нокомандующим Ю-З. фронтом назначен ген. 
Черемисов, Балуев остается Командармом 
XI. Не завидую ни Корн11лову, ни Череми- 
сову, несмотря на их головокружительное 
возвышение. Судьба Гурко, Эрдели еще на 
глазах... 

А дела наши — все хуже и ху»се. Уже 
пали Черновицы, скоро падет Хотин. Немцы 
неудержимой лавиной текут в направлении 
на Одессу, разъедининяя нашу и румынскую 
армии. Пехота наша попрежнему не желает 
сражаться. У нас на участке солдаты гово- 
рят, что уйдут при первом же выстреле нем- 
цев... Пусть попробуют ! Мои пулеметы гото- 
вы... Но что же будет дальше ? 

Правительство все еще не может сговори- 
ться. Керенский собирался уйти. Угсвори.ли 
пока остаться. Ленину, когда он уже удрал, 
и Ко предъявили, наконец, обвинение в из- 
мене... Поздно ! 

25 июля. Д. Качанувка. — Ген. Эрдел.пи 
жив. Его начальник штаба ген. Бальтер в 
« Киевской Мысли » напечатал опровержение 
слуха о покушении на него. Искренно раду- 
юсь. Но кому нужно было распростронять 
такие слухи с точным описанием подробно- 
стей убийства ? 

2,6 июля. — Сегодня получил известие, что 
командир Гвардейского Кава.перийского Кор- 
пуса ген. Арсеньев возбуж;дает ходата1'1ство о 
назначении меня начальником одной из трех 
дивизий его корпуса. Прислал мне запрос. 

В мирное время я был бы очень обрадован 
этим. Но в настоящее время, когда гвардей- 
ская кавалерия не принимает участия в боях, 
— меня такое назначение, если оно состоит- 



ся, не очень радует : придеться стоять где 
нибудь далеко в тылу и ловить дезертиров 
— занятие не из веселых, хотя по нынешним 
временам и очень нужное. Однако отказы- 
ваться не придется, хотя мне будет и очень 
жаль разставаться с моими забайкальцами, 
с Которыми я столько пережил за время сво- 
его командования. Послал свое согласие. 

27 ИЮ.1Я. Д. Кривачинцы. — Моя боевая 
страда, повидимому, закончилась надолго. 
Всю конницу почему-то приказано отвести в 
тыл, оставил только разведовательные части. 
Пехота заняла окопы. На фронте наступило 
какое то затишье. 

Я со штабом распо.яожи.пся в старом поме- 
щечьем доме с прекрасным запущенным 
парком вековых деревьев. Живется тихо и 
спокойно. Со штабом подвожу итоги боевому 
периоду действий дивизии. 

29 июля. Кривачинцы. — Сидим в резерве. 
Отдыхаем и чистимся. Слухи о моем ппед- 
пологаемом уходе уже распространились в 
дивизии и я со всех сторон (не знаю искрен- 
но ли ?) слышу выраж;ение сожа.ления по 
зтому поводу. 

С фронта — мало утешительных вестей. 
Наши войска, хотя и медленее (нет реши- 
тельного напора немцев), но все-таки отходят 
назад, в наших руках остался уже только 
маленький клочек Галиции. Случаи непо- 
виновения нача.льникам, отказа идти в бой 
и братания — продолжаются. 

1 августа. — Сегодня князь Кекуатов по 
секрету сообщил мне, что полки моей ди- 
визии и артиллерия решили поднести мне 
солдатский Георгиевский крест на основании 
недавнего приказа по Военному и Морскому 
Ведомствам за мое руководство дивизией в 
боях под Тарнополем. 

Для меня это — приятный сюрприз, тем 
более ценный, что я ни подлаживался ни к 
комитетам, ни к казакам и не раз говорил 
им очень неприятные вещи, требуя исполне- 
ния долга и слумсбы. 

4 августа. — Сегодня исполнилось 25 лет 
моей офицерской службы. Сколько и хоро- 
ших и грустных воспоминаний за эту чет- 
верть века ! Я радовался, что живу в такой 
интересный период мировой жизни, когда на 
моих глазах сделано столько' величайших 
открытий, изобретений, и вместе с тем — 
трагедия, переживаемая Россией, заставляет 
меня думать, что лучше бы родится на 50 
.пет позднее настоящего ужасного времени ! 

В газетах пишут, что Государя с семьей 
Временное Правительство, по требованию 
большевиков Совдепа, отправило в Тобо.пьск. 
Какая подлая и ?кестокая месть зазнавше- 



— 9 — 



гося хама, который ныне правит нами ! Сю- 
да, в нашу глушь доходили слухи, что ан- 
глийский король и, кажется Франция пре- 
длагали Государю свое гостеприимство. Неу- 
жели же он по своей воле не захотел им вос- 
пользоваться и предпочел Сибирь относи- 
тельно спокойной жизни частным человеком 
в Англии или во Франци11 ? 

Зачем это новое унижение бедному Госу- 
дарю ? Да, и только ли одни унижения ж;дут 
его с семьей там ? Кто его защитит среди 
обезумевшего моря большевизма ? Мрачные 
предчувствия и горькие думы о непрочности 
земного величия не оставляют меня... 

5 августа. — Мой начальник штаба полк. 
Зверт получил 32-й пехотный Печорский 
полк и сегодня же уехал к новому месту 
службы. Очень сожалею об его уходе : он 
был всегда прекрасным помошником, спо- 
койным и распорядительным в боях. Вместо 
него назначен моей же дивизии казак — 
Ген. Штаба полк. Тонких. 

6 августа. — Чудный солнечный день по- 
сле бури и дождя третьего дня. Наш запу- 
щенный парк очарователен. В свободное вре- 
мя я с удовольствием броя^у по нем, вспоми- 
ная только недавно пережитые боевые дни. 
Так все тихо и мирно кругом, 1сак буд-то бы 
и не было совсем войны ! Полки моей диви- 
зии стоят по окрестным деревням и ведут 
занятия почти мирного времени. Крестьяне 
спокойно убирают хлеб с полей. В нынешнем 
году хороший урожай. 

Сегодня же мой новый начальник и1таба 
доло?кил мне, что получена телеграмма ген. 
Арсеньева о том, что он представил меня на 
командование 1-ой гвардейской кав. дивизи- 
ей. Как казак, я предпочел бы получить 
3-юю дивизию в которую входят гвардейские 
казачьи полки, но в виду того что эта диви- 
зия уж;е занята, я не откажусь и от 1-ой в. 
кав. дивизии, с многими офицерами которой 
у меня были хорошие отнои1ения по службе 
в гвардии. В этой же дивизии я начал свою 
службу : Л. Гв. Атаманский полк тогда вхо- 
дил в ея состав. 

7 августа. — Стоят очаровательные ясные 
дни. В особенности хорошо утром и вечером. 
Давно уже не слышно пушек. Мы отведены 
от фронта верст на тридцать. Службу на по- 
зиции (связь и разведку) несет по очереди 
один полк. Уходят лучшие дни для боевых 
действий : не за горами и осень. 

Не понимаю причин этой бездеятельности : 
ведь каждый день войны стоит России 53 
миллиона рублей ! 

Несмотря на затищье, бедные забайкаль- 
цы на фронте все же несут потери, хотя 



ведется только мелкая перестрелка. Вчера 
убит отличный урядник 1-го Верхне-Удинс- 
кого полка партией немецких разведчиков. 
Бывший с ним казак, видя свое стчайное 
положение, выскочил на И10ссе и начал кри- 
чать ура. Немцы подумали, что за ним идут 
наши войска быстро убежали. 

Привожу дословно только что полученный 
приказ по Армии и Флоту от 2 августа : 

« Казаки ! В такие дни, которые пережи- 
вает теперь Россия, вы перед лицом всего 
мира являете пример безпредельной любви 
к родине и глубокую преданность идеалам 
свободы и демократии. В смутные дни 3-7 
июля, когда в Петрограде был затеян безум- 
ный заговор против великой русской рево- 
люции, вы, по первому зеву Временного Пра- 
вительства рьщарски стали на страже свобо- 
ды и порядка- С великой отвагой, спаянные 
крепкой сознательной дисциплиной, вы че- 
стно выполнили волю большинства рево.пю- 
ционной демократии, оросив своей кровью 
улицы столицы. На фронте вы не запятнали 
себя позором измены. С безпримерной хра- 
бростью, сражаясь с врагом, вы увлек.пи сво- 
им живым примером всех малодушных, 
удерживали трусов, клеймили своим презре- 
нием подлых предателей. В февральские 
дни государственного переворота вы одни из 
первых присоединились к возставшему на- 
роду. С этого момента вы оставались и, я 
верю, останетесь неизменно верными рево- 
люции, отважно защищая от всяких посяга- 
тельства завоевания революции и великую 
будущность нашей свободной России. Рад 
оценить ваш благородный порыв. Ст имени 
всей революционной армии объявляю вам 
спасибо. 

Приказ этот прочесть во всех ротах, эска- 
дронах, сотнях, батареях и командах. — Во- 
енный министр Керенский ». 

Страное впечатление произвел на меня 
этот приказ... Да, казаки доблестно сража- 
лись за Родину и порядок в ней. Но чужды 
им громкие снова — « идеалы свободы и 
демократии», «завоевания революции» и т. 
д. ! Казак никогда не был крепостным, в 
самые мрачные годы крепостного рабства он 
был свободен и не за свою свободу боролся 
он. А « завоевания революции » ? Что они 
дали казаку и в чем собственно они заклю- 
чаются ? 

Не завидую офицерам, которым придеть- 
ся читать и разъяснять казакам этот приказ ! 

9 августа — За эти грустные, позорные 
дни, так называемого, « отхода » сколько 
удивительных подвигом му?кества и предан- 
ности долгу проявили офицеры ! К сожа.пе- 



10 — 



нпю, я не знаю имен этих героев долга, зти 
сведения получены от одного из чинов Став- 
ки в письме, но без указания частей и фами- 
лий героев. Вот примеры : 

1. Рота Н-ского полка отказалась насту- 
пать. Ея командир стал перед ней на колени 
и умолял солдат идти вперед. На это уни- 
жение рота ответила руганью и издеватель- 
ствами. Нашелся только один солдат кото- 
рый пошел за ротным командиром. Они « пе- 
решли в атаку » вдвоем и оба были убиты. 

2. Рота другого полка бежала из окопов. 
Остался в них один ея командир, который 
отстреливался до прихода другой роты, ко- 
торой и « сдал » окоп. 

3. Н-ская пехотная дивизия отказалась на- 
ступать. Тогда ея начальник собрал всех 
офицеров (около 200 человек) и с ними пере- 
шел в атаку. Большая часть погибла, но при- 
мер подействовал и дивизия двинулась впе- 
ред. 

А вот примеры иной « доблести » : 
1. При отступлении от Тарнополя бежав- 
шие солдаты занялись неистовым грабежом 
и насилиями. Было разстреляно 14 негодяев. 

2. При оставлении Станиславова и особен- 
но Калуша — творилось что-то ужаснее ; по- 
мимо грабежа, солдаты, как звери наброси- 
лись на женщин : насиловали 70-ти летних 
старух и 8-и летних девочек по очереди; оче- 
реди в хвостах гкдали по 30-40 человек. Если 
жертвы не умирали — их убивали. Говорят 
даже, буквально четвертовали, отрубали ки- 
сти рук, у женщин отрезывали груди... 

В Калуше будто был такой случай : офи- 
цер, проходивший мимо одного дома ус.пы- 
шал страи1ный крик женщины, вбежав в 
дом, он увидал ужасную картину ■, озверев- 
ший солдат схватил грудного ребенка за 
нсжку и собирался разбить ему голову о 
стену; перед ним на коленях стояла мать и 
умоляла пощадить ребенка. Выстрелом из 
револьвера офицер застрелил солдата и тем 
спас жизнь ребенка. Мать ему рассказала, 
что солдать требовал от нея денег, а так как 
их у нея не было, то мерзавец схватил ея 
дите со словами : « Вот я разобью голову 
твоему щенку, так ты найдешь деньги... » 

Мел?ду этими двумя полюсами было, ко- 
нечно, много переходов от высокой доблести 
до безграничной подлости... Но все таки — 
мало надежды на то, что наша Армия « выз- 
доровеет », слишком уж ее развратили... Не- 
давно, говорят, опять был спучай убийства 
командующего полком за убеждение насту- 
пать. И это сделали гвардейские стрелки. 
Неужели это правда ? Кроме Петровской 
бригады — почти вся гвардейская пехота 



опозорила свои седые знамена трусостью, 
изменой и предательством... 

Бедные офицеры ! Что им пришлось пе- 
режить, видя нравственную гибель своих 
старых полков ? Велика была роковая ошиб- 
ка высшего командования, двинувшего с са- 
мого начала войны в бой гвардейские полки, 
действительно — цвет нашей Армии. Их 
следовало бы оставить в Петрограде, не раз- 
бавляя огромной массой плохо обученных 
и мало воспитанных в военном духе запас- 
ных. Тогда не было бы и ужасной нашей 
революции. Старые гвардейские полки съу- 
мели бы удержать в порядке разнузданный 
тыл 14 быстро бы прекратили всякие попытки 
наших революционеров-предателей. А вместо 
этого, в первый же период войны старый 
состав кадровых офицеров и солдат гвардей- 
ской пехоты был в значительной степени 
уничтожен. Гвардия дралась прекрасно и 
вполне понятно, что потери в ней были вели- 
ки. С конца 1915 г. состав гвардейских пол- 
ков был уж далеко не тот, как перед высту- 
плением на войну и разлагающая пропаганда 
наших предателей нашла среди них такую 
же подготовленную почву, как и в армейс- 
ких полках. 

Каким то чудом относите.пьно еще до сих 
пер держится Петровская бригада — Л. Гв. 
Преображенский и Семеновский полки. Под 
Тарнополем моя дивизия дралась рядом с 
ними, и мы видели, что сравнительно с ар- 
мейскими полками, гвардейцы были выше, 
хотя и там уже чувствовалось, что они долго 
не продержатся. Я вспомнил свое негодова- 
ние и отчайние во время одновременного от- 
хода с моей дивизией : под Тарнополем они 
сначала заняли найденный длинный окоп и 
решили задержать здесь немцев, а затем, 
после первой же немецкой гранаты через 
голову, как один, быстро встали из них и не 
слушая никаких уговоров и пр11казаний офи- 
церов и моих проклятий, с шумом и гамом 
стали отходить назад. Только появление сот- 
ни забайка.пьцев, вызванных мною из резер- 
ва и спешанных впереди семеновцев заста- 
вило их остановиться и поддержать сотню 
своим огнем. Армейцы и этого не сделали бы- 

Как эта гвардейская пехота была мало 
похожа на ту стойкую, как скала. Гвардию, 
с которой я уже в 1915 г. сражался с немцами 
в Холмском районе, командуя Л. Гв. Своднс- 
Казачьим полком ! Какие чудеса храбрости 
и удивительной стойкости проявляла сна 
тогда ! 

10 августа — Сегодня получена телеграмма 
из штаба XI армии о том, что я « допущен к 



11 — 



командованию » 1-й Гвардейской кавалерий- 
ской дивизией. 

Вопрос решен ! Переворачивается еще одна 
станичка истории моей жизни... Помоги Гос- 
подь, чтоби и здесь моя слу»сба пропг.ла бла- 
гополучно ! 

13 августа — Кривачинцы — Сегодня ут- 
ром торжественно, с оркестром музыки, в 
присутствии всех командиров полков и пред- 
седателей Георгиевских дум частей дивизии, 
кн. Кекуатов поднес мне постановления всех 
полков, стрелкового и артиллерийских ди- 
визионов об удостсении меня солдатским Ге- 
оргиевским крестом 4-й степени. Князь, 
сильно волнуясь, произнес длинную речь, 
где очертил мою боевую деятельность, « во- 
енный талант и спокойствие в боях ». В за- 
ключении, после ура всех собравшихся, он 
передал мне Георгиевскую ленточку : креста 
здесь не нашли. На время дал мне свой крест 
мой вестовой Иван Козел, полученный им за 
то, что он мне спас жизнь в одном из боев 
в Восточной Пруссии в 1914 году. 

Итак — я Георгиевский кавалер ! Хоть у 
меня и солдатксий крест, но он мне тем более 
дорог, что его присудила мне вся моя диви- 
зия, с которой я скоро расстанусь, быть мо- 
жет, навсегда. Ценю свой крест также и за 
то, что при нынешнем отношении солдата 
и казака к офицеру и в особенности к гене- 
ралу — присуждение этого знака отличия 
является доказательством тех добрых отно- 
шений, какие мне удалось установить с мо- 
ими забайкальцами. 

14 августа — Каж;дый день постепенно 
прощаюсь с частями дивизии, одновременно 
поздравляя новых георгиевских кавалеров. 
Третьего дня простился со 2-ой бригадой, 
вчера с 1-ой и стрелками, сегодня ездил на 
позиции проститься с артиллерией. Все по- 
видимому искренно сожалеют о моем уходе, 
говорят мне теплые речи; дивизионный ко- 
митет поднес мне трогательное постанов.пе- 
ние, назвав меня « гражданин казак ». Зав- 
тра предстоит прощальный обед, а послезав- 
тра — еду на автомобиле (120 верст) к ново- 
му месту службы. Когда я прощался со 
стрелками, с которыми у меня было- столько 
недразумений, я в своей речи к ним вспом- 
нил о них и просил стрелков быть такими 
же верными зацитниками Родины, какими 
они показали себя в наших последних бо- 
ях, в особенности пулеметная команда Коль- 
та. Вышел бравый молодой унтер-офицер, 
только что поздравленный мною георгиев- 
ский кавалер, и от имени всех стрелков ска- 
зал мне : « Мы — честные люди, г. Генерал, 



и верные дети России. Мы, может быть, рас- 
ходимся с вами в политических убе»сден11ях, 
но мы дали вам слово быть храбрыми солда- 
тами и мы сдержим его, как и держал11 до 
сих пор в боях. Очень сож;алеем о прош.лых 
недразумениях ». Все это было сказано 
складно и с достоинством. Я поцеловал его, и 
мы расстались с стрелками друзьями. 

15 августа, 3 часа дня. — Прости.пся со 
всеми полками и другими частями дивизии. 
Выслушал много хороших слов и по?келаний. 
Сейчас будет обед, на котором будут « про- 
вожать » меня начальники частей и штаб мо- 
ей бывший дивизии. Не хочется уезжать мне 
отсюда. Бог знает что ждет меня впереди, а 
здесь, среди хотя уже и тронутых револю- 
цией, но все еще не потерявших порядка и 
сознания долга казаков — я очень скоро по- 
чувствовал себя в свой семье. Под скромней 
внешностью моих соратников я нашел много 
чистых сердцем людей, глубоко преданных 
долгу, верных слугов России. Вместе пере- 
житые дни тяжкой боевой страды еще боль- 
ше скрепили мою духовную связь с полками. 

Уеду с искренним сожалением, но с спо- 
койной душой и чувством исполненного дол- 
га : слава Богу все части дивизии теперь в 
полном порядке и представляют собой на- 
дежнее оружие в руках начальника. В боях 
казаки показали себя молодцами, и я буду 
всегда гордиться, что имел честь командо- 
вать такими доблестными частями. О вну- 
тренних недразумениях в полках уже не 
слышно : перед лицом смерти — все ста.ли 
« демократами » в лучшем смысле этого сло- 
ва. Уверен, что дивизия будет хорошо' слу- 
жить, если ей снова дадут боевую работу. 
Но, если она будет долго бездействовать в 
тылу, то, вероятно, опять скоро начнется 
разложение, которое сделало такие страш- 
ные успехи во всей русской армии... 

В тот аке день — полночь. — Итак день 
закончен. Обед прошел в удивительно теп- 
лом сердечном настроении. Не под влиянием 
вина, которого было не много, а, видимо, с 
открытой душой провожали меня мои бли- 
жайшие соратники и помошники, бо.льшин- 
ство которых я, вероятно, не увижу больше 
никогда. Я с ними пережил много и хороших 
и тяже.лых дней, видел искреннюю помощь и 
усердную службу. 

Дай Бог им всем счастья, бодрости духа и 
тела — нести свой тяжкий крест на благо 
обшей Матери — России. 

Прощай, 1-ая Забайкальская казачья ди- 
визия ! Да хранит тебя Бог, верная защитни- 
ца измученно]"! Родины !... 



— 12 



Старший бригадный командир генерал-ма- дивизией. Завтра рано утром еду к новому 
йор кн. Кукуатов вступил в командование месту службы. 

Ген. А. П. Богаевский 



ТРАГЕДИЯ АТАМАНА АННЕНКОВА 



I 



Мы просим всех соратников атамана 
Анненкова дополнить эти данные и 
поделиться своими воспоминаниями. 

5 апреля 1926 года Атаман Борис Влади- 
мирович Анненков написал, как уверяют со- 
ветские историки, следующее письмо Всерос- 
сийскому центральному исполнительном ко- 
митету в Москву, Кремль : 

« ...Я, Борис Анненков, в минувшую гра- 
жданскую войну принимал самое деятельное 
участие в борьбе на стороне белых. Я считал 
большевиков захватчиками власти, не спо- 
собными вести народ и страну к благу и про- 
цветанию. Суровая З'/г-летняя борьба кончи- 
лась нашим поражением, и мы эмигрировали 
в Китай. Шесть лет эмиграции были самыми 
тяжелыми в моей }«изни. Потеря родины, 
сознание своей вины перед людьми, которые 
верили мне и которых я псвел за собой в 
скитание в Китай, сильно угнетали меня. Но 
сти шесть лет изгнания не прошли даром. 
Строгий анализ своих прошлых проступков 
и действий привел меня к таким выводам : 
Гражданская война и борьба с советами бы- 
ли глубоким моим заблуждением, ибо то, что 
сделала советская власть после того, как 
окончила борьбу на всех фронтах с белыми 
и поляками, говорит за то, что советская 
власть твердо и неуклонно ведет народ и 
страну к достижению намеченных ею идеа- 
лов. Тот огромный шаг по пути строитель- 
ства, который сделала советская власть, яв- 
ляется показателем того, что народные мас- 
сы идут за своей властью, ибо только при 
полной поддержке всего народа можно было 
достичь тех колоссальных успехов, кои до- 
стигнуты в СССР. Сознавая свою огромную 
вину перед народом и советской властью, 
зная, что я не заслуживаю снисхождения за 
свои прошлые действия, я все-таки обраща- 
юсь к советскому правите.пьству с искрен- 
ней и чистосердечной просьбой о прощении 
мне моих глубоких заблуждений и ошибок, 



сделанных мной в гражданскую войну. Если 
бы советская власть дала мне возможность 
загладить свою вину перед родиной служи- 
нием ей на каком угодно поприще, я был бы 
счастлив отдать все свои силы и жизнь, 
лишь бы доказать искренность моего заблу- 
ждения. 

Сознавая всю свою вину и перед теми 
людьми, которых я завел в эмиграцию, я 
прошу советское правительство, если онО' 
найдет мою просьбу о помиловании меня 
лично неприемлемой, даровать таковое моим 
бывшим соратникам, введенным в заблужде- 
ние и гораздо менее, чем я, виноватым. 

Каков бы ни был приговор, я приму его 
как справедливое возмездие за свою вину. 
Борис Анненков ». 

Вскоре было написано и обращение Ата- 
мана к своим соратникам-партизанам с при- 
зывом признать советскую власть и вернуть- 
ся на родину из эмиграции. 

Судя по стилю покаянного письма и при- 
зыва к соратникам, можно' не сомневаться в 
том, что оно или было написано чекистами 
или же писалось под их диктовку. Что это 
так — достаточно сравнить письмо Анненко- 
ва с другими « покаянными » письмами бе- 
лых, перешедших на сторону советской вла- 
сти. 

Как сообщают Сергей и Милица Мартьяно- 
вы в документальной повести « Де.по Аннен- 
кова » (журнал « Простор » за 1970 год, стр. 
102), это письмо якобы было написано Ан- 
ненковым в Калгане, в присутствии чекистов 
Виталия Примакова, Антонова и Карпенко. 
Сам Атаман уже находился в руках чекистов 
и, как заявил другой чекист Лихарин, Ан- 
ненков написал это покаянное письмо после 
« долгого и мучительного раздумья »... 

— Это у него единственный шанс смяг- 
чить свою участь ! Та соломинка, за которую 
хватаются даже такие люди, как Анненков, 
хотя и понимают, что это лии1ь соломинка, 
— сказал чекист Лихарин. 

Это письмо-заявление Анненкова немед- 
ленно было помещено в советских газетах, а 



— 13 — 



советский посол в Китае Карахан постарал- 
ся распространить его широко в Китае и за 
границей. 

24 апреля 1926 года эмигрантская газета 
« Новое Шанхайское Время » сообщила : 
< Атаман Анненков арестован в Калгане по 
приказу маршала Фзн Юй-Сяна. Он содер- 
жится сейчас в тюрьме. Письмо о помило- 
вание!, вероятно, написано под страхом смер- 
тной казни. Как первое, так и второе сооб- 
щение нами не проверено. Переходу добро- 
вольному Атамана мы лично не верим. Пись- 
мами об атамане завалена наша редакция ». 

Другая эмигрантская газета « Шанхайская 
Заря » от 25 апреля 1926 года писала : « Поя- 
вившиеся известия о « переходе » Атамана 
Анненксва к большевикам, естественно, вы- 
звали немало толков среди белых русских, 
но совершенно исключительное, оше.ломля- 
юшее действие оказало это известие на пар- 
тизан Атпмана Анненкова, находяшихся в 
Шанхае : никто не мсг поверить в правдо- 
подобность его. Анненков и большевики ? 
Для партизан Атаман неизбежно ассоцииро- 
вался с понятием необходимости активной 
борьбы с большевиками... Перед белыми 
встал вопрос : как это могло случиться ? Ан- 
ненков не только в стране врагов, но и сво- 
их партизан зовет туда же... Многие из пар- 
тизан не станут отрицать, что больпгое сму- 
щение внесли в их души как самый факт 
« раскаяния » Анненкова, так и его призыв 
возвращаться на родину ». 

Да.чьше « Шанхайская Заря » в редакцион- 
ной статье заявила, что « Атаман Анненков 
к большевикам сам не перешел, он бы.п на- 
сильственно передан красным маршалом Фэн 
Юй-Сяном. на территории которого Атаман 
Анненков прогкивал в последнее время... 
Тогда же маршал Фэн Юй-Сян укрепил свою 
связь с большевиками фактически сделался 
их ставленником. Под влиянием директив 
штаба советских частей в Калгане, Фэн при- 
казал арестовать Анненкова, причем предва- 
рительно ему предложили перейти к крас- 
ным добровольно, на что он, по словам, офи- 
церов, ответил : « Лучше расстреляйте меня 
здесь ! «... 

Газета « Россия » (тоже эмигрантская) от 
27 апреля 1926 года в большой статье писа- 
ла : ;< Все честные анненковские партизаны, 
если они действительно верят в то, что Ан- 
ненков не изменил, должны стиснуть зубы 
и молчать, чтобы не вызвать соблазна среди 
слабых и робких. И мы их поймем этих пар- 
тизан, ибо для них род1ша выше атамана Ан- 
ненкова !... ». 

« Читая эмигрантские газеты того времени, 



— писали о « Деле Анненкова » Мартьяновы, 

— мы видим, как заметалась, растеря.лась 
белая эмиграция в те дни, какое огромное 
значение сыграл призыв Анненкова возвра- 
щаться на родину». 

Письмо Анненкова и обращение его в 
ВЦИК и к партизанам было издано совет- 
ским правительством отдельной брошюрой 
большим тиражом и распространялось в Ки- 
тае и Монго.лии среди эмигрантов. И потя- 
нулись на родину эмигранты. Это и бы.ло как 
раз то, чего добивались советская власть и 
чекисты. 

Советские журналисты и историки, сооб- 
щая данные об Атамане Анненкове, ограни- 
чиваются лишь замечаниями, что он проис- 
ходил из старинного дворянского рода, и это 

— все. Кроме того Мартьяновы упомянули 
о декабристе Иване Александровиче Аннен- 
кове и его жене — француженке Полине 
Гебль, которая последовала за декабристом 
Анненковым в Сибирь. Только в 1856 году 
декабристу Ивану Анненкову с женой и 
детьми было разрешено вернуться из Сибири 
и он стал жить в Нижнем Новгороде. На 
допросе Атаман Анненков признал, что этот 
декабрист был его предком по прямой линии. 

В книге бывшего министра адмирала Кол- 
чака И. И. Серебренникова « Великий отход » 
(издана в Харбине в 1936 году) сообщается, 
что Анненков действительно происходи.л из 
потомственных дворян Новгородской губер- 
нии и с юных лет избрал себе военную ка- 
рьеру. В 1908 году он окончил военное учи- 
лище и до 1914 года находился на военной 
службе в одном из сибирских казачьих пол- 
ков в Русском Туркестане. В 1914 году Борис 
Анненков оказался на русско-германском 
фронте, где проявил себя исключительно 
храбрым офицером, и по.пучил ряд боевых 
наград, в частности, французски!"! Почетный 
Легион и английскую золотую медаль за 
храбрость. 

Когда фронт закопался в Пинских бо.по- 
тах, Анненков командовал партизанским от- 
рядом для действий на фронте и в тылу 
немцев. На этом посту и застала его револю- 
ция 1917 года и бсльшевицкий переворот. 
Несмотря на развал и демоб1'1лизацию армии, 
партизанский отряд Анненкова оставался бо- 
еспособным. Анненков решил привести этот 
отряд в несколько ест человек с оружием в 
Омск, в распоряжение сибирского казачьего 
правительства. Несмотря на все попытки ра- 
зоружить его отряд на пути, анненковцы 
прибыли благополучно в Омс1с, не сдав ору- 
гкия. С частью своих парт1!зан Анненков 
скрылся из Омска, решив начать воорз'жен- 



— 14 — 



ную бсрьбу против большевиков. За эти свои 
активные действия Анненков уже в начале 
1918 года был объявлен большевиками вне 
закона. 

При выступлении чехословаков в Запад- 
нор! Сибири, отряд Атамана Анненкова при- 
нимал участие во взятии Омска. К этому вре- 
мени в его отряде было уже до 1.000 человек. 
После освобождения от коммунистов Омска, 
отряд Анненкова был направлен на Верхне- 
уральский фронт, где пробыл около 2 меся- 
цев, а затем был отозван в тыл для подавле- 
ния восстания коммунистов в Славгородском 
уезде Томской губернии. Отсюда анненксвцы 
были направлены в район города Семипала- 
тинска, где и оставались продолжительное 
время. Здесь отряд непосредственно попол- 
нялся добровольцами и отчасти мобилизо- 
ванными казаками. Многих привлекало оба- 
яние Атамана Анненкова, его отвага, хра- 
брость, а также и заботы о бойцах, благодаря 
которым отряд Анненкова был хорошо эки- 
пирован и обеспечен продовольствием. К 
концу 1918 года в его отряде было не менее 
10.000 человек. 

Вот как описывают Анненкова советские 
журналисты Мартьяновы : « ...Тонкое блед- 
ное лицо аристократа, плотно сжатые губы, 
прямой с горбинкой нос, а главное глаза : 
темные, зрачки приподняты и снизу тонкая 
полоска белка придавала взгляду какую-то 
особую остроту и даже ярость... Стройный, 
худощавый, с отличной вьшравкой кадро- 
вого офицера, он сразу останавливал на себе 
взгляды... Анненков был тщеславен, не ку- 
рил, не пил спиртных напитсков, чужда.пся 
женщин и друзей не имел. Был больш1'1М 
знатоком и любителем лошадей ». 

На суде и, особенно, в протоколах общих 
собраний трудящихся, собранных, конечно, 
по приказу ссзетских властей, в Семипала- 
тинске, Петропавловске и Усть-Каменногор- 
ске, говорилось о « необычайных гкестокос- 
тях » Анненкова — о расстрелах и казнях 
коммунистов во всех этих городах, о беспо- 
щадном подавлении Черкасского восстания, 
о расстрелах своих ж.е белых в Орлином гне- 
зде, о грабеж;ах и насилиях. Мы не будем 
и не смеем оправдывать некоторые поступ- 
ки и действия Атамана Анненкова. Он безу- 
словно был представителем « атаманщины » 
в Белом движении. Той вольницы, авантю- 
ризм и тщеславие, которой и стали одной из 
причин неудачи Белого Движения. 

В « Деле Анненкова » имеется характер- 
ный для него ответ-телеграмма сибирскому 
правительству в Омске : « ...Подчиняться ми- 
фическому вашему правительству я не на- 



мерен. Задачу выбрал сам. О моем подчине- 
нии и не мечтайте. Подчинюсь тому, кто сво- 
ими действиями этого заслужит. Анненков». 
Ответ типичный для всех « атаманов » того 
времени. 

В Сибири гражданская война заканчива- 
лась — белые под натиском Красной армии 
и многочисленных партизан отступали на 
Восток. В марте 1920 года Атаман Анненков 
отдал приказ по Отдельной Семиреченской 
армии об отходе всех своих войск в соседний 
Китай. К границе потянулись конные отря- 
ды и пехотные колонны, на телегах и повоз- 
ках многочисленные беженцы с пожитками 
и войсковые обозы. Семиреченская армия от- 
ходила тремя колоннами : Северной, в кото- 
рой была остатки колчаковских частей и 
большинство беженцев, — эту группу воз- 
главлял генерал Бакич, герой Сызранского 
восстания, бывший командир Сызранской 
дивизии Народной армии. Южной группой 
командовал Атаман Семиреченского казачье- 
го Войска генерал Щербаков — она состояла 
преимущественно из семиреченских казаков 
и их семейств. Центральную группу, состояв- 
шую из анненковцев — партизанских пол- 
ков, возглавлял сам Анненков, которому 
только что исполнилось тридцать лет. Он, 
уже в чине генерал-майора, командовал От- 
дельной Семиреченской армией. Вместе с 
ним находился и его начальник штаба, пол- 
ковник Генерального штаба Денисов, двадца- 
ти девяти лет отроду... 

Отряд Анненкова, покинув Семиречье, 
стал уходить в горы Алатау. В этих горах на 
значительной высоте, недалеко от русско-ки- 
тайской границы, отряд расположился лаге- 
рем на стоянку. С китайцами шли перегово- 
ры. Здесь анненковцы простояли около двух 
месяцев. Местность, где был разбит лагерь, 
получила у партизан Анненкова название 
« Орлиного гнезда ». 

« ...Страшный урон наносили отряду бо- 
лезни и начавшийся голод, — пишет белый 
историк И. И. Серебрянников (« Великий от- 
ход »), — тиф вырывал одну жертву за дру- 
гой. Во время стоянки в « Орлином гнезде » 
погибло от болезней несколько сот человек. 
Питались в лагере плохо, почти голодали... 
Привезенные продукты были на исходе. Чи- 
сленность отряда заметно уменьшалась. Еще 
во время продвижения к горам Алатау было 
объявлено по отряду, что желающие могут 
возвратиться домой в Россию. Этим разреше- 
нием сразу воспольозвалось свыше полутора 
тысяч человек. Из « Орлиного гнезда » от 
Анненкова отделился целый полк оренбург- 
ских казаков, который ушел к Атаману Ду- 



15 — 



тову, стоявшему со своим отрядом лагерем 
вблизи китайского города Суйдина. 

Пребывание отряда Анненкова в « Орли- 
ном гнезде » и в горах Алатау сопровожда- 
лось рядом ненужных и ничем не оправдан- 
ных жестокостей, которые были учинены 
некоторыми лицами из числа соратников 
Атамана по отношению к отдельным парти- 
занам и особенно беженцам, желавшим вер- 
нуться в Россию ». 

Все эти жестокости над своими же белыми 
позже фигурировали на суде над Анненко- 
вым в Семипалатинске. В мае 1920 года от- 
ряд Анненкова покинул « Орлиное гнездо ». 

« ...В 3 часа дня мы поднялись на послед- 
ний горный перевал перед Китаем, — вспо- 
минает один из участников похода, — чтобы 
проститься с исчезавшими вдали русскими 
пределами. В этот момент многие горько пла- 
кали, некоторые целовали покидаемый ими 
последний кусок родной земли ». При пере- 
ходе границы анненковцы сдали свое оружие 
китайцам, которые обешали за это кормить 
интернированных партизан. Однако, часть 
оружия анненковцами была все же припря- 
тана для себя на всякий случай. 

После перехода границы анненковцы рас- 
положились лагерем по реке Бартала. Всего 
в отряде тогда насчитывалось не более ты- 
сячи человек. Это были наиболее преданные 
Атаману Анненкову партизаны : конвойцы, 
лейб-атаманцы, артил.леристы, а также весь 
состав военного оркестра и трубачи. В этом 
лагере, прозванном «Веселье», отряд про- 
стоял три с половиной месяца. За это время 
все хорошо отдохнули, купались, лови.пи ры- 
бу и отошли от тяжелых походов в горах 
Алатау. 

В августе 1920 года, с разрешения генерал- 
губернатора Китайского Туркестана генера.ла 
Яна, остатки отряда Анненкова нача.ли по- 
эшелонно, тремя группами двигаться к горо- 
ду Урумчи, столице провинции Синьцзяна. 
Первый эшелон, как сообщали участники по- 
хода, вступил в Урумчи с оркестром музыки 
и с пением казачьих песен. В Урумчи парти- 
заны Анненкова разместились в бывших 
русских казачьих казармах Пограничного 
отряда. Генерал Ян устроил в честь Аннен- 
кова торжественный банкет, на который бы- 
ли приглашены и старшие офицеры отряда. 

В Урумче отряд Анненкова простоял около 
трех месяцев и поздней осенью двинулся 
дальше на восток к городу Гучену. 

« ...Добравшись до Гучена, — пишет И. 
Серебренников со слов Г. В. Степанова, одно- 
го из партизан Анненкова, — в конце октя- 
бря, отряд сделал остановку. Партизаны Ан- 



ненкова расположились за городской стеной, 
в предместье, разместившись по китайским 
постоялым дворам. Еше в пути, по мере про- 
движения отряда на восток, настроение пар- 
тизан заметно повышалось. Теперь же, сидя 
в Гучене, они стали мечтать о том, как хо- 
рошо было бы, сохранив у себя то оружие, 
что было ранее припрятано ими, пробраться 
во Внешнюю Монголию, а оттуда в Маньч- 
ж:урию и Русское Приморье, чтобы вновь 
принять участие в антибсльшевицкой борьбе 
на русской территории, где были каппелевцы 
и остатки армии Колчака и Семенова ». 

Но этим мечтам и планам не суж;дено было 
осуществиться. 

Неожиданно китайское командование от- 
казалось снабжать продовольствием аннен- 
ковцев. Тогда партизаны схватились за ору- 
жие (у кого оно было припрятано на себе), 
разоружили китайских солдат и началась 
перестрелка. Китайцы укрылись в городе за 
крепостной стеной и закрыли городские во- 
рота. В течение трех дней анненковцы дер- 
жали Гучен в осаде. Одновременно шли пе- 
реговоры между атаманом Анненковым и 
китайскими властями. 

Китайцы, наконец, согласились продол- 
жать выдавать продовольствие по-прежнему, 
однако, при условии, что анненковцы окон- 
чательно сдадут все свое оружие. Это усло- 
вие, волей-неволей, было принято Анненко- 
вым. Вновь состоялась сдача оружия, но и 
на этот раз анненковцам удалось кое-что 
спрятать и закопать в землю. 

Наконец, анненковцы начали свой поход 
на восток сначала на Ланьчжоу, столицу 
провинции Ганьси, а затем на Калган. Дви- 
гались посшелонно. Второй эшелон (остатки 
Кирасирского полка) провожали сам Аннен- 
ков, весь персонал третьего и четвертого 
эшелонов и вооруженные китайцы. И когда 
второй эшелон скрылся из виду, китайские 
вооруженные солдаты неожиданно окружи- 
ли анненковцев и объявиил их под арестом. 

Атаману Анненкову было предложено про- 
ехать в город к губернатору Гучена для объ- 
яснений. Анненков с двумя конвойцами от- 
правился в город. Вскоре партизаны Аннен- 
кова узнали, что их Атаман арестован. Они 
хотели немедленно броситься ему на выруч- 
ку, но пслучи.пи приказ от своего начальства 
сохранять спокойствие. Через два дня после 
ареста Анненков тайно и под сильным конво- 
ем китайцев был отправлен в Урумчи. 

Оставшимся партизанам было сказано, что 
если они не двинутся на восток из Гучена 
то китайцы не освободят Атамана Анненко- 
ва. После совещания начальников, остатки 



16 — 



анненковцев решили продвигаться на восток, 
но человек тридцать пошли на запад с целью 
вернуться в Советский Союз. 

Первый и второй эшелоны (лейб-атаманцы 
и кирасиры) двигались на восток в поxо7^ном 
порядке, большинство на лошадях. Они бла- 
гополучно перевалили через хребет Тянь- 
Шань и пришли в город Хами. Здесь остано- 
вились и узнали об аресте китайцами Ата- 
мана Анненкова. Партизаны не знали, что им 
де.пать ; часть считала, что нужно немед.пен- 
но вернуться в Урумчи и силой освободить 
Атамана, другие считали, что такое высту- 
п.ление может лишь ухудшить полож;ение 
Анненкова. Было решено ожидать дальней- 
ших действий китайцев. 

Китайцы же усиленно предлагали аннен- 
ковцам двигаться дальше на восток. В кон- 
це концов, это предложение было принято и 
анненковцы из Хами двинулись в город 
Аньсичжоу в провинции Ганьсу. Здесь ки- 
тайские власти предложили партизанам ос- 
тановиться не в городе, а около ламаитского 
монастыря Ченьфадуна. « ...Анненковцы про- 
жили здесь около месяца, — пишет И. Сере- 
бренников, — затем китайцы разрешили им 
двигаться дальше на восток, но только не- 
большими группами. Анненковцы продали 
своих лошадей, кой-какие свои вещи, на вы- 
рученные деньги купили запас продовольст- 
вия на дорогу и начали двигаться группами 
по 20-30 человек, выезжать на китайских 
арбах дальше на восток. Двигались к городу 
Ланьчжоу, а затем к городам Гуйхуачену и 
Баотоу, откуда уже по железной дороге 
мсжно было проехать в Пекин и Тяньцзин... 
Так произошло рассеяние по Китаю двух 
первых самых лучших полков отряда Ата- 
мана Анненкова. Несколько позже, приб.пи- 
зительно в том ж;е порядке, рассеялись по 
Китаю и другие остатки отряда Атамана Ан- 
ненкова ». 

А сам Атаман Анненков в это время сидел 
в китайской тюрьме. 

Е « Деле Анненкова » сообщается, что ата- 
ман был арестован китайцами в 1921 году за 
« неподчинение и за нападение его людей на 
китайских солдат ». Его держали в строгой 
изоляции в тюрьме и никого к нему не пу- 
скали, никаких сно1лений с внешним миром 
не позволяли. 

« Но вмешались японские, английские и 
прсчхте влиятельные особы, — замечает со- 
Еетск11Й журна.яист Мартьянов, — заинтере- 
сованные в Анненкове и в феврале 1924 года 
он был освобожден из китайской тюрьмы ». 

К этому времени у Анненкова из 18.000 
солдат и ос}эицеров, перешедших с ним в 1920 



гсду русско-китайскую границу, оставалось 
лишь 18 конвойцег.. Все остальные разъеха- 
лись и разошлись, а частью вернулись в Со- 
ветский Союз. 

« Во время пребывания Анненкова в ки- 
тайской тюрьме в Урумчи, — пишет Мар- 
тьянов, — китайцы усиленно старались при- 
учите его к курению опиума, чтобы погубить 
его таким образом, но атаман курить опиум 
наотрез отказался «. 

По выходе из китайской тюрьмы, Аннен- 
ков совершенно серьезно произвел полков- 
ника Денисова в генерал-майоры « за верную 
службу », а подхорунжего Александра Ярко- 
ва в хорунжего и наградил « Партизанским 
крестом » За мужество и храбрость... 

Из города Турфана, где Анненков встретил 
Денисова, оба они, в сопровождении 18 чело- 
век, оставшихся верными атаману, верхами 
двинулись вглубь Китая. 2 мая 1924 года 
они прибыли в город Ланьчжоу и здесь ре- 
шили остановиться. Несколько позднее они 
приобрели недалеко от города заимку в два 
одноэтажных домика с длинной глинобитной 
конюшней. Анненков решил, вместе с Дени- 
совым, разводить племенных лошадей и... 
ждать событий. Отсюда он стал переписы- 
ваться с деятелями русской эмиграции. 

В сентябре 1924 года руководители ОГПУ 
Менжинский и Артузов получили из Китая 
от своих агентов сообщение : « Атаман Ан- 
ненков — человек быстрого и хорошего ума, 
громадной личной храбрости, жестокий и 
.повкий. Он хорошо владеет китайским язы- 
ком (выучил китайский прилично, сидя в 
китайской же тюрьме), имеет средства и хо- 
рошо себя держит — тип лихого казака... 
Может быть для нас весьма опасным ». Да.ль- 
ше следовали агентурно-разведочные сведе- 
ния о переписке Анненкова с лидерами бе- 
лой эмиграции, о его встречах. 

Менжинский и Артузов, получив исчерпы- 
вающую информацию о своем противнике, 
приняли решение во что бы то ни стало обез- 
вредить или уничтож;ить Анненкова, кото- 
рый действительно мог снова начать и воз- 
главить антисоветское движение из Китая 
или Монголии. 

« В те далекие годы, — сообщается в 
« Деле Анненкова », — когда Китай был 
охвачен пламенем освободительной войны, в 
Кантон самим Сунь Ят-Сеном был приглашен 
на пост главного военного советника маршал 
Василий Блюхер. Политическим советником 
Гоминдана тогда работал Михаил Бородин, 
видный деятель Коминтерна. Первым совет- 
ским послом в Пекине был образованнейший 
коммунист-ленинец Лев Михайлович Кара- 



17 



хан, подписавший весной 1924 года соглаше- 
ние об аннулировании всех кабальных цар- 
ских договоров с Китаем. Военным атташе 
у него был Александр Егоров, будущий мар- 
шал СССР. Северо-Калганской группой во- 
енных советников, по приглашению маршала 
Фэн Юй-Сяна, руководил полководец и ли- 
тератор Виталий Маркович Примаков с 
группой чекистов ». 

Вот ему, Виталию Примакову (он же гене- 
рал Лин) и было поручено из Москвы от 
ОГПУ ликвидировать Атамана Анненкова. За 
Анненковым и Денисовым была установлена 
слежка. К тому времени чекисты уже име.ли 
« своих людей » как среди китайцев, так и 
среди русских эмигрантов. 

На заимку Анненкова под Ланьчжоу шли 
письма, телеграммы. Почти все они станови- 
лись известными Примакову. Но ни Аннен- 
ков, ни Денисов не любили много писать и 
вели переговоры устно и устно отдавали рас- 
поряжения своим людям, казакам, рассеян- 
ным по всему Китаю. Для советской агенту- 
ры это было почти недоступно, но, в конце 
концов, благодаря агентам и предателям мно- 
гие разговоры и устные приказы стали из- 
вестны резидентам ОГПУ в Китае. 

Б « Деле Анненкова », конечно, пока не 
сообщены имена агентов чекистов в ближай- 
шем окружении Атамана но таковые безу- 
словно были. 

В ноябре 1924 года ночью с заимки Атама- 
на Анненкова бежали два « вернейших » ка- 
зака-конвойца в Советский Союз... 



В судебном деле Анненкова отведено не- 
сколько страниц его переписке с эмигрант- 
скими антикоммунистическими деятелями. 
Часть переписки была захвачена при аресте 
атамана, большая часть — перехвачена (сня- 
ты копии) советскими агентами. Тут и пись- 
мо от Казакова, главы шанхайской монархи- 
ческой организации •< Богояв.пенское брат- 
ство », от Остроухсза из Харбина, от Н. Мер- 
кулова из штаба войск Чжан Цзслина, от 
генерала Нечаева, полковника Михайлова и 
многих других. 

На допросе 22 апреля 1926 года в Москве 
на Лубянке Анненков показал : 

« В 1924 году я неоднократно получа.л от 
разных лиц предложения участвовать в по- 
литической антикоммунистической работе... 
От Николая Остроухова, который возглавлял 
монархическую организацию и был предста- 
вителем великого князя Николая Нико.лае- 
вича в Китае и от других. Все они зва.ли 



меня возглавить антисоветское движение, 
вести разведывательную работу и партизан- 
ское движение ». 

Но Анненков молчал или отказывался. 
« Он понимал, что имя Атамана Анненкова, 
— писали Мартьяновы, — все еще име.ло вес 
среди всей массы русских эмигрантов в Ки- 
тае и Маньчжурии. Кроме того, он не хотел 
никому подчиняться, а быть по-преж:нему 
Атаманом. Он отказывался и потому, что 
своим отказом надеялся набить себе цену». 

В ноябре 1925 года в Ланьчж;оу приехал 
человек под видом агента английской тор- 
говой фирмы по закупкам пушнины. Жил он 
в лучшем отеле города, сорил деньгами и 
действительно ездил по провинции для скуп- 
ки пушнины. Это бы.и бывший начальник 
личного конвоя Анненкова — Федор Кон- 
стантинович Черкашин. При первой встрече 
с Анненковым (а это была главная цель при- 
езда Черкашина в Ланьчж;оу), Атаман не уз- 
нал своего бывшего конвойца. 

— Здравствуйте, Борис Владимирович ! 
Не узнали меня сразу. Это хорошо. Я на- 
рочно так вырядился : усы сбрил, и бакен- 
барды отрастил — полная конспирация По- 
ручение у меня вам весьма важное. 

— Здравствуйте, Черкашин. Действитель- 
но сразу не узнал, но теперь рад встрече. 
Прошу ко мне. 

Черкашин, действительно, очень изменил- 
ся за это время. Из бравого казака он пре- 
вратился в коммерсанта, самоуверенного, хо- 
леного и нагловатого. Черкашин согласи.лся 
пойти в дом атамана, но заметил : 

— Только надо сделать так, чтобы меня 
не узнали ваши... наши казаки. Особенно 
мой бывший друг Ярков. 

— Ярков сегодня в отъезде, — ответил 
Анненков. — В доме сейчас только повар-ки- 
таец и Денисов. 

В кабинете Анненкова Черкашин открыл 
небольшой чемоданчик, вытряхнул оттуда 
образцы меха и осторож;но вынул с самого 
дна несколько листков бумаги. 

Это бы.по письмо от полковника Михайло- 
ва, начальника штаба группы русских в 
армии маршала Чжан Цзао-лина, бывшего 
начальника штаба одной из дивизий адми- 
рала Колчака. Михайлов предлага.л Аннен- 
кову сформировать отряд партизан для борь- 
бы с Советским Союзом на территории мар- 
шала Чгкан Цзо-Лина и писал, что необхо.ци- 
мые средства и оружие будут даны Аннен- 
кову. 

Черкашин, после того как Анненков прочи- 
тал письмо Михайлова, стал рассказывать 
ему но'зости. По поручению Н. Меркулова, 



— 18 — 



он добавил, что сам великий князь Николай 
Николаевич из Франции выразил желание 
видеть именно Атамана Анненкова во главе 
объединенных партизанских отрядов белых 
в Китае. 

— Завтра будет ответ. Встретимся в 9 ча- 
сов утра в семи верстах от заимки, в рощице 
у перекрестка дорог. Там рядом есть селение 
и харчевня, где вам можно переночевать. К 
себе не зеву, не хочу, чтобы видели вас. 

Утром на встречу с Черкашиным Атаман 
привез три письма : полковнику Михайлову, 
Павлу Димитриевичу Иларьеву, с.пуживше- 
му при штабе Чжан-Цзо-лина, и Димитрию 
Иосифовичу Казакову в Шанхай. 

В этих трех письмах Анненков, наконец, 
соглашался на предложение Михайлова при- 



ступить к формированию партизанского от- 
ряда. В письме к Михайлову Анненков до- 
вольно подробно излагал свей план начать 
сбор верных .дюдей в районе Кульджи, где 
имелась большая группа белых бойцов, « хо- 
рошо организованная и не разложившаяся », 
которая держит связь с тайными антисовет- 
скими организациями в Семиречье. 

Повеселевший Анненков, насвистывая, 
скакал к заимке, чтобы еще раз обсудить с 
Денисовым план организации белых парти- 
занских отрядов. Он и не подозревал, что 
эти его три письма не были доставлены адре- 
сатам, а попали в руки чекистов. 

С. Рождественский 

(Продолжение следует) 



НРАВСТВЕННАЯ ПОБЕДА 4-го ДОНСКОГО КАЗАЧЬЕГО КОРПУСА 
НА ЧЕРНОМОРСКОМ ПОБЕРЕЖЬЕ В АПРЕЛЕ 1920-го ГОДА 



Вместо предисловия. — Окончил я Новочеркас- 
ское Военное Уличище портупей-юнкером 1-го окт. 
1914 г. Это был последний выпуск хорун?ких им- 
ператорским приказом. В то время начальником 
Училища был Ген. Штаба генерал-майор П.Х. По- 
пов, командиром сотни юнкеров — войск, старшина 
Дубенцев, сменным офицером — подес. Сучулин, 
который в августе 1914 г. был переведен в Нико- 
лаевское Кавалерийское Училище, и там в первые 
дни революции при восстании рабочих Путиловско- 
го завода был убит (это была первая жертва дон- 
ского казачества в « безкровной революции »), ин- 
спектором классов был Ген. Штаба полк. Цыган- 
ков. По артиллерии — Ген. Штаба полк. Подгорец- 
кий. по администрации — Ген. Штаба полк. Цы- 
гальский, по тактике — Ген. Штаба капитан Чар- 
ноцкий. Как видно по фами.лиям трех последних 
офицеров — все они были польского происхож- 
джения. Позлее, после окончания белого двигкения, 
когда я был в Риге во вновь образовавшейся рес- 
публики Латвии, я читал в местной печати, что все 
они были ближайшими сотрудниками маршала 
Пильсудского и принимали деятельное участие в 
создании вновь образованной Польской республики. 

Я остановлюсь более подробно на личности кап. 
Чернсцкого, человека с ярко выраженным типом 
польско-славянской расы, блондине с аристократи- 
ческими манерами, ловком, стройном, энергичным, 
обладавшим большим знанием русской литерату- 
ры и любовью к ней — он часто приводил приме- 
ры из нея, относящиеся к разным военным собы- 



тиям ,и особенно из Отечественной войны, где кон- 
ница, главным образом казачья, была решающим 
фактором в исходе наполеоновского нашествия. Го- 
ворил он красиво, слегка картавя, не произнося 
« р », но с большим энтузиазмом и подъемо.м. и умел 
приковывать внимание слушателей к тем идеям, 
которые он проводил и которые старался внушить 
юным юнкерам, будующим офицерам донской кон- 
ницы — геройским атакам, победам и точным вы- 
полнениям задач. 

Особенно он подчеркивал идею, что всякий ус- 
пех в военном деле, даже в незначительном по 
своему тактическому заданию « произвести развед- 
ку » зависил от « духа людей » и их начальника, в 
неколебимом желании выполнить во что бы то ни 
стало данную задачу, даже жертвой своей жизни. 
И для примеров , вернее иллюстраций, он обращался 
к русской литературе, к ея лучшим писателям и 
делая выддержки из безсмертного произведения Л. 
Н. Толстого <- Война и мир », превращал свои лек- 
ции в литературный доклад о нравственной силе 
и духе армии. В полной тишине аудитории кап. 
Чарноцкий артистически цитировал слова русского 
гения : « ...И по непределенной таинственной связи, 
поддерживающей во всей армии одно и то же на- 
строение, называемое духом армии и составляющим 
главный нерв войны, слова Кутузова, его приказ 
к сражению на завтрашний день передался одно- 
временно во все концы войска. 

Смысл его слов сообщался повсюду, потому что 
то, что сказал Кутузов, вытекало не из хитрых 



19 



соображений, а из чувства, которое лежало в душе 
главнокомандующего так же ,как в душе каждого 
русского человека. И узнав то, что на завтра мы 
атакуем неприятеля из высших сфер армии, услы- 
шав подтверждение того, чему они хотели верить, 
измученные, без пищи и без отдыха, колеблющие- 
ся люди утешались и ободрялись... Тот, кто посмо- 
трел бы на разстроенные зады русской армии, ска- 
зал бы, что французам стоит сделать еще одно 
маленькое усилие, и русская армия исчезнет, но и 
тот, кто посмотрел бы на зады французов, также 
бы сказал, что русским стоит сделать еще малень- 
кое усилие и французы погибли. Но не французы, 
ни русские не делали этого усилия и пламя сра- 
жения медленно догорало. 

Русские не делали этого усилия, потому что не 
они атаковали французов. В начале сражения они 
только стояли по дороге на Москву, загораживая 
ее, и точно также они продолжали стоять при кон- 
це сражения, как они стояли при начале его. Но 
ежели бы даже цель русских состояла в том, чтоб 
сбить французов, они не могли сделать этого по- 
следнего усилия, потому что все войска русских бы- 
ли разбиты, не было ни одной части войска не по- 
страдавшей в сражении и русские, оставаясь на 
месте потеряли половину своего войска. 

Французам, с воспоминанием всех прежних 15-ти 
летних побед, с уверенностью в непобедимость На- 
полеона, с сознанием того, что они потеряли только 
четверть людей, и что у них еще есть 20-ти тысяч- 
ная нетронутая гвардия, легко было сделать это 
усилие. Французам, атаковавшим русскую армию 
с целью сбить ее с позиций, должно было сделать 
это усилие, потому что до сих пор, пока русские 
как до сражения, загораживали дорогу на Москву 
— цель французов не была достигнута и все их 
усилия и потери пропали даром. Но они не сде.ла- 
ли этого усилия ! 

Некоторые историки говорят, что Наполеону 
стоило дать свою нетронутую старую гвардию и 
сражение было бы выиграно. Но говорят и о том, 
что, если бы Наполеон дал бы свою гвардию, все 
равно-это говорить о том, что бы осенью сделать 
весну. Этого не могло быть ! Но Наполеон не дал 
свою гвардию не потому, что не захотел этого, а 
потому, что этого нельзя было сделать ! Все гене- 
рали, офицеры, солдаты французской армии знали, 
этого нельзя было сделать, потому что упавший дух 
войск не позволял этого ! 

Не один Наполеон испытывал то, похожее на 
сновидение чувство, что страшный размах руки 
падает безсильно, но и все генералы, участвовав- 
шие в походе, все солдаты французской армии, 
после всех опытов прежних сражений, испытывали 
одиноковое чувство уисаса перед тем врагом, кото- 
рый, потеряв половину войск, стоял также грозно 
в конце, как и в начале сражения... Нравственная 



сила французской атакующей армии была истоще- 
на ! 

Не та победа, которая определяется подхвачен- 
ными кусками материи на палках, называемые 
знаменами и тем пространством, на котором стоял!1 
и стоят войска, а победа нравственная та, которая 
убеждает противника в нравственном превосход- 
стве своего врага и в своем безсилии, была одержа- 
на русскими под Бородиным. 

французское нашествие, как разъяренный зверь, 
получивший в своем разбеге смертельную рану, 
чувствовал свою погибель, но оно не могло оста- 
новиться там же, как не могло отклониться вдвое 
ослабейшее русское войско. Французское войско 
могло еще докатиться до Москвы, но там без новых 
усилий со стороны русского войска оно должно бы- 
ло погибнуть, истекая кровью от смертельно нане- 
сенной в Бородине раны ! Прямым следствием Бо- 
родинского сражения было бегство Наполеона из 
Москвы, возвращения по старой Смоленской дороге, 
гибели 500-тысячного нашествия и гибель Наполео- 
новской франции, на которую в первый раз под 
Бородиным была наложена рука сильнейшего ДУ- 
ХОМ противника ! » 

Эти цитаты, прочитанные кап. Черноцким, нав- 
сегда запечатлились в памяти каждого из нас 
юных юнкероЕ,и, как скрижали, высеченные на 
мраморе со священными словами заповеди, нав- 
сегда остались девизом в нашей будующей военной 
жизни ! 

Оглядываясь на далекое прошлое 1-ой Мировой 
войны, первые кровополитные бои в Галиции, ко- 
гда наша 3-я дивизия шла на левом фланге 3-й 
Армии ген. Радко-Димитриева, начиная от Любли- 
на, Львова, Перемышля, Ясло, Кросно, Новый Сан- 
дец, потом зима на высотах Карпат, лето 15-го года, 
когда Гиндембург у Горлицы нанес удар, принудив 
русских к отступлению, северо-западный фронт 
по Двине ,поз>ке юя^нее Двинска в болотах Бело- 
руссии, переброска на Южный фронт в Румынию, 
переправа через Дунай у Исакчи, где еще в 1877 
году наши деды переправлялись через Дунай во 
имя спасения наших « братушек » — болгар, кото- 
рые теперь в Добружде встретили нас ураганным 
огнем из наших же 3-ех дюймовых орудий, и на- 
конец Бессарабия, где застала нас российская « без- 
кровная революция » ! 

На всем протижении моей военной службы, вна- 
чале как младший офицер, позже адъютант по.лка, 
я наблюдал и убеждался, что кагкдый наш успех 
исключительно зависел от состояния духа людей 
и их непоколебимой воли достигнуть поставленной 
цели ! 

Мы знаем, что в армии были воинские части 
с выработанной в людях « железной волей », в 
презрении к смерти, как например « Железная ди- 
визия » ген. Деникина в знаменитом Луцком про- 
рыве, руководимым нашим героем Атаманом Ка- 



— 20 — 



лединым. Были также и « батальоны смерти »... 

Но особенно играл решающую роль этот несокру- 
шимый дух мужества, желание сопротивления врагу 
в гражданской войне.когда люди, обуждаемые чув- 
ством опасности, грозившей их идеалам, их дому, 
имуществу, семье, их жизни, без всяких принужде- 
ний или приказов сами поднимались на врага с 
оружием в руках, с одной лишь целью защитить 
свои идеалы, уничтожить врага или умереть !... 

Мы все видели этих героев духа, неоколебимой 
воли и несокрушимого мужества « во дни безвреме- 
нья, в годину смутного развала п падения духа »... 
этих « зипунных рыцарей былых, полившей кро- 
вью молодецкой, усеявших казацкими костями 
простор зеленый п родной... », как писал наш дон- 
схой поэт Федор Крюков, Усть-Медведицкой ога- 
ницы, кой страничник... 



5-го марта, после оставления Екатеринода- 
ра, 4-Ы11 Донской Корпус перешел реку Ку- 
бань и, круто повернув влево, по лестным 
дорстам направился к Ходыженской стан1;це, 
Хотинскому прева.пу и далее на Туапсе. Ча- 
сти шли в полном порядке, полками, сотня- 
ми, как будто это было обычное передвиже- 
ние Корпуса, но казаки были сурово-молча- 
ливыми, без песень, без обычных шуток... 
Слышали о « зеленых », с это никого не 
безпокоило, ибо все знали, что это были 
« шкурники » и дезертиры, занимавшиеся 
грабегком и воинской части угрозы не пред- 
ставлявшие. 

В Туапсе, нам офицерам, как и казакам уже 
было известно, что туда прибыл из Крыма(?) 
командующий Кубанской Армией ген. Ула- 
гай, и что обсуждался вопрос о дальне11шей 
судьбе, как Кубанской Армии, так и Дон- 
ского Корпуса. Решено было двигаться да.пь- 
ше на Сочи, Адлер к грузинской границе. 
Там была последняя пядь земли, на которй 
сосредоточились, прижатые к морю Кубан- 
ская Армия и наш Донской Корпус. Вскоре 
всем нам, как офицерам, так и казакам стало 
известно, что начались вестись переговоры 
с красными о « капиту.пяции » на милость 
победителя... 

Нам, пережившим первые дни рево.пюции 
и видевшим своими глазами, как солдаты 
той великой Императорской армии, которая 
была грозой всех западных наций, зарази- 
лись « алей чумой », распространившейся на 
всю армию и превратившую ее в толпу 
мятеж;ников, митингующих бунтарей и про- 
сто в озверевших дикарей — все это хорошо 
помнилось. И теперь перед нашиим глазами 
картины прошлого повторялись : в Кубан- 



ской Армии — митинги, бурные обсуждения, 
переговоры, посылки « делегатов » к крас- 
ным, их возвращение... Кушали белый хлеб 
14... бросали оружие... 

В нашем Донском Корпусе — « напряжен- 
ное спокойствие ». Все офицеры на своих 
местах, все и они и казаки наблюдали за 
происходящим. Все видели и знали, что 
происходит что то важное, решительное, но 
ни одного слова ропота, сомнения, неудоволь- 
ствия, непослушания своим нача.льникам, ни 
одного вопроса « а что будет дальше? », ибо 
.люди мспча, сознавали свое положение, но 
никто не хотел склонить голову перед вра- 
гом, которого он ненавидел всем своим су- 
ществом на протяжении трех лет неравной 
кровавой борьбы. Эти простые казаки-герои, 
Ееликогс духа и мужества, какими были в 
начале борьбы с красными, такими же и 
остались до самого конца на этом малень- 
ком клочке Черноморского побережья, и 
прижатые к морю, не склонили свою гордую 
голову перед тем врагом, которого они би.ли 
в неравной борьбе против насилия и безпра- 
вия, истекая кровью за свободу... И в этот 
последний трагический момент знали все 
офицеры и казаки, что все что угодно, но 
только не сдача на « милость победителя », 
ибо дух Донского Корпуса не был сломлен 
и нравственная сила его была несокрушима... 

На рейде у Ад.лера стоял пароход « Беш- 
тау ». Всем было видно, что времени от вре- 
мени от берега отплывала лодка с двумя, 
тремя офицерами кубанцами... Лодки плыли 
к пароходу. На берегу, все лодки рыбаков 
были реквизированы, у них были поставле- 
ны караулы. И было яснс, что командный 
состав Кубанской Армии « в одиночку » по- 
кидал свои части. 

Если капитан тонующего корабля обязан 
оставаться на своем посту, пока все пасажи- 
ры не будут спасены, то и командующий Ар- 
мии и весь высший командный состав и по- 
давно не мсгли бросить свои части, только 
для своего личного спасения, бросив на про- 
извол судьбы свои войска... А то, что мы 
видели производило гнетущее впечатление : 
Кубанская Армия была фактически брошена 
своими командирами и обречена на анархию 
и безвластие... 

20 апреля 1920 г., рано утром, на рейде 
Адлера « Бештау » уже не было, но всем 
было известно, что Кубанский Атаман Бу- 
кретсв с высшим командованием покинул 
Кубанскую Армию на произвол судьбы. 

Казалось, что и 4-ый Донской Корпус на- 
ходился в безвыходном полоясении, но со- 
вершилось чудо, как и в отдаленные вре- 



— 21 — 



мена, когда казаки в осажденном Азове, 
истощенные до последней степени, после об- 
щей молитвы, в ночь под 1-ое октября 1641 
года пошли на последнюю вылазку, чтобы 
умереть в бою, а не сдаться врагу. Шли они 
на верную смерть, но ссверщилось чудо, они 
нашли турецкий лагерь пустым, турки сняли 
осаду. Так и 20 апреля, рано утром совер- 
шилось чудо : моросил мелкий, теплый, ве- 
сенний дождик. На море как бы легкий ту- 
ман... Но вот вдали на его гладкой поверх- 
ности зоркие взгляды казаков увидали три 
точки, котсрые постепенно увеличиваясь по 
мере приближ;ения, приняли контуры воен- 
ных судов направлявшихся к берегу немного 
юж;нее Адлера. Вскоре они бросили якорь 
в полкилометра от берега, от них подошли 
три моторные лодки и английские матросы 
стали предлогать садиться в них для пере- 
возки на суда. 

Погрузка 4-го Дон. Корпуса произошла у 
рыбацкого поселка Новый Город, в 3-4 вер- 
стах на восток от Ад.чера. На море — пол- 
нейшее затишие без всякого волнения, кате- 
ра быстро подходили к берегу, покрытому, 
гравием, быстро наполнялись людьми и не- 
медленно отходили. Все происходило в пол- 
ном порядке. 

К пслудню подошел большой транспорт- 
ный пароход « Россия », погрузка на него 
продолжалась до вечера, был погружен весь 
Донской Корпус, все донские беженцы и 
много калмыков с их семьями. К вечеру по- 
дошел еще один пароход, кажеться « Дон », 
но не могу точно утверждать его название. 
На него начали грузить 3-юю Кубанскую 
дивизию ген. Бабиева и всех казаков кубан- 
цев, не желавших сдаваться красным. 

Поздно вечером « Россия » и английский 
крейсер ушли в море и следующим утром 
около 8-и часов утра были уже в Крыму на 
рейде Феодосии. Говорили, что и второй 
пароход производил погрузку даже ночью и 
оставался у Адлера до утра следующего дня, 
то есть 21 апреля. Грузил он кубанцев и 
только к полудню, на половину пустой он 
ушел от побережья, очевидно уже занятого 
передовыми частями красных... 

Занимая скромный пест командира сотни 
в Дон. Корпусе, я ничего особенно нового в 
« стратегическом масштабе » сообщить не 
могу, но рассказываю то, что было записано 
в моем дневнике, то что я видел и что нав- 
сегда запомнил. 

Прочитав в « Род. Крае » очерки полк. 
Елисеева « Трагедия Кубанской Армии », я 
далек от мысли в чем либо упрекать или тем 
более обвинять этого офицера-героя, коман- 



дира высшего ранга, который не последо- 
вал примеру своих высших коллег, покинув- 
шим под покровам ночи свои части, но ос- 
тался на своем посту со своими казаками и... 
испил с ними чашу великих испытаний, уни- 
жений, страданий, как физических, так и мо- 
ральных. 

С тех пор прошло более полустолетия, не 
мало было написано об этом жутком периоде, 
но никто не указал, что причиной этой тра- 
гедии было позорное бегство под покровом 
ночи на пароходе « Бештау » лиц. возглав- 
ляющих Кубанскую Армию и всего ея выс- 
шего командного состава. 

Мне хочется найти объяснения некоторых 
событей того времени, уточнить их, дабы это 
могло послужить будующему историку, най- 
ти истинную причину этой х:уткой трагедии 
Кубанской Армии, Далее я излагаю описание 
некоторых фактов, которые могут объяснить 
многое. 

1. « Бештау » покинул рейд Адлера в ночь 
с 19-го на 20-ое апреля в час ночи. Не три 
английских военных судна : крейсер « Маль- 
борук » и два миноносца бросили яксрь в 
3-ех верстах от Адлера по направлению к 
грузинской границе, близь рыбацкого посел- 
ка « Новый Город » в 500 метрах от берега. 
При абсолютно спокойном море с них были 
спущены катера и было немедленно присту- 
плено к погрузке казаков Донского Корпуса, 
в их числе был и пишущий эти строки. Это 
было ровно в 7 часов утра 20 апреля ! 

Из этого следует, что если кубанский Ата- 
ман Букретов не покинул бы Адлера на 
« Бештау » и весь командный состав Кубан- 
ской Армии находился бы на своих местах, 
как это было в Донском Корпусе, можно 
было с уверенностью утверждать, что ника- 
кой трагедии не было бы ! 

Более того, когда я с казаками попали на 
крейсер, нас расположили на носовой его 
части под 12-ти дюймовыми орудиями, по- 
крытыми брезентовыми чехлами, но когда 
около 9 часов утра в западной части Адлера, 
ПС шоссе Адлер-Сочи послышалась си.льная 
пулеметная стрельба, нас всех немедленно 
переместили в центр судна, с орудий были 
сняты чехлы, двойные дула орудий были 
направлены в сторону Сочи и все было при- 
готовлено к открытию огня. Я спросил по 
французски у английского офицера « могут 
ли они открыть огонь? », на что он мне от- 
ветил, что имеет приказание « заградитель- 
ным огнем с5езпечить погрузку войск ;>. 

Немного позже, около 10 часов утра при- 
был транспортный пароход « Россия », на ко- 
торый также немедленно началась погрузка 



22 



казаков Донского Корпуса и отдельных 
групп кубанцев. 

Из всего стого видно, что пароходы для 
погрузки прибыли, что погрузка была обез- 
печена английским флотом, что арьергард 
дивизии ген. Морозова, находившийся под 
Сочи в 40 верстах от Адлера, в случае необ- 
ходимости, если бы красные попытались бы 
помешать погрузке, мог бы легко их сдер- 
жать, сил на это было достаточно, даже если 
бы на погрузку понадобилась бы целая не- 
деля, в течении которой все наши войска 
были бы погружены. 

Некоторое недоумение вызывают снова 
полк. Елисеева : « Рано утром 20 апре.пя, пер- 
вый мей взгляд был на Адлер с хребтика 
гсры... Глянул и похолодело сердце !... На 
мере пслная гладь и нет « Беи1тау » ! » Это 
верно, « Бештау » на рейде не было, он 
ушел в море в час ночи. Но по рейду, в трех 
верстах к востоку от Адлера уже стояли три 
военных английских судна, о которых я пи- 
сал выше, море на редкость было спокойным 
и видимость была на 10-15 километров. Кро- 
ме того у полк. Елисеева был биноколь Цей- 
са, который он позже был принужден сдать 
красным и поэтому он легко мог видеть эти 
судна, на которые уже началась погрузка 
донцов. 

2. Далее полк. Елисеев пишет : « Скачу 
туда (в Адлер) верхом. В штабе жуткая ти- 
шина... Полковник Певнев объяснил, что 
Атаман Букретов, все генера.т1ы и штабы 
нсчью выехали на пароходе « Бештау ». 
Власти над армией никакой... » Но в это 
вргмя через Адлер проходили донские пол- 
ки : Калединский, Платовский и Назаров- 
ский, шли они к местечку « Новый Город » 
в 3-ех верстах от Адлера на погрузку. Стран- 
но, что полк. Елисеев не заметил это дви- 
жение Донского Корпуса и в своем описании 
этого жуткого последнего момента ни словом 
не обмолвился о нем, как будто бы его и 
не существовало. 

Затем он сообщает, что пслк. Певнев пре- 
дложил ему создать « военный комитет », но 
он отнесся к стому несочуственно, так как 
« ждал пароходов в Крым, как обещал на во- 
енном совете полк. Дрейлинг ». Но в это вре- 
мя пароходы уже стояли на рейде близь Ад- 
лера и целый день шла погрузка Дон. Кор- 
пуса и нельзя допустить, что бы об этом не 
было бы известно в Кубанской Арми11, тем 
более, что также грузились и кубанцы, не 
желавшие сдаваться красным. 

Весь день 20 апреля пока шла погрузка 
Дон. Корпуса, пслк. Елисеев в это время вел 
переговоры по телефону с ген. Морозовым, 



которому Атаман Букретов при своем отъ- 
езде поручи.л вест11 переговоры с красным 
командованием и который был фактически 
« в полном послушании красных » По.пк. 
Елисеев пишет ; « От ген. Морозова, из под 
Сочи получен приказ : « командировать в 
Сечи, в красную армию по одному офицеру и 
сдному уряднику от по.ика при холодном 
оружии и без погсн ». затем получен от него 
новый приказ : « Все оружие сложить в по- 
рядке у шоссе. 22 апреля пройдет бата.пьон 
красных для занятия постов на грузинской 
границе ». 

Из этого следует, что красное командова- 
ние 20-го и 21-го апреля не решалось на на- 
ступление; оно безусловно знало о прибытии 
английской эскадры и начатой ею погрузки 
казаков, и ведя переговоры и отдавая при- 
казы через ген. Морозова, который выпол- 
нял все по их указниям, — по прежнему за- 
нимало Сочи в 40 верстах от Адлера. 

3. Пессимистически полк. Елисеев закан- 
чивает : « факт остается тот, что Кубанской 
Армии в самые трагические дни ея гибели, 
руки помощи из Крыма не последовало... ». 
Но в действительности прибыла английская 
эскадра с приказанием « прикрыть погрузку 
войск огнем крейсера », пришел пароход 
« Россия », куда грузились Донской Корпус, 
беженцы, калмыки, кубанцы не поже.павшие 
сдаваться красным, вся 3-я дивизия ген. 
Бабиева и др. Пришел и другой транспорт- 
ный пароход, который грузил казаков в ночь 
с 20 на 21 апреля, оставаясь на рейде близь 
Адлера и ушедший 21 апреля полупустым. 

4. Когда Кубанская Армия уже « сложила 
оружие » и двигалась по дороге на Сочи, как 
« пленные », полк. Елисеев писал : « Слева 
было открытое Черное море... Вдали на го- 
ризонте очень тихого моря показались дым- 
ки... их пять или шесть... Дымки постепен- 
но увеличивались и уже ясно были видны 
корабли, идущие к нам, к берегу, хиироким 
фронтом ! По ним с берега, где тс, разда.лись 
орудийные выстрели красных... Большой 
нсдо.пет ! И на глазах казаков, прокрейсиро- 
вали, мон^ет быть с псччаса времени, и тихо 
стали отходить за горизонт, скры.иись от 
нас !... За ними вслед послано проклятие в 
Крым, ибо он не выслал своевременно пере- 
возочные средства... » 

Из этого видно, что пароходы из Крыма и 
английские суда для их прикрытия были по- 
сланы, следовательно причина трагедии Ку- 
банской Армии была в другом : а именно : 
командный состав ея не был на высоте сво- 
его положения, начиная с Атамана Букрето- 
ва, заявившего « Мы сдаемся, уговорить ка- 



23 



заков оставаться ! », ген. Шифнер Маркевич 
едет уговаривать Линейную бригаду « Сда- 
ваться », ген. Морозов приказывает ; « всем 
офицерам оставаться со всеми своими каза- 
ками, Кубанская Армия должна капитули- 
ровать ! ». В силу этого приказа полк. Ели- 
сеев в своем Лабинском полку заявляет : 
« Приказано оставаться... отступать дальше 
некуда... пароходов из Крыма нет... » 

Ультиматум красного командования от 18 
апреля был просто прочитан « для выпол- 
нения » уже решенного вопроса ! 

Простые казаки-кубанцы не хотели оста- 
ваться, они боялись сдаваться красным. Сии 
не верели условиям сдачи, и странно, что 
именно командный состав уговаривал их 
сдаваться... Парадокс, но это было так ! 

Ведь этот же ультиматум красных о сдаче 
касался также и 4-го Донского Корпуса, но 
там он не вызвал ни замешательства, ни об- 
суждений, сдача красным была для донцов 
неприемлима. 

Уже после сдачи кубанцев красным, когда 
красноармейцы забирали военное имущество 
и лошадей с седлами и отводили в большой 
двор у моря, полк. Елисеев очень наивно пи- 
шет : « О перемирии », прсчитаннс.му нам 
полк. Дрейлингом на военном совете ничего 
не было сказано о лошадях и седлах каза- 
ков. Мы понимали, что из Туапсе, все офи- 
церы и казаки будут распущены по своим 
станицам и займуться мирным трудом. Про- 
изошел обман, недоговоренность, скрытнось 
с обоих сторон и наша наивность... » 

Как мог командный состав кубанцев, офи- 
церы, могли поверить какому тс ультимату- 
му красных « о перемирии » ? Даже рядовые 
казаки Донского Корпуса, все говорили что 
« все это — ложь и обман ! » Ведь вся идея 
борьбы против большевиков была борьба 
проти лжи, беззакония и насилия. И уже в 
первые день сдачи кубанские офицеры поня- 
ли свою ошибку. Полк. Елисеев пишет : « Го- 
ре побежденному !... Стыдно и позорно, но 
нас жлало что-то еше худп1ее... Подхожу к 
офхщерам, вид у них растерянный... Сидя в 
их кр5'гу, я рассматривал лица друзей и со- 
слузкивцев... Все они в панике и клянут тот 
час, когда согласились сдаться... » 

Быстро пришло отрезвление и раскапва- 



ние ! И не только раскаяние, но и упрек выс- 
шему командованию. Полк. Елисеев вспоми- 
нает, что еще за два месяца до этой трагедии 
ген. Науменко, командир 2-го Кубанского 
Корпуса приказал объявить в сотнях, что 
« офицеры никогда не бросят своих казаков 
и, если потребуется — разделят с ними их 
судьбу пслнсстью ». А командующий Кубан- 
ской Армией ген. Улагай в то?ке время ска- 
зал : « Вашу кровь и стойкость никогда не 
забудет Кубань ! ». И... вот « вот теперь за- 
были и бросили в самые трагические дни их 
бытья » с вполне понятной горечью закан- 
чивает свое грустное повествование полк. 
Елисеев. 

В его очерках мы видели внутреннее, глу- 
бокое переживание офицера высшего ранга, 
героя трагедии, которую он стойко и мужест- 
венно перея^ил, оставаясь верным своему 
долгу и оставаясь на своем посту. 

Но еще больше были переясивания и мо- 
ральные страдания рядовых казаков, кото- 
рые на протяжении трех лет кровавой борь- 
бы, слепо и беззаветно верили своим офице- 
рам, геройски жертвуя своей жизнью, по- 
крывая своими костями необятные просторы 
юга России, Дона, Кубани... А здесь на клоч- 
ке Черноморского побережья, прижатые к 
морю, увидали воочию, что те, кто возглав- 
лял, воодушевлял, руководил эту безпример- 
ную, в истерии неравную борьбу, под покро- 
вом ночи позорно их покинули и бросили на 
произвол судьбы ! В отчайнии эти простые 
люди — казаки искали какое то спасение, 
ответ или совет у своих же офицеров и слы- 
шали « Оставайтесь ! »... на волю их злей- 
шего врага. Что думали, что чувствовали, что 
переживали эти простые люди ? И... кто был 
виновником этой трагедии сможет сказать 
безпристрасно и объективно только будую- 
ший историк *). 



Рим. 



Есаул Д. Цпмлов 



*) в последующих мои.х очерках я приведу вы- 
держки из моего дневника, относящиеся к этому 
времени : от падения Екатеринодара 5 марта 1920 г. 
и отступление 4-го Донского Корпуса до его по- 
грузки у Адлера. — Д. Цимлов. 



— 24 



из ПРОШЛОГО 



(Матвеев Курган) 

(Продолжение № 105) 



Наконец теперь имею время, чтобы узнать, 
чтс за часть защищает Матвеев Курган и 
вообще общую обстановку. Мне говорят : 
« Здесь костяк будующего пехотного полка. 
Сн поделен на роты, количество людей в ро- 
тах от 16 до 30 человек. Состав почти сплошь 
офицерский. Наш левый фланг охраняет 
наш « бронепоезд » — это простая ?келезно- 
дорожная платформа, обшитая двумя ряда- 
ми досок, промежуток между которыми за- 
сыпан Ж. Д. шлаком, ПО' бокам и впереди 
сделаны прорезы для пулеметов, а паровоз 
водит инженер путей сообщений. Пря.мо пе- 
ред нами лежат наши цепи, а правый фланг 
охраняет маленький конный партизанский 
отряд « Белого дьявола » — сотника Грекова. 

Впереди была слышна только редкая пе- 
рестрелка — Семенов берег снаряды. Я по- 
лез на крышу, чтобы осмотрется. Налево 
была большая долина и только верстах в 
пяти начинались бугры. Впереди с левой сто- 
роны между крышами домов виден ЖД 
путь, поперек которого видно на снегу нашу 
довольно редкую цепь, а за ней цепь крас- 
ных. Прямо вперед видимость закрывалась 
крышами домов и только в одном месте, в 
улицу, тоже были видны цепи. Направо по 
поднимающемуся склону были расположены 
дома и видимости не было. « Смотрите, наш 
бронепоезд пошел в бой » — сказал сидящий 
ее мной на крыше наблюдатель. Действи- 
тельно паровоз толкая впереди себя плат- 
форму двигался вперед. Большевики бро- 
сились от полотна ЖД, а платформа остано- 
вилась там, где они только что лежали и от- 
крыла огонь из пулеметов вправо и влево, 
во фланг цепи. Через некоторое время плат- 
форма вернулась, у нас там потерь не было. 

День проходил спокойно и в разговоре я 
упомянул о моем довольно щекотливом по- 
ступке с вольноопределяющейся Нюсенькой. 
« А знаете, у нас в цепи тоже лежит женщи- 
на — баронесса Бодэ — сообщил мне мой со- 
беседник — История ея такова : на их име- 
ние, где жили отец, мать и две взрослые 
дочери напала банда. Отца с матерью при- 
вязали к креслам, а дочерей начали насило- 
вать на глазах у родителей. Разграбив име- 
ние, отца, мать и одну из дочерей добили, а 
другую бросили, считая ее мертвой. После 
ухода банды вернулась перепуганная при- 
слуга, убитых похоронили, а недобитую за- 



бра.па к себе на отдаленный хутор преданная 
ей горничная и там ее выходила. Поправив- 
шись, баронесса, узнав что на Дону еще нет 
большевиков, переодевшись в платье кре- 
стьянки добра.лась туда, когда там то.пько 
начала формироваться Добр. Армия. Явилась 
в штаб и, рассказав обо всем, заявила : 
« Жить я больше не могу — не чем. Покон- 
чить с собой не позволяет мне моя вера, а 
хочу, чтобы меня убили. Прошу зачислить 
меня в ряды, но не сестрой милосердия, так 
как вот этого милосердия у меня совершенно 
нет, а рядовы.м бойцом ». Начальство подума- 
ло, поговорило и, хотя это было связано с 
некоторыми неудобствами, зачислило ее в 
часть. Вот на днях когда наша цепь пере- 
бежками наступала на станцию Ряженое, ко- 
манда « Цепь ложись... >, а она не слушая, не 
останавливается и бежит вперед. Пришлось 
ей пригрозить, что ес.пи не будет слушать 
команду от ее отчислят от части ». 

На следующий день откуда то справа на- 
чала бить гранатами по нас батарея крас- 
ных, которой до сих пор у них не было. Она 
обстреливала наши цепи, поселок и почему 
то пристрелялась к площади впереди нас, и 
когда ее перебегал какой то ординарец, то 
получалось впечатление, что она обстрели- 
вает одного человека. Он перебежал ее бла- 
гопополучно, но наш телефонный провод 
был перебит. Два телефониста были у Семе- 
рюва и един на взводе. Последний сейчас же 
вскочил и побежал по проводу, но не добе- 
жал и до середины площади, как разорва- 
лась граната и он схватившись за плечо за- 
бежал за дома. Мелькнула мысль : на взво- 
де сейчас точный разсчет номеров, и свобод- 
ных людей нет, а что собственно говоря я ? 
— Фиктивный командир взвода, ну я и 
должен заменить телефониста и исправит 
провод. Через секунду я уже бежал вдоль 
провода, нашел разрыв, связал и уже на- 
правился обратно, как близко разорвавшей- 
ся гранатой меня кинуло на землю. До взво- 
да я добрался благополучно. 

На второй день вечером нам сообщили, что 
в нашем тылу станции Неклиновка и Ряже- 
ное заняты неожиданным налетом красных 
и что фактически мы окружены. На следу- 
ющий день мы определили, что цепи крас- 
ных за ночь очень пополнились и теперь 
достигли невероятной густоты. Началась уже 



25 



не перестрелка, а бой, Семенов уже не жалел 
снарядов, но приблизительно через час вы- 
яснилось, что наши цепи отходят — слиш- 
ком явно колосальное неравенство сил. Вот 
красные уясе входят в мертвое пространство 
и мы уж;е не мо?кем поддерживать нашу 
пехоту. Семенов с телефонистами приходит 
на взвод, красные пулеметы так по ним при- 
стрелялись, что они ели унесли ноги. Уже 
видны наши цепи на окраине села, входящие 
в улицы. Обращаюсь к Семенову : « Разре- 
шите спросить вашего совета, как нужно 
поступать в данном случае ? » 

« А что же, приказа отступать не было, 
когда наши пройдут, мы встретим красных 
картечью, а потом — он вынимает из кобы- 
ры револьвер и осмотрев его добавляет — 
последнюю рекомандуется оставить себе... » 

Но что это ? В нашей цепи впереди слышен 
взрыв смеха, смеются по крайней мере чело- 
век пятнадцать. Смеяться в это время ? Мы 
с удивлением переглядываемся. В следую- 
щий момент слышно Ура ! Ура !.-. Наш на- 
блюдатель с крыши кричит : « Красные бе- 
гут, найти их преследуют ! » Семенов бежит 
на наблюдательный пункт и минут через де- 
сять мы снова открываем стрельбу по бегу- 
щим красным. Положение полностью возста- 
новлено, даж;е перестрелки почти нет. Как 
ни стране, но так сложились обстоятельства 
что ни в этот день, ни в следующие, я ни с 
кем не говорил о причине смеха и вообще 
перелома на фронте. Лишь много позясе, уже 
после возвращения из Ледяного Похода мне 
удалось встретить одного офицера, который 
хотя и не участвовал в бою псд Матвеевым 
Курганом, но знал кап. Семенова, пор. Эд- 
диса и еще несколько офицеров участников 
этого боя. От них он слышал, что виновни- 
цей смеха и изменения общего положения 
была баронесса Бодэ. При отходе она была 
легко ранена в кисть руки и завалившись в 
какую то ямку решила руку перевязать, а 
когда окончила перевязку и поднялась, то 
увидела, что наша редкая цепь уже отошла, 
ее не заметив и оставив одну. Тогда, под- 
нявшись она выразила свое мнение об от- 
ступающей офицерской цепи в таких выра- 
жениях, что все услышавшие ее расхохо- 
тались, а полковник, командовавший этим 
отрезком цепи, с возгласом : « После того как 
женщина нас так обозвала — жить нельзя. 
Вперед, за мной — Ура ! » И все, еще со сме- 
хом бросились вперед, а следуя их примеру 
поднялась и пошла вперед и вся цепь- Боль- 
итевики, совершенно этого не ожидавшие, 
бросились бежать, даже не стреляя. Смех в 
цепи я слышал сам, а причину его передаю. 



как мне рассказывали, не считаю это вполне 
возможным. 

В этот ж;е день или на следующий, точно 
не помню, под вечер пришел приказ отхо- 
дить. Есть картинки, которые так запоми- 
наются на всю жизнь, что не смотря на много 
прошедших лет их можно вытянуть из па- 
мяти, как цветную фотографию и посмо- 
треть. Так вот вижу, как из боковой улицы 
вылетают наши передки, впереди них взрыв 
гранаты и среди дыма вижу этакого драко- 
на : две оскаленные лопгадинные морды 
взвившихся на дыб